Как Китай «снимает шкуры»

Марьян Сидорив

17 ноября 2020 г. 11:02:44

О китайской политике «мудрой обезьяны, сидящей на горе и смотрящей на бой тигров в долине» знают многие. Реже вспоминают продолжение – «потом обезьяна спускается и снимает шкуры с ослабевших тигров». 2020 год многие страны будут вспоминать с содроганием. Многие, но не Китай. Потому что для него наступило время собирания шкур.

Коронавирусный год начался для Китая шоком: впервые с 1992 года, когда начались официальные квартальные отчеты о валовом внутреннем продукте, ВВП страны в первом квартале обвалился на 6,8%. Но потом КОВИД-обвал ВВП уверенно зашагал по планете, «опустив» во втором квартале 2020 года Соединенные Штаты на 32,9% по сравнению с аналогичным периодом 2019-го, Евросоюза на 14,4%, Россию на 8,5% (окончательных данных до настоящего времени нет). На этом фоне Китай с ростом второго квартала на 3,2% стал смотреться островком стабильности и оптимизма.

Оптимизма добавляют и геополитические трейд-проекты Китая. Напомню, что с сентября 2013 года Пекин начал осуществление проекта «Нового шелкового пути» из Китая в Европу. О его перспективах, плюсах и минусах можно говорить бесконечно. Но нельзя отрицать очевидного: сухопутный «Путь» значительно повысил влияние Китая в Казахстане, России и странах Центральной Азии. А ведь есть еще «Жемчужная нить» Нового шелкового пути, подразумевающая не то что «влияние», но просто опорные пункты китайской торговой экспансии в важнейших точках Индийского океана — порт Хамбантота на Шри-Ланке, Гвадар в Оманском заливе и база в Джибути в районе Африканского Рога. А это и есть Индийский океан с точки зрения евразийской торговли. Так что «шкуру» с евразийского материка Китай снимает успешно. Теперь настало время моря.

15 ноября 2020 года, после девяти лет и тридцати раундов переговоров, одиннадцати межсессионных и восьми министерских совещаний, состоялась необычная церемония. По видеосвязи был подписано Соглашение о свободной торговле в Азиатско-Тихоокеанском регионе, Региональном всестороннем экономическом партнерстве (RCEP). Участниками партнерства стали 15 стран: Китай, Япония, Южная Корея, Австралия, Новая Зеландия, Бруней, Камбоджа, Индонезия, Лаос, Малайзия, Мьянма, Филиппины, Сингапур, Таиланд и Вьетнам. Соглашение создаст крупнейшую в Азии зону свободной торговли, охватывающую 30% мирового номинального ВВП (более 26 триллионов долларов).

Скриншот страницы социальной сети Facebook @D'Andrea & Partners Russian Desk

Соглашение создаст для его участников ряд торговых выгод, в частности смягчит «вредное воздействие различных тарифов, правил происхождения и стандартов». Но за экономикой тенью маячат геополитические интересы Пекина. Идея RCEP была выдвинута Китаем в ответ на предложение США создать Транстихоокеанское партнерство (Trans-Pacific Partnership, TPP) в рамках азиатской политики Барака Обамы, известной как «поворот к Азии» (Pivot to Asia). Однако механизм этого «поворота» оказался очень неудачным, и в результате «администрация Обамы сумела усугубить напряженность в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в то же время позволив Ближнему Востоку и Европе погрузиться в еще более глубокий хаос, чем раньше». Поэтому Дональд Трамп в 2017 году вывел Штаты из TPP, а природа не терпит пустоты. Пекин, на фоне развязанной США торговой войны с Китаем, активизировал переговоры по RCEP в попытке доказать всем, что глобализация возможна и без руководящей роли Запада. А идея свободной торговли, на которой строится экономическая модель большинства азиатских стран, по-прежнему актуальна и однозначно выгодна.

И Пекину удалось почти всё, за исключением Индии, которую сейчас активно обхаживает Вашингтон. В прошлом году Индия отказалась продолжать переговоры по RCEP, опасаясь увеличения потока товаров из Поднебесной без гарантии равного доступа к китайским рынкам. Однако надежды сохраняются: в течение начального периода существования в RCEP не будут принимать новых членов, однако для Индии сделали исключение — она может присоединиться в любой момент.

Нетрудно представить себе будущую реакцию США на появление RCEP: всё-таки без их участия и при явном доминировании Пекина создается крупнейшая на планете зона свободной торговли. Причем из супружеской койки Штатов уводят их старых добрых партнеров — Японию и Южную Корею.

Но посмею предположить, что в случае победы демократа Байдена никаких резких шагов военно-политического или даже санкционного характера новая вашингтонская администрация предпринимать не будет. Во-первых, Байден уже давно обозначил своего главного противника — Россию, так что Китаю «засветил» тайм-аут в противостоянии с Соединенными Штатами. А вот России следует приготовиться.

Во-вторых, Джо Байдену вообще не с руки ссорится с Китаем. Ибо если финансовые приключения его сына Хантера на Украине достаточно хорошо известны, то о его оборотах в Китае известно намного меньше. Хотя Дональд Трамп прямо обвинял Хантера в выведении из Китая полутора миллиардов долларов. Но Пекин таинственно молчал, не опровергая, но и не подтверждая информацию. И тем самым избавил Байдена-отца от перспективы очень неприятных вопросов.

Джилл и Джо Байден

(сс) Gage Skidmore

И сейчас китайцы ведут себя по отношению к Байдену с каким-то высокомерием. Вся Европа — Макрон, Меркель и даже украинский президент Зеленский — наперегонки начали поздравлять лидера американских демократов с избранием. Пекин декаду молчал. А 13 ноября разродился реакцией, но такой, что лучше бы ее не было. С точки зрения демократов…

Потому что когда не лидер и даже не министр, а официальный представитель министерства иностранных дел Китая Ван Вэньбинь предает гласности такой текст, то остается только гадать, что это? Поздравление или персональное напоминание о законах и процедурах США. Ибо «поздравление Китая» Байдену дословно звучит так: «Мы следим за реакцией внутреннего и международного сообщества на президентские выборы в США. Мы уважаем позицию американского народа. Мы поздравляем г-на Байдена и г-жу Харрис за сделанный выбор. В то же время мы понимаем, что исход выборов в США будет определен в соответствии с законами и процедурами США».

Так и тянет оценить такое обращение как напоминание о том, что китайцы имеют основания и возможности доказать «конфликт интересов» (=коррупция) Байдена-сына под солнцем Поднебесной. Но тогда они имеют все основания, пока тигры изнемогают в КОВИДе и встречном противостоянии, без помех «снимать шкуру» не только в Евразии, но и на азиатско-тихоокеанских просторах.


Источник