Как прививают любовь к фашизму

1 декабря 2020 г. 14:05:53

В русскоязычном сегменте интернета начинают разворачиваться нешуточные баталии вокруг короткометражного фильма «Человек». Поговорим о нём и мы.

Началась история с того, что небезызвестный Сергей Карнаухов обнаружил на Тик-Токе видео, на котором добрый щекастый немец кормит голодных грязных советских детей хлебом и консервами. В разгар Великой Отечественной, разумеется.

В ходе дальнейших поисков выяснилось, что это всего лишь фрагмент короткометражки «Человек». Установлен был и автор. Карнаухов уже направил материалы для предварительной проверки в Главное управление по противодействию экстремизму, так как любой нормальный человек может здесь увидеть лишь реабилитацию нацизма.

На данный момент кинохалтурщик уже закрыл доступ к «Человеку» на Ютубе, но эффект Стрейзанд победить невозможно – ролик успели растащить по соцсетям, например, в Одноклассники, где его я его и нашла; а фрагмент с Тик-Тока теперь не перепостит лишь ленивый.

Теперь обо всём по порядку. Автор сомнительного китча – Тимур Исмаилов.

Работает в детской киностудии «Крупным планом», которая располагается в Истре. Как видно, блещет креативностью и тонкой творческой натурой, которая жаждет искать свет даже во тьме и понимать всё зло нашего бренного мира, но не блещет моралью, совестью и разумом. Но не будем слишком сильно переходить на личности; не для этого мы здесь.

Уже высказываются предположения, что в «Человеке» могут и не найти реабилитацию нацизма, ведь:

Реабилитация нацизма — это отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, одобрение преступлений, установленных указанным приговором, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны. Распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России, совершенные публично.

Есть ли в «Человеке» экстремизм или нет – пусть разбираются компетентные органы. Мы здесь и не за этим. Поговорим о другом.

«Хороший фашист» — это, несомненно, сильный образ, вполне имеющий возможность быть. В Великую Отечественную действительно были немцы, переходившие на сторону Красной Армии – например, Фриц Ганс Вернер Шменкель, награждённый Орденом Боевого Красного Знамени, или Альфред Лисков, или Хайнц Кесслер. Их было немного, но такое явление существовало, и их героизм нельзя отрицать. Это чистый пример того, как умный человек с сильными моральными ориентирами мог противостоять немыслимой по своим размахам машине пропаганды Третьего Рейха.

Безусловно, не все фашисты были жестокими беспощадными убийцами. Подавляющее большинство зверствовало на оккупированных территориях, в концлагерях, но не все были зверьми. Это тоже сложно отрицать. Как и не все русские были героями – были предатели, полицаи, перебежчики, власовцы, немецкие подстилки. То есть – были как хорошие немцы, так и плохие русские.

Судя по всему, Тимур оперировал сугубо этими понятиями, и, как и всякая креативная личность, хотел показать, что «не всё так однозначно».

Показал? Показал. Этим же, подозреваю, он и будет отмазываться, если ему наступят на хвост наши правоохранительные органы. В конце концов, у создателей форсажа на танках «Т-34» прокатило?

Но чтобы понять, в чём именно тут кроется настоящий подлог, помимо нарушения элементарной человеческой этики в отношении чувств народа, пережившего немецкий геноцид, нужно понимать контекст.

А контекст прост. Есть оборванные голодные советские детишки, бредущие от одного приюта в другой по полыхающей Смоленской области. Кормятся детишки тем, что найдут – в оставленных домах и садах. По пути терзаются горечью войны и экзистенциальным вопросом – «что такое — Человек?». Набредают голодные детишки на богатый новый дом в лесной глуши, и их главарь идёт стучаться – вдруг что дадут.

Открывает ему густо напомаженная советская тётка, и гонит оборванцев прочь от своего дома, спуская на них свою овчарку. Тут из лесной глуши выруливает неизвестно откуда взявшийся фашист, и благородно спасает ребят. А потом, собственно, отдаёт им свои и без того (видно) скудные запасы – хлеб, вскрывает консерву. Щекастенько улыбается, пока они затравленно жуют.

Берёт ружьё и уходит вдаль, отказываясь от подарка благодарной советской девочки в виде бабушкиного кольца. Тут ребята и подводят итог:

— Вот это – Человек.

Могло ли такое случаться в реальности? Как один частный случай «доброго немца» — вполне. С этой точки зрения к кинохалтурщику Исмаилову не подкопаться.

Другой вопрос – этика. А этика ведь тоже проста. Этика состоит в том, что СССР – второй после Китая по человеческим потерям во Второй Мировой войне. И, как в Китае, подавляющее большинство этих потерь – гражданское население.

Советские народы уничтожались. Вырезались целые деревни и обезлюдили города, миллионы были убиты в концлагерях, угнаны в рабство, советских людей расстреливали, сжигали живьём, травили газом.

Стал бы какой-нибудь условный китаец снимать короткометражку о «добром японце», который бы кормил маленьких голодных китайчат?

В либеральном Гонконге, думаю, вполне могут такие найтись. В семье не без урода, как говорится.

Но даже это вряд ли. Потому что другой вопрос – насколько этично снимать подобное по отношению к памяти тридцати пяти миллионов китайцев, зверски убитых японцами. Как думаете, долго бы гулял такой условный китаец-кинохалтурщик на свободе?

А ведь такие «добрые японцы» тоже вполне могли быть. Как и «хорошие фашисты».

Поэтому и закрадываются в людей сомнения, что Исмаилова могут привлечь к ответственности. Потому что каких-то исторических фактов он не отрицает, преступления фашистов тоже не оправдывает, ложных сведений не распространяет – ведь снятое «художественный вымысел». Память «дней воинской славы» и «символы воинской славы» тоже не оскверняет.

Вся загвоздка – в этике. А это слишком сложная штука. Это не область уголовного права. Это область человеческой морали. В нашей стране.

Аморально ли снятое с такой точки зрения? Безусловно. Если бы Исмаилов снял короткометражку о каком-то подвиге того же Хайнца Кесслера – был бы совсем другой разговор. Это был вполне реальный немец, перешедший на сторону СССР, и его подвиги реальны.

И чтобы двигаться дальше, копнём совсем глубоко – в смыслы, которые невольно закладываются в подсознание неокрепшего разума при просмотре этого китча.

А смыслы тоже элементарны. И убоги. Именно поэтому я не могу называть данную поделку ничем иным, кроме «китча».

Есть брошенные на произвол судьбы голодные детишки, как символ «маленького человека» среди войны. Есть советская гражданка, холёная и напомаженная, которая спускает на них свою собаку, чтобы та их разорвала. Символ чего она в данном случае? Даже если ассоциации и не идут с самим государством, то определённо в данной ситуации она – «злой буржуй», не желающий делиться нажитым или нахапанным с «маленьким человеком». Тогда «маленький человек» получает помощь от немца. Фашиста. Который однозначно – «враг Родины».

«Враг Родины» не просто кормит детишек, но и спасает их от собаки. Он, без всяких, здесь – хороший человек. Благородный. И значит, помощь принимать от него можно.

Можно?

Дело в том, что это не какой-то там взявшийся из пустоты немец. За ним стоит чудовище Третьего Рейха, которое он и воплощает здесь. То самое чудовище, которое в то же время убивает миллионы других – и детишек, и женщин, и солдат, и стариков.

И вот эта дилемма – можно ли принимать помощь от врага, если конкретно он – хороший – я и считаю самой важной дилеммой, заложенной на уровне подсознания в этом китче.

Потому что, продолжая нить рассуждений – можно ли принимать помощь врага, который желает тебе помочь, в спасении от злых людей своей страны?

Сейчас нам как никогда кстати пригодится недавний твит Ильи Яшина. Вот он.

Все уловили сходство? Гонимый «маленький человек» готовь принять помощь доброго врага, который хочет ему помочь. «Маленький человек» не хочет предавать свою страну, но помощь против «злых людей» своей страны он принять готов.

Кто-то может удивиться – как это я всё так вывернула?

Но в данный момент мы говорим как раз о смыслах, а это такая штука, что применяться она может в разных контекстах. И в разных ситуациях. С разными людьми. С разными мотивами.

И чтобы уметь отличать добро от зла – нужно улавливать как раз такие маленькие нюансы, на первый взгляд скрытые, а порой и кажущиеся несущественными.

Потому что наши доблестные оппозиционеры как раз не маются нюансами и не забивают голову распознанием смыслов, заложенных в их психике. А ведь далеко не все из них – на зарплате. Есть и идейные. В которых когда-то заложились выше рассмотренные смыслы без распознания их мотивов. Многие из оппозиционеров действительно болеют за страну, желая ей помочь.

И поэтому они предпочитают не видеть во взявшемся из пустоты «хорошем фашисте» Третий Рейх, стоящий за его спиной.

Я не знаю, что будет с креативным творцом Исмаиловым дальше. Меня пугает то, что на его студии учится три группы детей. Меня пугает то, что нарочно или специально он размывает категории добра и зла в смыслах, которые закладывает в головы другим.

Я не знаю, возбудят ли против него уголовное дело или нет.

Но я надеюсь, что он получит по заслугам. Это не из области уголовного права. Это область человеческой морали.

Потому что действительно не всё так однозначно в том, что хотел показать Исмаилов. Но не в том плане, который он подразумевал.

Следите за смыслами, которые впитывает в себя ваш ребёнок, чтобы потом не обнаружить его кормящимся с руки «спасателей».


Источник