Повелитель баллистических ракет: как советский «Урал» весь мир прослушивал

13 октября 2017 г. 16:21:45

Ракетные крейсеры, построенные еще в Советском Союзе, до сих пор представляют большую опасность для любого потенциального противника. Однако помимо стальных исполинов с крылатыми ракетами, в Советском Союзе был спущен на воду уникальный, ни на что не похожий и не имеющий аналогов в мире корабль-разведчик.

Подслушивать и подсматривать

Сама идея иметь средства контроля как можно ближе к берегам вероятного противника не была чем-то из ряда вон выходящим. Функционал наземных советских станций, занятых слежением за воздушными объектами, хоть и был предметом пристального внимания разведывательных служб США, но был ограничен технологиями времен «холодной войны». Размещение массивных РЛС с мощностью, достаточной чтобы «слышать и видеть» противника на значительном расстоянии, да еще и на корабле, требовало от судостроителей и ученых оригинальных, и вместе с тем эффективных решений. Проведение радиотехнической разведки прямо «под носом» у вероятного противника в ядерной войне сулило огромные преимущества — при грамотном планировании и реализации разведывательных мероприятий советские военные могли получить не только данные о сеансах радиосвязи, но и сведения о всей структуре системы управления военной машиной США.

Серьезной проблемой для советского ВМФ и служб разведки стало отсутствие пунктов материально-технического снабжения и военно-морских баз в Атлантике и Тихом океане. Решение такой задачи предполагало сложные международные переговоры со странами, на территории которых должны были строиться такие объекты, поэтому в Советском Союзе пошли другим путем. В 1975 году советские ученые и военная промышленность начали работу над универсальным разведывательным комплексом «Коралл» — станцией обнаружения, измерения и слежения за пусками баллистических ракет и комплексом для радиотехнической разведки одновременно. Платформой для транспортировки всей конструкции должен был стать уникальный корабль с ядерным реактором, обеспечивавшим неограниченную дальность хода.

Однако тратить баснословные деньги на разработку силовой установки под отдельный проект не стали. Более простое, и как следствие, более дешевое решение нашлось само собой — качестве «сердца» уникального корабля-разведчика была выбрана схема размещения ядерного реактора, похожая на реакторные установки крейсеров проекта «Орлан».

Правда просто скопировать схему размещения, в виду конструктивных особенностей, оказалось невозможно — для максимальной безопасности и показателей энергоотдачи конструкция водо-водяных реакторов была доработана, а генераторы и вся система электропитания на борту были перепроектированы практически заново. Двойная энергетическая установка обеспечивала не только хорошую скорость хода — 21,5 узел (под 40 км/ч), но и питала электроэнергией всю бортовую электронику, включая высокочувствительные и крайне «прожорливые» РЛС.

Трудный ребенок

Базой для морского комплекса разведки стал исполинский, даже по меркам советского ВМФ, корабль «Урал», разработанный в рамках проекта 1941 под шифром «Титан». Однако до последнего момента судостроители и заказчик, которого поддерживали советские ученые и производители военной электроники, буквально «воевали» друг с другом за каждый метр габаритов судна. Первоначальные расчеты привели советских корабелов, не имевших опыта строительства кораблей такого класса, в замешательство — техническое задание предполагало закладку и сварку корабля с длиной корпуса в 400 метров от носа до кормы.

Для сравнения — авианесущий крейсер проекта 1143.5, по которому построен и знаменитый «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», на целых сто метров короче. Путем тяжелых, и местами трагических споров, судостроителям все-таки удалось «отвоевать» право на вменяемые габариты судна — заказчик согласовал длину в 265 метров.

Однако и такие габариты обернулись для судостроителей настоящим испытанием — помимо сложностей со сборкой корпуса и его постановки в док для окончательной достройки стало ясно, что для корректной работы комплекса и обслуживания систем корабля потребуется разместить на борту почти тысячу человек экипажа. Стоит добавить, что на этапе испытаний, напичканный сверхсекретной аппаратурой для радиотехнической разведки корабль принял на борт еще полторы тысячи человек — представителей предприятий советской военной промышленности, которым предстояло отладить и настроить всю электронику. К моменту перехода на Тихоокеанский флот выяснилось, что исполинские размеры не позволяют поставить «Урал» рядом с остальными боевыми кораблями из состава ТОФ — на базе флота попросту не оказалось подходящей причальной стенки.

О других особенностях уникального морского разведчика в интервью телеканалу «Звезда» рассказал капитан 3-го ранга ВМФ СССР Георгий Черненко.

«Такие проекты рождаются раз в 50 лет, если не в сто. Есть автомобили, которые собирают вручную, а есть корабли. Несмотря на громадные размеры, это было по сути штучное изделие — второй корабль по этому проекту так и не построили. Но главные качества крылись все-таки в системах контроля. Например «Урал» получил одну из самых современных из существовавших на тот момент радиолокационных станций «Атолл», в конструкции которой была реализована цельноповоротная фазированная антенная решетка»,- рассказал Черненко.

Отдельно стоит упомянуть и входивший в состав бортовой аппаратуры оптико-электронный комплекс наблюдения за пусками «Лебедь». Наземным аналогом этого устройства (весьма условно) можно считать расположенный в Таджикистане ОЭК «Окно», в задачи которого входит слежение за космическими объектами на высотах от двух до сорока тысяч километров. Комплекс «Лебедь» по своим характеристикам был чуть скромнее, однако в состав устройства входил уникальный фотоаппарат с полутораметровым зеркалом, позволявший наблюдать и фиксировать параметры запускаемых баллистических ракет с расстояния в несколько сотен километров. Как и свой сухопутный аналог, морской комплекс слежения был укрыт от изменчивой погоды и механических повреждений специальным раздвижным кожухом, больше похожим на гигантский шар для гольфа.

Вооруженец

Будучи записанным в техническом задании как боевой корабль, БАРЗК «Урал» получил не только средства разведки и контроля, но и вполне себе настоящее вооружение, которого, при необходимости, могло было хватить для уничтожения небольшого сторожевого корабля. На носу и корме были размещены 76-мм артиллерийские установки АК-176, целеуказание которым выдавала система управления огнем МР-123 «Вымпел-А». Для оперативного реагирования по надводным и воздушным целям противника на корпусе корабля были смонтированы четыре 30-мм скорострельных шестиствольных пушки АК-630 с боекомплектом в 4000 выстрелов. В довесок к зенитной артиллерии «Урал» получил и зенитный ракетный комплекс «Игла» с боекомплектом в 32 ракеты, а за обеспечение противодиверсионной работы на корабле отвечал комплекс «Дождь».

Свою боевую эффективность уникальный корабль радиоэлектронной разведки подтвердил еще во время межфлотского перехода к Тихому океану. До начала основной деятельности по перехвату и разведке каналов связи и наблюдения за пусками баллистических ракет, экипаж корабля «Урал» с расстояния в 800 морских миль (1481 километр) обнаружил, записал и проанализировал характеристики старта американского шаттла «Колумбия».

«По маршруту перехода так же фиксировались частотные параметры всех РЛС вероятного противника, размещенные на земле, режимы работы РЛС и систем радиосвязи самолетов, в том числе и разведывательных — эти сигналы записывались, анализировались и скапливались в специальный банк данных, которым дальше пользовались все рода войск — от РВСН до войск радиоэлектронной борьбы. С обработкой информации кстати были большие проблемы — первые ЭВМ «Эльбрус» по началу отказывались выходить на рабочие параметры — сильно грелись и потребляли много энергии. Люди, которые проводили их настройку и заставляли работать электронику в режиме реального времени, буквально жили рядом с техникой», — рассказал в интервью телеканалу «Звезда» кандидат технических наук, радиофизик Леонид Бабичев.

Однако политический, и экономический кризис конца 80-х/начала 90-х годов поставил крест на судьбе уникального корабля — в 1992 году в виду нехватки финансирования и отказа от строительства необходимой инфраструктуры ядерные реакторы «Урала» заглушили, а сам корабль буксирами оттянули к дальнему пирсу. Уникальное судно, электроника и средства контроля которого могли не только собирать данные с боевых кораблей, самолетов и ракет противника, но и определять полетные параметры баллистических ракет, оказалось никому не нужно. Свою главную миссию — боевое дежурство недалеко от атолла Кваджалейн в Тихом океане, где американские военные до сих проводят испытания баллистических ракет и ракет-перехватчиков, уникальный корабль-разведчик 38-й бригады разведывательных кораблей Тихоокеанского флота так и не добрался. Ни до, ни после спуска на воду и начала эксплуатации ССВ-33 «Урал» ни одно государство за рубежом подобных кораблей не построило, оставив «Урал» единоличным доказательством торжества советской науки и военной промышленности.


Источник








comments powered by HyperComments