«Барбаросса» от 29-го июня…

27 августа 2019 г. 20:53:50

Во многих советских книгах утверждалось, что многих бед 41-го года удалось бы избежать, если бы Красная Армия успела ещё хоть немного подготовиться. Дескать войска вступали в бой с колес, на ходу. А вот оттянуть бы войну хоть на месяц, хоть на неделю, чтобы «лучше подготовить страну к обороне». В все успели бы сосредоточиться, согласно планам, и было бы гораздо лучше.

Глупее этого трудно что-то придумать. И в этом легко убедиться, просто изучив, что произошло, если бы Красная Армия действовала по своим предвоенным планам. Которые, теперь слава богу мы знаем.

Давайте попробуем с вами смоделировать, чтобы было, если бы немецкое командование, перенесло срок на неделю, что у нас получается 29-е июня. Лучше бы, конечно, на 1-е июля, так было бы точнее моделирование, но можно остановиться на воскресном дне. Тут важно не сама дата, а то, что Красная Армия завершит выдвижение войск согласно имеющемуся плану. То есть, сосредоточит у границ значительно больше войск, о чем так «мечтали» советские историки.

Итак. Красная Армия полностью развернула свои войска. Согласно планам, к 1-му июля все соединения приграничных округов, за счет привлеченного на сборы состава, развернуты до штатов военного времени. Что касается Вермахта, то там всё тоже самое, ну разве что подтянули ближе к границе несколько дивизий, которые 22-го июня ещё находились в состоянии переброски на территории Германии или в других местах.

Рано утром наносится удар всеми силами авиации по местам дислокации войск, аэродромам, складам и транспортным узлам. Артиллерия накрывает огнём все части расположенные вблизи границы, а их очень много. Удар в любом случае получается внезапный, и даже если предположить, что 29-го июня, в отличие от реального 22-го войска и будут приведены в боевую готовность, то инициатива все равно останется у Вермахта. Все же версии о том, что советские войска будут сидеть в окопах и ждать удара в полной готовности, или заранее поднимут всю истребительную авиацию, чтобы подловить немецкие бомбардировщики в момент налеты, крайне недостоверно выглядят даже в фантастических романах.

Если инициатива будет у немцев, то будет внезапный и сокрушительный удар по войскам в приграничной зоне, и ситуация будет мало чем отличаться от того, что происходило 22-го июня. Разница в неделю ничего не изменит в этом плане.

Давайте посмотрим, что будет происходить на конкретных фронтах, с учетом произошедших изменений. Южный и Северо-Западный фронты мы не будем рассматривать, так как за неделю ситуация на них никак не изменится.

Что касается Западного фронта, то к 29-му июня рядом с 10-й армией на самой верхушке Белостокского выступа разворачивается 13-я армия. Все войска, в реальности находившиеся в глубине, будут выдвинуты к фронту, и большая часть на вершину Белостокского выступа. Так же, как и 22-м июня, немцы наносят удар с Сувалковского выступа, пробивается брешь, куда немедленно вводится 3-я танковая группа, в составе которой 1018 танков. В районе Бреста немцы обеспечивают прорыв 2-й танковой группы, в составе которой 1069 танков.

Силы те же, потому нет причин, чтобы и результат кардинально отличался.

Обе танковые группы двигаются к Минску. В реальной Великой Отечественной им пришлось иметь дело со штабом 13-й армии, который объединил под своим командованием соединения, находившиеся в том районе. В нашем случае там по плану уже должна находиться 22-я армия.

Можно предположить, что в нашем случае, бои за Минск будут более тяжелыми для немцев, и взять город они смогут с более серьезными потерями.

Что касается всех остальных войск Западного фронта, то они, так же как и в реальной истории оказываются в окружении. То, что в окружение попадает на 10-12 дивизий больше, роли не играет. Просто в лесах и болотах Белоруссии в результате будет намного больше партизан. Возможности для организации какого-то контрудара силами 13-й и 10-й армий нет по чисто географическим причинам — даже просто вывести войска с Белостокского выступа сложно, дорог крайне мало.

Оставим сражающиеся в районе Минска войска и посмотрим на обстановку в полосе Юго-Западного фронта.

А вот тут как раз обстановка сильно отличается. 22-го июня немцы прорывались на стыке 5-й и 6-й армий. Теперь же между 5-й и 6-й армиями располагается 20-я армия, а это семь стрелковых дивизий. В этой ситуации Вермахту будет намного сложнее прорывать фронт. Но допустим, они его прорывают, и в прорыв вводится 1-я танковая группа, в которой 758 танков.

Если 1-я группа все-таки прорывается, то ей опять же приходится иметь дело с советскими мехкопусами, которые к 29-му июня будут уже выдвинуты ближе к границе.

И тогда против 1-й танковой группы с одной стороны будет два мехкорпуса 5-й армии — это около тысячи танков, а с другой стороны мехкорпуса 6-й армии — это около 1700 танков, включая 160 КВ и 400 Т-34. Да еще и два стрелковых корпуса во втором эшелоне. Сражение может получиться очень жарким.

Можно предположить, что в этой ситуации, у 1-й танковой группы не получится сделать рывок на Киев, там более, на этом пути разворачивается уже 16-я армия, а чуть южнее и 19-я армия. Можно смело предполагать, что сил для прорыва на Киев у немцев элементарно не хватит, и ситуация на Украине будет, как минимум не катастрофической, а при благоприятном для нас раскладе Вермахт вынужден будет втянуться в затяжные бои.

Итак, у нас складывается следующая картина.

На Северо-Западном фронте все почти так же как было в реальной Великой Отечественной, но 21-й мехкорпус, переброшенный в начале войны в Прибалтику, в нашем случае находится под Минском и никуда не может быть уже отправлен.

Минск в любом случае взят, вопрос лишь в том, сколько потребовалось времени и каких потерь это стоило Вермахту, но скорее всего ситуация кардинально не отличается от того, чтобы в реальной ситуации.

Основные силы Западного фронта окружены на Белостокском выступе, причем в окружение попало значительно больше войск.

На Юго-Западном фронте обстановка складывается благоприятно для Красной Армии, о прорыве на Киев 1-й танковой группы речь не идёт. Всё это за счет 20-й армии у границы, на стыке 5-й и 6-й армий, а так же 16-й и 19-й армий во втором эшелоне фронта. По сравнению с реальной ситуацией Юго-Западный фронт имеет намного больше сил к 29-му июня.

На Южном фронте ситуация в любом случае не опасная.

Ситуация частично похожая на реальную в полосе Западного и Северо-Западного фронтов, и кардинально отличающая на Украине. Стало быть, группа армий «Юг» будет действовать как-то иначе, а вот для групп армий «Центр» и «Север» повода менять свои планы нет. Согласно этим планам группа армий «Север» должна наступать на Ленинград, а группа армий «Центр» на Москву.

В Великой Отечественной войне следующей стадией было Смоленское сражение, в котором с нашей стороны приняли участие 16-я, 19-я, 20-я, 21-я и 22-я армии, а затем 24-я и 28-я армии, находившиеся в движении и потому их, удалось относительно быстро перенаправить.

Однако в рассматриваемом нами варианте, 22-я армия уже вела бы бои за Минск, и всяко понесла серьезные потери. Остальные четыре армии находятся в составе Юго-Западного фронта. 20-я армия, втянута в приграничные бои, 21-я армия вообще на самой границе, между 6-й и 26-й армиями, 16-я и 19-я армии ведут бои против прорвавшейся 1-й танковой группы.

В результате для организации нового фронта против группы армий «Центр» есть лишь остатки 22-й армии, а также две резервных армии в районе Вязьма, Брянск: 24-я и 28-я, в которых 11 стрелковых дивизий и около полутора тысяч танков. Напомню, что все эти войска и так участвовали в Смоленском сражении, да плюс к ним ещё четыре армии было. И всё равно все они были разгромлены. Так что в рассматриваемой нами ситуации получается, что дорога на Москву фактически открыта. Чтобы перебросить на московское направление какие-то силы и формировать новые армии нужно время. Это время в реальности выиграли армии, задержавшие немцев в районе Смоленска.

Так это, слава богу, что немцы напали именно 22-го июня. Конечно, вариантов всегда много, предсказать, что и как могло бы случиться невозможно. Но с другой стороны, люди те же, планы те же, ничего кардинального за неделю не могли произойти, чтобы воевать стали как-то иначе. Всего лишь несколько армий, которые 22-го июня находились в движении, и движение которых ещё можно было бы изменить, через неделю бы уже выдвинулись в указанные им по плану районы, а потом бы и втянулись в бои. И использовать их для затыкания огромной стратегической дыры на московском направлении, было бы нельзя. Такая вот получается грустная ситуация.

Кирилл Шишкин


Источник