«Баллада о шалавах» вызвала травлю московской поэтессы в Израиле

Елена Калашникова

25 мая 2018 г. 13:00:40

Алла Боссарт, поэтесса и жена известного поэта-сатирика Игоря Иртеньева, подверглась грубым нападкам и гонениям за лирическое стихотворение. Поэтессу требуют лишить гражданства и выгнать из страны. Происходит это не в России, а в Израиле. Чем Боссарт прогневала местную общественность и почему Марк Цукерберг превратился в «совкового цензора»?

Бывшие поклонники объявляют бойкот писательнице и поэтессе Алле Боссарт и срывают поэтические вечера, которые Боссарт и ее супруг, поэт Игорь Иртеньев, собирались провести в благотворительных целях, бесплатно, чтобы познакомить людей с поэзией.

Правда, происходит это не в России, а в Израиле – именно там сейчас живут бывшие представители московской интеллигенции Боссарт и Иртеньев. На этот раз Боссарт подверглась обструкции не за русофобию, как страдали раньше в России и она сама, и Иртеньев, и их цеховые друзья Андрей Бильжо и Виктор Шендерович. А за оскорбление израильских женщин-военных.

И поднялась волна, которой не ждали. Даже Facebook был вынужден отреагировать на скандал, забанив поэтессу. «Аллу заблокировали на месяц за прекрасное стихотворение. Да здравствует Совок без границ!» – написал на своей странице ее супруг Иртеньев. Так американский программист-миллионер Марк Цукерберг легким движением возмущенного иртеньевского пера превратился в совкового цензора.

«Прекрасное стихотворение» Боссарт и правда начинается лирично. Про трех израильских девушек в форменной одежде, «грозный секс на марше», «израильской военщины кокетство», их матерей и «пасмурное детство» в СССР. И неожиданно, наотмашь, заканчивается строками:

«А мамки ждут – с мантами и борщами,

с мацой и щукой ждут своих шалав».

Вот этих-то «шалав» израильское общество и не смогло переварить. Не согласны жители Земли Обетованной, что девушки, рискующие собой и служащие в армии, не что иное, как «шалавы». То есть по словарю – развратные, распущенные женщины. Возмутились. И попытались объяснить недавней гражданке Израиля Боссарт, что здесь так не принято. «Наши дети и армия – священная корова, загрызём без обсуждений», – пишут израильтянки.

Но Боссарт не разделяет критического отношения к ее творчеству. Своих оппонентов она тонко называет «насекомыми», «недоделанными уродами» и «мудаками», не боится «мерзкой блевотины» их «вонючих комментариев», чередуя мат и утверждение, что они с Иртеньевым «повышают количество и качество интеллигенции в русском комьюнити». Но интеллигенция в Израиле сопротивляется: «За этот стих свора идиотов хочет опять лишить меня гражданства, – возмущается поэтесса. – Не забывайте, вы, безмозглые курицы, – кто вы и кто я».

Тем не менее от четы Боссарт – Иртеньев отвернулись даже давние друзья. Их поэтический вечер в Иерусалиме был сорван из-за бойкота, который читатели объявили автору «баллады о шалавах».

Попробовала сделать это в синагоге

Характерно, что в России поэтесса тоже подвергалась осмеянию в интернете. Алла Боссарт известна как автор мема про Михаила Ходорковского, которого назвала «красавцем, интеллектуалом и богачом с доброкачественными генами». В противовес генетически правильному олигарху Боссарт нелицеприятно выставляет «русскую природу». Впрочем, тот скандал с евгеникой не помешал поэтессе получить израильское гражданство.

Но оказалось, что чудес не бывает. Ненависть и презрение к людям не зависят от страны проживания, они проявятся везде – хоть в России, хоть в Израиле. Но – надо отдать должное Святой Земле – с разным результатом. Боссарт, как в другом известном меме, «попробовала сделать это в синагоге». И неожиданно стала нерукопожатной.

Но единомышленники, по старой привычке, еще пытаются оправдать старого друга. Виктор Шендерович обращается к возмущенным неизящной боссартовской словесностью в известной манере «сам дурак». «Дружное улюлюканье и горячечный праведный гнев по столь пустяшному поводу говорят больше о них, чем о поэте», – пишет Шендерович на своей странице в Facebook. Впрочем, по той же логике бытовой психологии можно сказать, что и оскорбления, которые поэт выбирает для других, также в большей степени говорят о поэте, чем об адресате.

В свое время друг поэтической четы карикатурист Андрей Бильжо тоже подвергся нападкам в Сети. Будучи психиатром по образованию, Бильжо как-то решил поставить диагноз советской героине Зое Космодемьянской, назвав ее шизофреничкой, которая хранила партизанскую тайну исключительно из-за психического недуга. Скандал, развернувшийся вокруг этого заявления, супруг Боссарт Иртеньев назвал «травлей» и заявил, что «считает своим долгом заявить о полной солидарности» с другом Бильжо.

А ведь дар Бильжо сейчас как никогда нужен самой чете поэтов. Ведь если внимательно прочитать стихотворение «Три девушки в хаки», то ничто не предвещает пошлой оскорбительной концовки. Весь текст – в меру поэтичное повествование о сексуальной израильской армии. И вдруг, в конце, ни с того, ни с сего – шалавы!

Этот срыв – Бильжо не даст соврать – может быть симптомом синдрома Туретта, когда больной человек внезапно начинает выкрикивать нецензурные слова или социально неуместные и оскорбительные высказывания. Возможно, дружеская помощь должна заключаться именно в том, чтобы вовремя поставить диагноз ныне живущей подруге, фантазирующей о «доброкачественных генах», а не тратить свой талант на препарирование подвига партизанки, убитой другими борцами за чистоту генов.


Источник