Спустя 50 лет татуировщик из Освенцима рассказал свою душераздирающую историю

13 января 2018 г. 18:22:20

На протяжении всей жизни словак Лайл Соколов боялся рассказать миру, чем он занимался в Освенциме. Спустя полвека молчания он решил признаться, что ставил метки на коже заключённых.

В 1942 году 26-летнего Лайла Соколова отправили в лагерь Освенцим из словацкого города Кромпахи. Тогда он не имел никакого представления об ужасах, которые там творились. Он прибыл в лагерь в качестве заключённого и работника и спустя некоторое время заболел брюшным тифом. Юношу уже считали мертвецом, но другой арестант — французский учёный по имени Пепан, который набивал номерные татуировки всем вновь прибывшим — выходил парня и стал его опекать.

Неизвестный проверяет отметки на еврейских и польских заключённых

Лайл выполнял те же обязанности, и однажды перед ним оказалась очередная рука, на которой он должен был набить номер 34902. Рука была молодая, совсем тонкая, нервно двигалась. Это была девушка, от страха перед иглой она начала дёргаться, в этот момент к ней подошёл надзиратель, грубо схватил за голову и велел замолчать и сидеть смирно.

Фото ©mirror.co.uk/ Йозеф Менгеле

Жестокое обращение надзирателя заставило татуировщика поднять глаза. Перед ним оказалась совсем юная словачка. Заключённую звали Гизела Фурманнова, ей было всего 18 лет. После процедуры девушку отправили в барак. При взгляде на эту юную особу Соколов понял, что влюбился. Он тайно начал встречаться с ней. Им повезло с добрым охранником. Гита (так её звали близкие) не желала отношений, она не верила, что им удастся выжить. Но юноша не терял надежды. Когда Пепан неожиданно исчез, Лайл занял его должность. Ему предоставили камеру получше, количество пайков увеличили. Своё преимущество Соколов использовал для помощи сокамерникам. Но юноша всегда был в опасности: его часто терроризировал врач по имени Йозеф Менгеле...

Выжившие дети лагеря Освенцим

В 1945 году перед приходом советских войск нацисты стали освобождать лагеря. Гиту увезли, и Лайл не знал куда. Самого юношу отправили в лагерь Маутхаузен. Вскоре ему удалось оттуда выбраться, он украл у нацистов драгоценности, с помощью которых смог добраться до дома. Как оказалось, немцы убили всю его семью, выжила только сестра. Лайл продолжал искать Гиту. В то время перед отправлением в Чехословакию все приезжали в Братиславу. Лайл прибыл в город и много дней ждал свою возлюбленную на железнодорожном вокзале. Наконец она приехала. Соколов не желал вновь её терять, и в том же 1945 году они поженились.

Лайл Соколов и Гизела Фурманнова

В 1961 году супруги эмигрировали в австралийский город Мельбурн. У них родился сын Гэри. Лайл основал свою фирму, где занимался текстилем. Они решили, что никогда никому не расскажут, как познакомились. Но в 2003 году Гита умерла в возрасте 79 лет. Тогда Соколов понял, что должен поделиться с людьми своей историей.

Гизела Фурманнова и Гэри

На протяжении 50 лет Соколовы боялись, что люди осудят их. И всё же держать в себе все эти переживания Лайл тоже уже не мог и рассказал свою историю австралийской писательнице Хетер Моррис. В этом году она опубликовала книгу "Татуировщик Освенцима" (The Tattooist of Auschwitz), посвящённую Лайлу и Гите. Об этой истории уже услышали голливудские продюсеры. Соколов мечтает, чтобы его сыграл Брэд Питт, а его жену — Натали Портман.

Лайл Соколов и Гизела Фурманнова


Источник