Рентный коэффициент Минфина убьет леопарда?

Галина Смирнова

18 сентября 2020 г. 10:40:06

Министерство финансов России, как сообщало издание «Коммерсант», предлагает повысить налог на добычу некоторых удобрений и руд цветных металлов в 3,5 раза.

Министерство финансов России, как сообщало издание «Коммерсант», предлагает повысить налог на добычу некоторых удобрений и руд цветных металлов в 3,5 раза. В проекте поправок, в частности, говорится, что с 1 января 2021 года будет применяться «рентный коэффициент» 3,5 к ставке налога на добычу полезных ископаемых, к которым относятся: калийные соли, апатит-нефелиновые, апатитовые и фосфоритовые руды, природные соли и чистый хлористый натрий, бокситы, нефелины, горнорудное неметаллическое сырье, кондиционные руды цветных металлов, а также железная руда. Ссылаясь на оценки бизнеса, издание утверждает, что рост налога приведет к росту платежей на 90 млрд рублей в год, а коснется нововведение таких компаний, как «Фосагро», «Еврохим», «Уралкалий», «Норникель», НЛМК и «Русал» — то есть одних из главных экспортеров страны.

На самом деле, инициатива пополнения бюджета за счет ненефтегазовых источников не нова и давно висит в воздухе. В начале августа 2018 года ТАСС со ссылкой на свои источники в промышленной сфере сообщал об обсуждении идеи изъятия дополнительных доходов в бюджет в размере около 0,5 трлн рублей ежегодно от компаний металлургического, химического, нефтехимического и горнодобывающего секторов. Идея предлагалась помощником президента РФ Андреем Белоусовым, а ее обоснованием служила возможность использования дополнительных доходов на реализацию майских указов президента. По словам собеседников издания, речь шла о доходах таких компаний, как «Норникель», НЛМК, «Алроса», «Полюс золото», «Сибур», «Уралкалий», «Северсталь», «Металлоинвест», «Мечел», «ФосАгро» и других. Вероятно, по тому, как до сих пор идея так и осталась висеть в воздухе, можно судить о ряде провалов реализации майских указов Путина. Видимо, собственники ряда предприятий не пожелали хоть немного затянуть свои пояса и дать возможность растянуть его российской экономике: как писал ТАСС, к данной инициативе компании отнеслись «крайне отрицательно», увидев в этом угрозу проектам и инвестициям. Тем временем, пока Антон Силуанов совмещал министерский пост с вице-премьерским, до пандемии пояса затягивал народ через финансовую нагрузку других отраслей экономики. Возможно, именно несросшимися когда-то планами можно объяснить утверждение источников издания «Коммерсант» о том, что Минфин готовил сейчас свежие поправки фактически «в секретном режиме», без обсуждения с участниками рынка, а правительство намеревалось рассмотреть их 16 сентября и сразу направить в Госдуму.

Между тем в росте нагрузки на ряд предприятий именно сейчас можно усмотреть некоторые угрозы. Очевидно, что эта нагрузка может лечь, например, и на плечи одного из главных локомотивов, которого в своих исследованиях кредитное рейтинговое агентство НКР назвало леопардом российской экономики, демонстрирующим рост даже в пандемию — сельскохозяйственную отрасль. Конечно, только профильные специалисты могли бы заявить о потенциальных рисках или об их отсутствии с учетом конкретных видов удобрений, используемых российскими аграриями, то есть исходя из структуры потребления удобрений. Но если судить по потребностям отрасли в удобрениях в целом, то не секрет, что она высока. Также известно, что стоимость удобрений тоже высокая. При этом цены на них в России приближаются к мировым. Да, основная масса производимых в стране удобрений идет на экспорт и кажется, что бюджет от роста нагрузки на ряд добывающих удобрения предприятий неплохо заработает, но сколько при этом потеряют отечественные аграрии и как это отразится на стоимости конечной продукции отрасли? Если данные предположения верны и угрозы имеют место быть, то правительство РФ имеет на этот случай механизмы защиты отечественных аграриев от роста цен на удобрения и, как следствие, на конечную продукцию? Или сейчас у Минфина есть цель догнать ушедший поезд, если он, конечно, ушёл?


Источник