Бербера: Россия может получить военную базу в Африке

Александр Шпунт

12 февраля 2020 г. 9:17:24

Есть у России ключевой аргумент, которого нет у монархий Залива, ни у США – признание Сомалиленда. Даже ОАЭ, уже обладая базой в порту Бербера, официально не признала власти в Харгейсе. Вопрос в том, будет ли Россия использовать эту возможность.

Две недели назад, 28 января, в Нью-Йорк Таймс вышла с развернутым материалом о растущем военном присутствии в Африке. Материал относился к разряду так называемых «калибрующих» текстов — целью которых выступает не сообщение каких-то новостей или не политическая аналитика, а формирование системы «сигналов для своих» — политических сторонников того или иного курса. В данном случае речь идет о довольно необычном для Америки союзе истеблишмента Демократической партии и высшего генералитета Пентагона в попытке противостоять военной стратегии администрации Трампа на сокращение военного присутствия контингентов США по всему земному шару — с переключением высвободившихся ресурсов на противостояние росту глобального военного укрепления Москвы и Пекина.

ИА REGNUM подробно и первым в России рассказывало своим читателям о деталях этого противостояния, жертвой которого уже пал бывший министр обороны США Джеймс Мэттис, которого в главном кабинете Пентагона сменил Марк Эспер, твердый сторонник новой оборонной стратегии Белого дома.

Всё разворачивается прямо на наших глазах, и в центре противостояния сейчас — не только будущее Джи Ай в Африке, но и тесно связанное с ним будущее французских маринс. На следующий день после появления статьи в Нью-Йорк Таймс генерал Стивен Дж. Таунсенд, командующий вооруженными силами США в Африке, выступил в комитете Сената по вооруженным силам с резкой критикой своего прямого начальника, возражая против сокращения численности войск на обширном и быстро развивающемся африканском континенте. «Я считаю, что Африка предлагает Америке конкурентное преимущество над Китаем и Россией, и мы должны этим воспользоваться», — вот позиция американского генералитета, которую озвучил в Сенате генерал Таунсенд.

Эхо того выступления гремит в аналитических изданиях США, Европы и Африки вот уже скоро две недели — еще никогда за время президентства Дональда Трампа его стратегии не был брошен столь прямой и неприкрытый вызов со стороны формально исключенного из политической жизни американского генералитета — даже Джеймс «Бешенный пес» Мэттис ограничился отставкой, соблюдая корректность в отношении Верховного Главнокомандующего вооруженными силами Америки.

Порт Бербера, Сомалиленд

YoTuT

Но вернемся к январской статье в Нью-Йорк Таймс. Одним из пунктов этой статьи было утверждение — со ссылкой на «официальные источники в Пентагоне» — что Россия планирует построить военную базу в Сомалиленде — то ли в порту Бербера, рядом с саудовцами, то ли в порту Сайла. Вопреки правилам приличия для солидных изданий, сообщение об официальном характере информации не сопровождалось ссылкой на первоисточник. При этом источник не был маркирован как «собственный источник издания», что тоже укладывалось бы в рамки принятого.

Американские издания первого ряда так поступают только в одном случае — когда источник информации действительно официальный, но относится к разведывательному сообществу США. На этой неделе контакты аналитического бюро «RE:Ports» в Сомалиленде подсказали, чем могли руководствоваться аналитики разведслужб США, высказывая такое предположение.

По имеющейся информации, в декабре 2019 года группе российских офицеров были выданы визы для посещения Сомалиленда. Источники указывают, что группа российских офицеров прибыла в Джибути и немедленно вылетела в Харгейсу, Сомалиленд, местными авиалиниями Джибути. В своем составе группа имела Владимира Бабкова, Максима Гришина, Антона Путехова и Дмитрия Штанко — другие имена и общая численность группы не идентифицируется.

После непродолжительного пребывания в Харгейсе офицеры передислоцировались в Берберу, где они арендовали катер и провели инспекцию побережья к западу от Берберы вплоть до Зейлы.

Никаких официальных сообщений от властей Сомалиленда о визите российских военных не поступало.

Если Россия действительно близка к развертыванию базы в Сомалиленде, то такая военная база будет единственной российской в Аденском заливе и его окрестностях, где уже находится множество иностранных военных объектов, принадлежащих США, ЕС, Ирану, Китаю, Франции — в основном в крошечном Джибути.

Порт Бербера, Сомалиленд

YoTuT

Первыми в Сомалиленд пришли монархии Залива, представленные Эмиратами. На мероприятии, которое состоялось в декабре 2017 года в Бербере под председательством тогдашнего президента Сомалиленда Силаньо и высокопоставленных представителей правительства ОАЭ, глобальный оператор портовDP World, зарегистрированный в Эмиратах, официально взял на себя управление портом Бербера. Дубай инвестировал более $800 млн в морской порт Бербера и на реконструкцию местного аэропорта. Одним из пунктов инвестиционного соглашения было выделение Эмиратам места для военной базы — исключительно для защиты будущих инвестиций.

Сразу же после этого в политических кругах Африканского Рога появилась информация, что русские создают военно-морскую базу для по меньшей мере 1500 человек на окраинах Зейлы, города недалеко от границы с Джибути, для оказания поддержки военным кораблям и подводным лодкам России патрулирования стратегического участка береговой линии.

Почти все аналитики тогда сошлись в мнении, что это была информационная атака Тегерана — слишком уж экзотическим был формат русской военной базы в непризнанном Россией государстве, даже для видавшей всего политики Аденского залива — но и об интересе России к военному присутствию в регионе тоже сложился консенсус мнений.

Президент Сомалиленда в 2010—2017 годах Ахмед Силаньо делал ставку на США. Во время встреч с сенаторами и членами конгресса, которые Силано провел во время визита в Вашингтон 2016 году, Ахмед Силаньо делал упор на усиление российского влияния в Африке и шантажировал открытием русской военной базы — делегация Сомалиенда попросила американцев пересмотреть свою позицию в отношении признания своей страны суверенной нацией от Сомали. Главный аргумент был в том, что, если Китай может создать базу в Джибути, почему бы не быть американской базе в Сомалиленде…

Мусе Бехи Абди

Foreign and Commonwealth Office

А вот сегодняшний президент Сомалиленда Мусе Бехи Абди-советский курсант, получил свою основную квалификацию в Военно-воздушной академии летчиков 1973 в Душанбе, свободно говорит на русском. Правой рукой президента Бехи является министр внутренних дел Мухаммед Кахин, бывший полковник в армии Сомали, а также российский курсант и выпускник военной академии. Разумеется, это не делает их автоматически союзниками России — но значительно упрощает коммуникацию с русскими военными, а это в таких тонких вопросах много значит.

По мнению местных аналитиков, сговорчивым президента Мусе Бехи Абди делает не столько ностальгия по курсантским временам, сколько крепкие российские связи с главным оппозиционным политическим лидером Абдирахманом Ирро из партии Вадани, не менее свободно говорящим на русском.

Есть у России ключевой аргумент, которого нет у монархий Залива, ни у США — признание Сомалиленда. Даже ОАЭ, уже обладая базой в порту Бербера, официально не признала власти в Харгейсе. Вопрос в том, будет ли Россия использовать эту возможность.

Аналитическое бюро «RE:Ports»


Источник