"Нас устроит любой ответ," - Роман Носиков о суде над Америкой

7 декабря 2018 г. 13:18:26

Нынешнее время не скупится на страшные — страшные и смешные — зрелища. Нам показывают невероятные кульбиты западных мнений: от сопливого умилительного гуманизма до полного расчеловечивания секундой позже.

Тут и сидение на двух стульях — когда жадность и гордыня заставляют разум растягиваться в вандаммском шпагате между выгодной войной и возмущением от беженцев.

Тут и двоемыслие, требующее мгновенно забывать факты, места, обстоятельства, людей — и помнить то, чего не было и даже кого не было.

Тут и шизофрения борцов против фашизма, кричащих «хай живе Гитлер!», и мания величия с «исключительностью», и паранойя с «русским вмешательством повсюду», и галлюцинации про «руку Кремля».

Ах, где же старые добрые, такие уютные и понятные, такие простые и честные двойные стандарты? Привычные, как протертая кухонная клеенка? Они потускнели и потерялись в этом фейерверке в нашу честь.

Запад шествует в карнавале. Гремит вся музыка сразу: бравурные марши о походах на Восток и похоронные — о растоптанных нами надеждах, и мазурки с вальсами, и ча-ча-ча, а кто-то уже дает гопака.

Все одновременно рыдают и смеются, угрожают и пугаются. Сочетание противоположных, несочетаемых эмоций вызывает в шествии судороги. Со временем они, обретая ритм и какой-то посторонний внешний смысл, превращаются в кривляющийся танец.

Разве можно жаловаться на недостаток зрелищ в нашем положении — положении страны, оказавшейся главным зрителем этого яркого праздника?

Единственное, в чем мы действительно ограничены, так это в возможности взаимодействовать с этим западным буйством. Мы не можем поставить его на паузу, как-то его изменить или ограничить. Мы не можем ни о чем их спросить: слов уже не расслышать. Точнее говоря, мы не можем заставить их реагировать на наши вопросы.

Пока что не можем, в большинстве случаев. Но иногда нам удается.

Федеральное агентство новостей, то самое, на странице которого вы читаете этот текст, некоторое время назад в рамках борьбы США с «русским вмешательством в выборы» потеряло все свои публикации и аккаунты в Facebook. Он просто уничтожил все наши аккаунты.

Обычный человек или небольшая фирма, скорее всего, ничего не смогли бы сделать. Но ФАН — большое агентство. Мы подали на Facebook в американский суд — по месту нахождения ответчика.

Одновременно с ответчиком там, в Калифорнии, как нам всегда рассказывали, проживают ум, честь и совесть планеты Земля — в лице Главной демократической нации, с непревзойденными принципами, ценностями и идеалами.

Эти идеалы и ценности — они как золотой запас США. Все о нем знают, и это знание влияет на все вокруг: на политику, экономику, прогнозы, инвестиции, котировки… Но никто его не видел. Они как Бог для Церкви: на Нем все держится, а если Его убрать — исчезнет стержень для остального.

В этой-то вере в Америку и коренится проблема.

Наши сердца уже заняты верой — в Бога, в Россию, друг в друга, в Светлое Будущее, в Алису Селезневу… А все остальное мы хотим знать. Видеть, осязать, щупать. Мы — Фома Неверующий. Можно, мы вложим персты в твои принципы, идеалы и ценности, Америка?

Специально для этого ФАН нанял хорошего американского жреца идеалов и ценностей — адвоката международной юридической компании Whiteford, Taylor & Preston L.L.P. Денниса Бойла. С его помощью мы и будем проверять, кто это там пляшет перед нами в маске американской демократии, пострадавшей от вмешательств русских. Кто это корчит рожи от имени честной судебной системы.

Бойл поможет нам вложить персты в твои, Америка, раны по самый локоть — и узнать, есть ли у тебя сердце.

И знаете, что? На этом суде над Америкой нас устроит любой ответ.

Потому что если там есть что-то, напоминающее рекламируемые Америкой ценности, значит ей рано или поздно придется остановить свой карнавал и защищать эти ценности всерьез. А это означает вступить в следующий за карнавалом сорокадневный пост. Время предельной серьезности и честности. И тогда мы победим.

Или же выяснится, что ничегошеньки там нет. Не было совсем — или как-то утряслось, усохло. Сломалось или потерялось. Так вот, если за маской ничего нет, то нет и того порядка вещей, который благословлен ничем и построен ни на чем.

А значит, ничего, кроме карнавала, у Америки нет. И в сорокадневную кварензиму вступать некому. И тогда карнавал не остановить. А по законам карнавала, его король всегда умирает.

В итоге этот нескончаемый карнавал перейдет в макабр — пляску смерти. И в это мы уж точно не будем вмешиваться, да и не сможем. Мы сможем только наблюдать.

Пусть мертвые хоронят мертвецов. Мы-то — живые.


Источник