Новое время страны, Украина. Трамп и популисты

Иван Яковина

6 января 2017 г. 14:21:07

Внешнеполитические риски и возможности 2017 года.

В новом году мир обещает стать еще менее приветливым, чем в прошлом, однако кризисы откроют Украине и новые возможности для развития. Главное событие 2016 года — избрание Дональда Трампа президентом США — задало тон политическим изменениям на Западе в наступившем 2017 году. Привычные либеральные элиты Европы и США отодвигаются на обочину политического дискурса, на их место приходят популисты всех мастей — как правые, так и левые. Их главная отличительная черта — это стремление не возглавить существующую систему, а существенно изменить или даже сломать. Каким именно будет «новый мир», в деталях сейчас сказать невозможно, но некоторые предположения уже сейчас вполне допустимы. Изменения в первую очередь затронут экономику, политику и международные отношения.

Неуклонное сокращение среднего класса, бегство рабочих мест в страны третьего мира и рост имущественной пропасти между самыми богатыми гражданами стран Запада и всеми остальными стали основными причинами, по которым избиратели голосовали за Трампа и его клонов. Новый американский президент уже пообещал развернуть вспять процесс глобализации экономики, чтобы вернуть заводы и фабрики из Азии и Латинской Америки в США. Для этого он планирует ввести ввозные пошлины и серьезно модифицировать налоговые законы. Если его примеру последуют и европейские правые, ныне действующая мировая экономическая система как минимум покроется трещинами, а то и развалится. Правила ВТО потеряют всякий смысл, если каждая страна начнет замыкаться на себе и блокировать импорт. Мир войдет в стадию экономического изоляционизма и протекционизма.

В политике из моды выйдет либерализм, ему на смену идут крайне правые и крайне левые идеи, захватывающие все больше умов — как среди избирателей, так и среди политиков. На деле это обернется ростом ксенофобии и других форм ненависти к «иным». Толерантность уже сейчас все чаще становится предметом для едких шуток. Привычные институты будут ослаблены, суррогатной заменой им окажутся «сильные лидеры» популистского склада. Центральное место в проводимой ими политике займут не столько демократические ценности, как сейчас, сколько «прагматические соображения» — проще говоря, деньги. Именно в них будет измеряться целесообразность дружбы с другими странами, даже далекими от идеалов западного либерализма.

Таким образом realpolitik станет главенствующей концепцией в дипломатии и международных отношениях. «Стоящего над пропастью — толкни». Для стран с переходной политической системой это будет не лучшее время. Поддержка демократии будет занимать только энтузиастов, профессиональных дипломатов и политиков будет занимать лишь состояние экономики других стран. Это даст полную свободу действий разного рода авторитарным лидерам, которые пока держат себя в рамках приличий, лишь опасаясь гневного окрика с Запада. В условиях царящего изоляционизма и дезинтеграции межгосударственных союзов мало кому будет дело до проблем с демократией у соседей.

В 2017 году наиболее уязвимыми для атаки со стороны правых радикалов станут два наиболее важных интеграционных объединения Запада — НАТО и Европейский Союз. Обе эти организации вошли в новый год с весьма туманными перспективами.

Североатлантический альянс оказался под ударом стазу с двух флангов. Во-первых, его будущему угрожает новоизбранный президент США. Дональд Трамп уже не раз заявлял, что его совершенно не устраивает нынешнее состояние НАТО. По его мнению, европейские союзники обязаны существенно нарастить финансирование альянса, а также пересмотреть его главную функцию: из инструмента сдерживания РФ в Европе он должен превратиться в инструмент активного противодействия терроризму, причем в антитеррористических операциях по всему миру должны принимать участие не только американские военнослужащие, но и их коллеги из других стран. В том случае, если европейские страны НАТО откажутся менять свое отношение к альянсу в соответствии с пожеланиями Трампа, он грозит сократить или даже прекратить его финансирование из Вашингтона. Излишне говорить, что подобный поворот привел бы к выхолащиванию самого смысла трансатлантического оборонного союза. Без активного американского участия НАТО в его нынешнем виде существовать просто не может.

Вторая угроза для Североатлантического альянса — быстрое скатывание Турции к состоянию идиосинкразической национал-исламистской диктатуры, настроенной на самое тесное сотрудничество с Россией. Резко антиамериканская и — шире — антизападная риторика президента Реджепа Таипа Эрдогана, его стремление стать единовластным правителем в своей стране, весьма агрессивная внешняя политика и подавление любых форм оппозиции внутри страны полностью противоречат духу НАТО. Этот союз — не только военный, но и ценностный, в нем нет места диктатурам и теократиям, поэтому присутствие в НАТО Турции все больше выглядит рудиментом времен Холодной войны. Кроме того, необузданная дружба Анкары с Москвой при откровенной вражде с Вашингтоном ставит под сомнение соблюдение режима секретности в НАТО, поскольку ничто не мешает турецкому руководству «по дружбе» в подробности рассказывать россиянам обо всем, что творится внутри альянса. Это уже настоящая угроза для безопасности его участников.

Практически одновременно с этим наступили не самые веселые времена и для Европейского Союза. В 2017 году перед ним встанут не только многочисленные и очень острые текущие проблемы, но и вопрос физического выживания этой структуры. Великобритания в 2016 году уже проголосовала за выход из ЕС, как ожидается, формально выход состоится именно в наступившем году. Следующей ключевой страной Евросоюза, устремившейся прочь из него, может стать Франция. Весной там пройдут выборы президента, причем оба лидирующих кандидата весьма скептически настроены относительно продолжения членства в ЕС (по крайней мере, в его нынешнем виде). С победой ультраправой Марин ле Пен Франция почти наверняка покинет Европейский Союз, лишив изрядной доли смысла его дальнейшее существование. Если же победит Франсуа Фийон, то ЕС наверняка ждут серьезные реформы, нацеленные на ослабление интеграции.

В Италии против сохранения ЕС неизменным выступают левые популисты (киберанархисты) «Пять Звезд», лидирующие в опросах общественного мнения, Испании — аналогичные им леваки и поклонники умершего Уго Чавеса из движения «Подемос». В странах Восточной Европы правые правительства все заметнее тяготятся «надзирателями» из ЕС. Польские власти даже распорядились убрать флаги Евросоюза со всех мероприятий со своим участием. Германия — «последний оплот» либеральной демократии в Европе — переживает невиданный рост популярности антиевропейских, ультраправых и ультралевых партий («Альтернатива для Германии» и «Де Линке» соответственно). В этих условиях выборы в Бундестаг, намеченные на осень 2017 года, вовсе не гарантируют победы Ангеле Меркель и ее Христианско-демократическому союзу. Наступивший год наверняка будет невероятно сложным для Евросоюза, который может его и не пережить, если немедленно не приступит к структурным реформам и дебюрократизации. Пренебрегать таким риском нельзя: год назад в мировых столицах практически никто не верил в победу Дональда Трампа, а сейчас все эти же люди неуютно ежатся в преддверии его инаугурации.

Для Украины все эти процессы несут целый ряд опасностей, к которым желательно приготовиться заранее, дабы они не стали неприятным сюрпризом. Во-первых, надо понимать, что новая американская администрация и недружественно настроенные европейцы могут заблокировать выделение разного рода кредитов Киеву. Выживать на одолженное уже не получится, поэтому повышение инвестиционной привлекательности становится вопросом национальной безопасности, а не лишь одним из экономических показателей. Ключевые позиции в этом смысле — борьба с коррупцией и судебная реформа. Во-вторых, надо готовиться к вполне вероятной отмене (или смягчению) западных санкций против РФ. Таким образом, рычагов давления на Москву в переговорном процессе по Крыму и Донбассу объективно станет меньше. Киеву нужно заранее готовить новые релевантные аргументы, имея в виду весьма вероятное изменение повестки дня. В-третьих, на фоне заметного роста изоляционизма в странах Запада нужно понимать, что проблемы Украины для европейцев и американцев станут еще менее интересными и заслуживающими участия. В полном соответствии с принципами realpolitik котироваться будут не заявления о приверженности европейским ценностям, а исключительно дела и достижения на этом пути. Вернуть заинтересованность и расположение Запада можно будет лишь одним способом — став реальной, а не декларируемой его частью.

В целом, 2017-й обещает быть весьма сложным годом. Однако, как и любой кризисный период, он принесет не только проблемы, но и многочисленные возможности. Исключительно важно не растратить их попусту, а с умом воспользоваться ими. Хотя бы процентов на 50-60.


Источник








comments powered by HyperComments