Лекарство может превратиться в яд: к вопросу о грузинском национализме

14 декабря 2018 г. 21:36:54

Один из лидеров объединения националистического движения «Грузинский марш» Константин Маргошияна встрече с журналистами заявил, что представители «Грузинского марша» намерены продолжить свою деятельность в качестве политического движения.

«Мы обязательно будем в блоке с другими политическими объединениями. Сейчас идут консультации. На данном этапе я воздержусь от перечислений, поскольку пока не достигнут консенсус по вопросу о том, с кем мы будем. Впрочем, мы будем очень представительным составом. Вокруг этого объединения будет создан именно тот центр, которого ждет общество», — заявил Маргошия.

О серьезности намерений «Грузинского марша» говорит и тот факт, что он намерен контактировать и тесно сотрудничать с такими европейскими националистическими движениями как с немецкой PEGIDA («Патриотические европейцы против исламизации Запада») и французским «Национальным фронтом» Марин Ле Пен.

«Грузинский марш» уже достаточно громко заявил о себе на грузинской политической сцене, проведя массовые акции. Причем необходимо принимать во внимание и тот факт, что количество сочувствующих лозунгам националистов значительно превышает число непосредственных участников манифестаций.

Какие же процессы скрываются за этим явлением? В первую очередь, наверно, надо отметить, что это является очень серьезным доказательством начала краха идеи глобализации. Если этот изящный эвфемизм перевести на более доступный широким интернациональным массам людей язык, то мы получим банально простой термин — «мировое господство». Мировое господство вполне конкретной и определенной политической силы.

Охотников до глобального господства в человеческой истории было предостаточно, причем каждая из этих попыток имела свой идеологический стержень, свои идеи и лозунги, и объясняющие, и морально оправдывающие деяния глобалистов всех времен и народов.

Римляне создавали свою империю, потому что искренне верили, что их главная функция повелевать народами. Арабы на своих знаменах несли идеи ислама. Войска Наполеона несли идеи французской революции, Гитлерсобирался устанавливать в мире новый порядок. О мировой революции грезили большевики. Британская империя несла цивилизаторскую миссию, просвещая «дикие» народы, а, когда окончательно выдохлась, устами своего выдающегося деятеля передала эстафету Соединенным Штатам, знаменуя замену британского мира американским.

И вот теперь Соединенные Штаты Америки навязывают всему миру свой американский образ жизни, ценности демократии и свое мировое господство под невинным термином глобализации. Но многие народы, в том числе и в, казалось бы, окончательно покорной Европе, оказались не готовы отказаться от национальной самоидентификации и переплавиться в единую общую массу по указке заокеанских дирижеров.

Именно поэтому в Европе пошел вулканический выброс национальных идей. Реальность показала, что взгляды политических элит далеко не всегда совпадают с желаниями и настроениями огромного количества простых людей. Поэтому, несмотря на мощное давление со стороны либеральных властей, а иногда и прямую травлю, националистически настроенные силы достигли значительных успехов и во Франции, и в Германии, и в Австрии, и в Венгрии, и в Италии.

Подконтрольные властям СМИ обвиняют их в фашизме, экстремизме и прочих грехах, игнорируя тот факт, что люди пытаются сберечь свои национальные корни, свою национальную идентичность. Многим в Европе пришлось не по нраву, когда приглашенные в их страны мигранты в новогоднюю ночь стали массово и публично насиловать на улицах местных европейских аборигенов.

Во многом схожая ситуация возникла и в Грузии, хотя ультранационалистическое движение в этой стране имеет свои особенности. Ультранационалисты на Украине, в первую и последнюю очередь, являются русофобами. Даже в Армении — единственной союзницы России на Южном Кавказе — действует партия «Сасна црер», не скрывающая откровенно антирусских позиций. Хотя эта партия и малочисленная, но русофобскую нишу заполняет.

В Грузии ситуация выглядит несколько иначе. Как и в европейских движениях, явной антирусской направленности здесь не просматривается. Ни для кого не секрет, что русофобия — явление искусственное, базирующееся не на фактах, а на истерии.

Участники «Грузинского марша» протестуют не против фантомных опасностей, а вполне реальных. Исторический опыт грузинского народа подсказывает, что реальная опасность от России никогда не исходила, а тотальное засилье в Грузии турок, арабов, пакистанцев, иранцев людей раздражает и пугает одновременно. Турки, арабы и иранцы уже господствовали в Грузии много столетий, и здоровая генетическая память народа, очевидно, не дает это забыть.

Сегодня доминирующие в стране русофобы даже запрещают вспоминать и благодарить русских, изгнавших с грузинской земли иноземных захватчиков. Теперь глобализация бывших повелителей успешно возвращает. Рост националистических тенденций в этих условиях становится в какой-то степени защитной реакцией общества. Это в первую очередь протест именно против политики Запада, стирающего государственные границы и поглощающего этносы и народы.

Сам термин «национализм» уже несет в себе определенную негативную оценку. Поэтому местная политическая элита, позиционирующая себя европейскими либерал-демократами, охотно навешивает на всех несогласных ярлыки фашистов и экстремистов вместо глубокого анализа сути явлений.

А ведь схожие позиции во многом разделяет и церковь, не признавшая открыто деятельность ЛГБТ. Хотя правящие элиты сразу обозвали священников мракобесами и гомофобами, отношение к ним широких масс далеко не такое, и авторитет церкви из-за решительной защиты традиционных нравственных устоев уж никак не пострадал.

Сегодня так называемые ультранационалисты в Грузии Россию главной угрозой не считают. Косвенным доказательством этого может служить и их готовность к сотрудничеству с «Альянсом патриотов Грузии» — единственной парламентской фракции, члены которой ездили в Москву в попытке хоть как-то добиться нормализации отношений между странами. Не стоят на антирусских позициях и патриоты старой Европы, начиная с Марин Ле Пен и заканчивая венгерским премьером Виктором Орбаном. Какие бы ярлыки на них ни пытались приклеить, они в первую очередь думают и заботятся о собственных народах, и ставить им это в вину никто не имеет права.

Но нам надо помнить и то, что национализм — штука все-таки опасная. При его передозировке лекарство легко может превратиться в смертельный яд. Многие народы, к сожалению, эту истину познали на собственном горьком опыте.

Ираклий Чхеидзе (Тбилиси), специално для EADaily


Источник