Барзани переигрывает Эрдогана – и не только его

Станислав Тарасов

7 июля 2017 г. 12:37:41

Мировая дипломатия опаздывает с решением проблем стабильности на Ближнем Востоке

Масуд Барзани показывает границы

=

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пригрозил «курдской администрации Ирака», что та еще пожалеет в случае проведения референдума о независимости, пишет турецкая газета Yeni Şafak. Как сообщает издание, Эрдоган назвал это решение ошибочным. По его словам, в настоящее время Эрбиль не готов к проведению референдума о независимости. «Для Турции приоритетом является целостность Ирака. Решение о проведении референдума о независимости Курдской автономии означает начало распада Ирака», — сказал турецкий президент.

Сразу обозначим озвученные Эрдоганом тезисы, которые высвечивают не только главные особенности политики Анкары на этом направлении, но и выявляют способности глубинного проникновения в формирующуюся новую геополитическую ситуацию в регионе. Итак, президент Турции назвал Эрбиль «курдской администрацией Ирака». Но еще совсем недавно Анкара поддерживала автономию, не опасаясь идти на осложнения с Багдадом. В середине ноября 2013 года Турция и руководство Курдской автономии в Ираке достигли договоренности по проектам в нефтегазовой сфере, согласно которым нефть из Северного Ирака будет поступать через Турцию в страны Европы. Эрбиль объявил, что готов запустить трубопровод, через который будет прокачиваться нефть в Турцию и Европу. Было очевидно, что, выстраивая торгово-экономические отношения с Курдской автономией в Ираке в обход Багдада, Анкара укрепляла иракских курдов.

Турецкие высокопоставленные чиновники являлись частыми гостями Эрбиля и не считали нужным информировать об этих визитах центральное правительство Ирака. Эрдоган еще будучи главой правительства впервые за долгие годы молчания использовал понятие «Курдистан». В феврале нынешнего года в Турции разразился большой политический скандал, инициированный лидером партии националистов Девлетом Бахчели, который всегда поддерживал правительство. Дело в том, что во время визита в Турцию лидера курдской автономии в Ираке Масуда Барзани был вывешен флаг Курдской автономии в Ираке. По этому поводу вице-премьер Турции Нуман Куртулмуш говорил, что «ничего необычного в том нет, подобное случалось и ранее», но многие турецкие эксперты пытались определить истинные намерения Эрдогана в отношении Эрбиля.

Аргумент, согласно которому Барзани отказался поддерживать деятельность на территории автономии Рабочей партии Курдистана (РПК), не считается сильным. Существует другая версия, согласно которой Вашингтон якобы обещал передать Эрбиль чуть ли не под протекторатное правление Анкары, что позволяло Турции получить доступ к энергетическим ресурсам северного Ирака. Турцию, потребности которой в энергоресурсах почти на 90% удовлетворяются за счет импорта, такой ход событий мог устраивать. В первую очередь это касается провинции Киркук, где сосредоточены крупные месторождения нефти. Но не получилось, Барзани переигрывает Эрдогана прежде всего из-за сирийского кризиса, в ходе которого стало ясно, что США в борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), стали делать ставку на сирийских курдов.

Теперь президент заявляет о «начале распада Ирака», к чему он сам ранее готовился. В апреле 2017 года Эрдоган жестко осудил политические притязания курдов на Киркук и потребовал спустить в городе флаг Курдистана, пригрозив последствиями. Он и сейчас угрожает Эрбилю, одновременно делая это в отношении и сирийских курдов. Тем не менее глава Курдской автономии в Ираке заявил, что «не отменит» решение о проведении долгожданного референдума о независимости», но «будет стремиться провести его через диалог с Багдадом», чтобы избежать конфликта. В интервью Reuters Барзани уточнил, что сроки по выходу из Ирака после референдума 25 сентября будут «гибкими, но не открытыми», заверил в том, что голосование и сам независимый Курдистан не дестабилизируют регион, несмотря на сопротивление со стороны соседней Турции, Ирана и Сирии, и что «курдское государство» даст полную гарантию этническим меньшинствам, включая христиан, езидов и шабаков.

Более того, недавно Национальный конгресс Курдистана (НКК) обратился с призывом к курдскому народу, ко всем его политическим партиям, движениям и организациям, возобновить работу по подготовке к проведению Общекурдского национального съезда. Помимо того, делегация НКК побывала в Иране в районе проживания курдов и провела в городе Кой переговоры с представителями руководства иранской Демократической партии Курдистана. Говоря иначе, курдское движение расширяет географию своей активности. Поэтому Анкаре непросто будет решать курдскую проблему, имея только силовой сценарий и никаких других вариантов. Это, помимо борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), усиливает напряженность уже на другом направлении.

Конечно, многое в дальнейшем будет зависеть от действий других игроков. Нет сомнений в том, что США хорошо знают об опасности, которую представляет для Турция возможность появления курдской автономии в Сирии. Но Вашингтон идут своей дорогой и трудно предсказать, какие факторы могут обозначить сдвиг в их интересах, хотя в Ираке они настаивают на приверженности федеративного устройства государства. Такое может быть и в Сирии. Россия выступает за сохранение территориальной целостности двух государств. Точно так же ведет себя и Иран, который опасается, что курдская проблема будет экспортироваться на его территорию. Так появляется новая специфика в ситуации на Ближнем Востоке, которая приобретает устойчивый характер.

Сразу обозначим озвученные Эрдоганом тезисы, которые высвечивают не только главные особенности политики Анкары на этом направлении, но и выявляют способности глубинного проникновения в формирующуюся новую геополитическую ситуацию в регионе. Итак, президент Турции назвал Эрбиль «курдской администрацией Ирака». Но еще совсем недавно Анкара поддерживала автономию, не опасаясь идти на осложнения с Багдадом. В середине ноября 2013 года Турция и руководство Курдской автономии в Ираке достигли договоренности по проектам в нефтегазовой сфере, согласно которым нефть из Северного Ирака будет поступать через Турцию в страны Европы. Эрбиль объявил, что готов запустить трубопровод, через который будет прокачиваться нефть в Турцию и Европу. Было очевидно, что, выстраивая торгово-экономические отношения с Курдской автономией в Ираке в обход Багдада, Анкара укрепляла иракских курдов.

Турецкие высокопоставленные чиновники являлись частыми гостями Эрбиля и не считали нужным информировать об этих визитах центральное правительство Ирака. Эрдоган, еще будучи главой правительства, впервые за долгие годы молчания использовал понятие «Курдистан». В феврале нынешнего года в Турции разразился большой политический скандал, инициированный лидером партии националистов Девлетом Бахчели, который всегда поддерживал правительство. Дело в том, что во время визита в Турцию лидера курдской автономии в Ираке Масуда Барзани был вывешен флаг Курдской автономии в Ираке. По этому поводу вице-премьер Турции Нуман Куртулмуш говорил, что «ничего необычного в том нет, подобное случалось и ранее», но многие турецкие эксперты пытались определить истинные намерения Эрдогана в отношении Эрбиля.

Аргумент, согласно которому Барзани отказался поддерживать деятельность на территории автономии Рабочей партии Курдистана (РПК), не считается сильным. Существует другая версия, согласно которой Вашингтон якобы обещал передать Эрбиль чуть ли не под протекторатное правление Анкары, что позволяло Турции получить доступ к энергетическим ресурсам северного Ирака. Турцию, потребности которой в энергоресурсах почти на 90% удовлетворяются за счет импорта, такой ход событий мог устраивать. В первую очередь это касается провинции Киркук, где сосредоточены крупные месторождения нефти. Но не получилось, Барзани переигрывает Эрдогана прежде всего из-за сирийского кризиса, в ходе которого стало ясно, что США в борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) стали делать ставку на сирийских курдов.

Теперь президент заявляет о «начале распада Ирака», к чему он сам ранее готовился. В апреле 2017 года Эрдоган жестко осудил политические притязания курдов на Киркук и потребовал спустить в городе флаг Курдистана, пригрозив последствиями. Он и сейчас угрожает Эрбилю, одновременно делая это в отношении и сирийских курдов. Тем не менее глава Курдской автономии в Ираке заявил, что «не отменит» решение о проведении долгожданного референдума о независимости», но «будет стремиться провести его через диалог с Багдадом», чтобы избежать конфликта. В интервью Reuters Барзани уточнил, что сроки по выходу из Ирака после референдума 25 сентября будут «гибкими, но не открытыми», заверил в том, что голосование и сам независимый Курдистан не дестабилизируют регион, несмотря на сопротивление со стороны соседней Турции, Ирана и Сирии, и что «курдское государство» даст полную гарантию этническим меньшинствам, включая христиан, езидов и шабаков.

Более того, недавно Национальный конгресс Курдистана (НКК) обратился с призывом к курдскому народу, ко всем его политическим партиям, движениям и организациям, возобновить работу по подготовке к проведению Общекурдского национального съезда. Помимо того, делегация НКК побывала в Иране в районе проживания курдов и провела в городе Кой переговоры с представителями руководства иранской Демократической партии Курдистана. Говоря иначе, курдское движение расширяет географию своей активности. Поэтому Анкаре непросто будет решать курдскую проблему, имея только силовой сценарий и не имея никаких других вариантов. Это, помимо борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), усиливает напряженность уже на другом направлении.

Конечно, многое в дальнейшем будет зависеть от действий других игроков. Нет сомнений в том, что США хорошо знают об опасности, которую представляет для Турция возможность появления курдской автономии в Сирии. Но в Вашингтоне идут своей дорогой, и трудно предсказать, какие факторы могут обозначить сдвиг в их интересах, хотя в Ираке они настаивают на приверженности федеративному устройству государства. Такое может быть и в Сирии. Россия выступает за сохранение территориальной целостности двух государств. Точно так же ведет себя и Иран, который опасается, что курдская проблема будет экспортироваться на его территорию. Так появляется новая специфика в ситуации на Ближнем Востоке, которая приобретает устойчивый характер.

Очевидно и то, что Анкара, как ранее и Багдад, утратила контроль над ходом событий на этом направлении. Кто теперь на очереди и можно ли остановить набирающую силу на Ближнем Востоке геополитическую турбулентность, которая способна перекидываться и на другие страны? Пока экспертами калькулируются варианты действий с точки зрения возможностей внешних держав — как США и Россия — блокировать процессы хаотизации. Работает и формат Россия — Турция — Иран на сирийском направлении, но перспективы работы альянса по будущему административно-территориальному обустройству Сирии пока не определены. Никто не знает, рискнет ли Эрдоган начать войну сразу на два фронта — с сирийскими курдами и Эрбилем — при существующей теоретически возможности объединения усилий вместе с Ираном до завершения борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) или эти процессы будут развиваться параллельно.

К тому же, если Курдская автономия в Ираке проведет референдум по независимости, неизбежно возникнут проблемы ее границ. Но как бы то ни было, все идет пока по сценарию краха регионального устройства, который опережает усилия мировой дипломатии, а Ближний Восток вступает в новый исторический цикл своего развития.


Источник








comments powered by HyperComments