Почему в России «выгорает» потребительский рынок

Екатерина Трофимова

7 декабря 2018 г. 9:39:21

В России стартовал процесс подготовки нового кодекса, в который планируется собрать все, что связано с защитой прав потребителей, чтобы человек четко знал, где искать информацию, если он заплатил деньги за товар или услугу, но что-то пошло не так. Сегодня эти нормы раскиданы по разным законам, в том числе отраслевым, вроде Воздушного кодекса, пояснил председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин на ежегодной конференции «Предприниматель и потребитель — шаги навстречу», которую его организация проводит совместно с Ассоциацией прямых продаж (АПП).

Как помочь выгорающему рынку

В идеале авторы идеи хотят охватить и сферу государственных услуг (замена паспорта, прав и т. д.). Ошибки в таких документах иногда калечат людям жизнь, и виновник должен за это платить, уверен эксперт. При этом он отметил, что работа в данном направлении только началась, и результат будет еще не скоро. Пока же эксперты предлагают внести некоторые изменения в текущее законодательство.

Первое — привести российский закон о защите прав потребителей в соответствие с требованиями евродирективы по защите прав потребителей от 2015 года Она устанавливает 14-дневный период охлаждения для дистанционных продаж (в России сейчас — 7 дней), а также для прямых продаж.

Речь идет о продажах на дому или в ходе специальных презентаций, где под «гипнозом» красноречивых продавцов люди нередко приобретают за бешеные деньги, порой даже в кредит, товары или услуги на деле совершенно им не нужные, а то и вовсе сомнительные. Новая норма даст таким спонтанным покупателям шанс обдумать свое решение в течение двух недель и при необходимости выйти из этой истории без больших потерь.

© Александр Рюмин/ТАСС

Вторая поправка касается процедуры банкротства для физических лиц. За три года действия этого закона из 6 млн граждан с просроченными долгами воспользовались такой возможностью всего 100 тысяч, отметил Янин. При этом, по его словам, в США, только по студенческим займам ежегодно банкротятся порядка 600 тысяч человек, и до 2 млн по другим основаниям.

Проблема в том, что на свое банкротство россиянину нужно потратить от 50 тысяч рублей и более. Для многих злостных неплательщиков это большая сумма, и они просто играют в прятки. Понятно, что рано или поздно их все равно настигнет судебный пристав. И если он будет адекватным и поймет, что взять с должника все равно нечего, просто составит акт о невозможности взыскания. Но если пристав окажется рьяный, у человека будут большие проблемы, предупреждает эксперт. И предлагает удешевить процедуру, как минимум, за счет отмены двух публикаций о банкротстве в печатной версии газеты «Коммерсант» (эта услуга стоит 9 тыс. рублей), оставив только онлайн-ресурс (400 рублей).

В целом, по мнению эксперта, качество государственного управления в потребительской сфере снижается на фоне сокращения реальных доходов населения, и это, конечно, не радует. Наступающий год будет сложным, предупреждает он: население не богатеет, социальные расходы не растут, зато увеличиваются налоги на потребление, и все это будет определять спрос, очевидно, весьма слабый.

«Это выгорание потребительского рынка. Те немногочисленные доходы, которые есть у россиян, все чаще идут на погашение кредитов, а на само потребление денег становятся меньше. Думаю, что повышение НДС может снизить его еще больше. Понятно, что будет рост цен, и значимый. А колебание среднего чека на 50 рублей для среднестатистического человека — это чувствительно. И спрос, мне кажется, будет, дай бог, на уровне 2018 года. А тема бедности у нас в стране становится кричащей»,— сказал Янин «Ридусу» в кулуарах конференции.
Вызовы и ограничения

Кризис докатился и до индустрии прямых продаж, которая обычно в периоды экономической турбулентности держится лучше других отраслей и продолжает расти. В этом году оборот компаний-членов АПП (на их совокупную долю приходится большая часть рынка), по прогнозам, составит 128 млрд рублей — это полностью совпадает с показателем прошлого года. Причем представители отрасли считают, что даже сохранение прежних оборотов на фоне общего экономического неблагополучия — уже хорошо.

«Конечно, период достаточно сложный. Не так много сейчас возможностей для роста с точки зрения экономических условий. Инфляция явно будет повышаться, НДС увеличивается, экологический сбор переходит в экологический налог, доллар нестабилен, а многие из нас сильно зависят от импортного сырья. Но я надеюсь, что в 2019 году падения все-таки не будет. Будет рост, но небольшой»,— прогнозирует президент АПП Тамара Шокарева.

По ее словам, помимо неблагоприятной экономической среды, есть и другие вызовы, например, развитие новых технологий, коммуникаций, интернета, что повышает конкуренцию.

«Но индустрия достаточно гибкая, и наши компании достаточно активно реагируют на все эти перемены»,— заверила эксперт.

Еще один серьезный вызов — намерение российского правительства ввести обязательную маркировку парфюмерной продукции уже к концу 2019 года. Это неизбежно приведет к увеличению затрат и росту цен, предупреждают производители. Да и в целом настойчивое стремление правительства маркировать буквально все участники конференции не одобряют. Это не только разогреет инфляцию, но и нанесет серьезный ущерб малому и среднему бизнесу, предупреждают они.

© pixabay.com

Слегка разочаровал собравшихся и новый закон о самозанятых. В целом, плюсов в нем больше, чем минусов, считает член комитета ГД по экономической политике Олег Николаев. Самое главное — решена проблема неподъемных страховых взносов, их убрали. А еще разрешили работать не только с физическими, но и с юридическими лицами (просто сделали градацию по налогам — 4 и 6% соответственно).

Но в то же время остались существенные ограничения. Первое — не разрешается перепродажа чужих товаров. А ведь значительная доля микробизнеса связана именно с торговлей, отмечает Шокарева. И если человек, например, покупает в деревне свежие продукты, чтобы обеспечить ими сильно занятых соседей по подъезду и при этом заработать себе копеечку, что в этом плохого? Кроме того, данный запрет напрямую касается и индустрии прямых продаж.

«У нас многие покупают для себя. Может, они бы и стали заниматься этим как бизнесом, но их совершенно не устраивают текущие налоговые платежи и страховые взносы»,— сетует эксперт.

Второй запрет — на продажу продукции, подлежащей обязательной маркировке, даже если человек сам ее производит. Правительство планирует к 2024 году маркировать все товары. И если, например, человек что-то шьет своим руками, ему придется проходить эту процедуру с соответствующими расходами. В результате себестоимость вещи получится такая, что ее вряд ли кто-то не купит. Да и просто при мысли о сопутствующих сложностях у гражданина пропадет всякое желание регистрироваться.

По сути, получается, что для микробизнеса торговля вообще будет запрещена. Ему остается только узкий круг услуг (няни, репетиторы, таксисты и т. д.). Между тем, по словам Шокаревой, дистрибьюторы проявляют интерес к новому режиму, и они готовы работать в легальном поле, если фискальная нагрузка будет вменяемой. Особенно в провинции. В тени легко затеряться жителям больших городов, в маленьком городке, где все на виду, это гораздо сложнее.


Источник