Экономика против Мантурова: над министерством сгущаются тучи

Галина Смирнова

14 июля 2020 г. 12:22:05

Что из того, что есть в каждом российском доме или квартире — отечественного производства? Нужно, видимо, очень сильно постараться, чтобы найти. А почему? И когда произойдет диверсификация? Вопросов к Минпромторгу очень много. Что за и что против Мантурова?

Опубликованный Министерством экономразвития доклад об итогах внешнеэкономической деятельности Российской Федерации в 2019 году дает сразу два повода — один для критики работы Минпромторга, другой для самокритики министра Дениса Мантурова и его команды. Прибегнуть к последней министра призывала глава Совета Федерации (СФ) Валентина Матвиенко в ходе «правительственного часа», на котором господин Мантуров выступал с проектом «О мерах поддержки отраслей промышленности РФ в изменившихся экономических условиях». Проект в итоге был не одобрен Советом Федерации, отправлен на доработку, министра призвали не только критичнее подойти к работе, но и также прозвучали предложения лишить ведомство отдельных полномочий, другими словами разделить функции, которые сегодня конкурируют друг с другом, по сути порождая конфликт интересов. В общем, речь может зайти о реформировании ведомства, по факту — уже зашла. Так сенатор Андрей Кутепов высказывал мнение о том, что министерство «регулирует и одновременно контролирует все отрасли промышленности — от легкой до авиастроения, торговлю внешнюю, внутреннюю и электронную. Все это может привести к внутриведомственному конфликту, потому что цели и интересы у торговли и промышленности разные», предположив, что ведомство «совмещает в себе более 25 советских министерств». Можно прислушаться к слухам и решить, что сенатор заинтересован в реформировании ведомства с целью выделения из него министерства торговли, чтобы возглавить его же. Можно прислушаться и к мнению отдельных экспертов, назвавших произошедший в ходе «парламентского часа» фактический «разнос» деятельности Министерства и его главы событием, прямо вытекающим из принятых поправок в Конституцию, мол, парламентарии теперь будут играть особую роль в формировании правительства и чиновникам теперь придется доказывать своё право на управление отраслями экономики, правоохранительными ведомствами, культурой и образованием. Правда, когда слышишь именно такую точку зрения, сразу перед глазами возникает образ бывшего премьера Дмитрия Медведева, который должен возрадоваться возникшей расстановке сил, как не раз пострадавший от действий, точнее бездействия или противодействия министров, о чем он открыто заявлял Президенту РФ Владимиру Путину. Как бы там ни было, все точки зрения по-своему имеют право быть. Но цифры-то, цифры, как обычно говорят экономисты, не бьются. То есть бьются не в пользу Минпромторга. Да и положение дел не радует и, главное, в ближайшее время утешаться нечем.

Из доклада Минэкономразвития, к слову, опубликованного в день «парламентского часа», следует, что российский товарный экспорт как был сырьевым, так фактически им и остался: за последние десять лет доля несырьевых товаров во внешних поставках выросла с 47% до 53% и этот показатель, заметим, отражен в денежном выражении. Немного за 10 лет, не так ли? При этом уровень диверсификации увеличился с 2,1 до 2,6. Собственно эти цифры также говорят сами за себя. Доля продукции высоких переделов в несырьевом неэнергетическом экспорте выросла лишь с 32% в 2010 году до 33,2% до 49 млрд. долларов в 2019 году. В целом же по итогам прошлого года экспорт РФ снизился на 6%, до 422,8 млрд. долларов, на фоне снижения цен на углеводороды. При этом считайте, что больше половины данного объема экспорта приходится на продукцию ТЭК — 262,5 млрд. долларов.

Данные Минэкономразвития говорят и о невыполнение целей экспортного нацпроекта. Согласно базовому показателю нацпроекта «Международная кооперация и экспорт», объем несырьевого неэнергетического экспорта в 2019 году должен был достичь 160 млрд долларов, в итоге же он достиг 154,5 млрд долларов. Справедливости ради нужно сказать, что оценки этих данных могут быть разными. Минпромторг и Российский экспортный Центр использовали отличные от Минэкономразвития методики подсчета.

Между тем, какой бы ни была методика подсчета, не в пользу Мантурова на данный момент могут сыграть его же заявления, сделанные на встрече деловых кругов Германии, состоявшейся в конце июня этого года. Напомним, в ходе онлайн-конференции «Россия и мир в 2021 году» Мантуров представил программный доклад «Влияние коронавируса на промышленную политику России». Перед конференцией министр провёл в режиме видеоконференцсвязи круглый стол с ведущими немецкими компаниями-инвесторами. Открывая мероприятие, председатель правления Российско-Германской внешнеторговой палаты Маттиас Шепп, напомнил, что мероприятие проходит в исторически памятный день начала Великой Отечественной Войны. А, ведь, действительно, как интересно совпали даты. Не так ли? Обязательно нужно отметить, что господин Шепп осудил нападение войск Вермахта на Советский Союз без объявления войны и подчеркнул, что в настоящее время российско-германские отношения развиваются в дружественном и конструктивном ключе. Традиционно, как и полагается в рамках таких встреч, стороны обсудили вопросы сотрудничества отдельных компаний и в целом перспективы развития российской промышленной политики, в том числе — программы импортозамещения. Рассказывая о принимаемых правительством России мерах в рамках борьбы с последствиями пандемии, Денис Мантуров сообщил немецкой стороне, что запланированный объем финансирования на эти меры составляет порядка 65 млрд евро. В частности, планируется выделить около 357 млн евро, что составляет порядка 25 млрд рублей — на поддержку автомобильной промышленности через механизмы стимулирования спроса. 214 млн евро или 15 млрд рублей получит авиастроительная отрасль. Программа льготного лизинга сельскохозяйственной техники и оборудования для пищевой промышленности будет расширена на 4,5 млрд рублей. Программы поддержки предприятий легкой промышленности будут увеличены почти на 16 млн евро (1,1 млрд рублей).

Безусловно, любому бизнесу интересно знать объемы финансирования, выделяемые государствами, да и, видимо, «лицом в грязь» не хочется упасть перед другими государствами. Это характерная черта современного российского чиновника. Хотя, может это всего лишь был некий обмен данными, обусловленный традиционными для таких деловых встреч любезностями. Между тем, некоторые СМИ расценили эти соблюдаемые «приличности» и «условности» прямым предложением немецкому бизнесу построить в России заводы, что, конечно, при наличии необходимости импортозамещения, не может не шокировать. Особенно, когда такие предложения звучат в тот самый исторический памятный для России день. И выглядят они в этот день, как акт выбрасывания белого флага.

Надо сказать, что прямых предложений «строить заводы в России» Мантуров не делал, но в целом министр, конечно, призывал немецкую сторону активно участвовать в развитии своего бизнеса в России. «Наша цель — переходить к совместному производству продуктов с высокой добавленной стоимостью для нужд автопрома, авиационной промышленности, железнодорожного машиностроения, энергетики. Не стоит забывать и о рынке цифровых продуктов. Соединение российских и немецких компетенций по внедрению технологий «умного производства» позволит нам повысить устойчивость наших производственных процессов к внешним воздействиям», — говорил Манутров.

Никто не говорит, что требуется отвергать немецкий или какой-либо другой бизнес. Подчеркну, речь не идет о национальных признаках. Когда стране требуется развивать свою промышленность, значит нужно следовать этим задачам и точно не в ущерб своим же интересам! Задача выполнена? Что там говорят на этот счет данные доклада Минэкономразвития? То-то и оно!

Вероятно, стоит и напомнить, особенно на фоне слухов о преследовании интересов отдельных личностей в реформировании Минпромторга и тому подобных версий, что Валентина Матвиенко уже давно бьет тревогу по поводу диверсификации промышленности. Поэтому, произошедшее на «парламентском часе», нельзя назвать неожиданным поворотом событий. Что из того, что есть в каждом российском доме или квартире — российского производства? Нужно, видимо, очень сильно постараться, чтобы найти. А почему? И когда же произойдет эта пресловутая диверсификация? Вопросов к Минпромторгу очень много. Хотя, думается, что в существующих экономических условиях, вопросы еще будут возникать ко многим министерствам.


Источник