Почему белорусские правоохранители не преследуют Макея и Лукашенко?

Кирилл Аверьянов-Минский

15 сентября 2017 г. 19:07:56

Дмитрий Алимкин, Юрий Павловец, Сергей Шиптенко.

Вот уже девять месяцев в одном из минских СИЗО томятся три пророссийских публициста — Дмитрий Алимкин, Юрий Павловец, Сергей Шиптенко. Дмитрий Алимкин обвиняется по ч. 3. ст. 130 УК РБ (разжигание межнациональной розни, совершенное группой лиц). Юрий Павловец и Сергей Шиптенко обвиняются по той же статье, кроме того, им инкриминируют «незаконное предпринимательство», под которым понимается получение гонораров за написание авторских статей для российских СМИ. Всем трём публицистам грозит наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до двенадцати лет.

За что же белорусское государство собирается посадить своих граждан на столь длительные сроки?

Долгое время в качестве единственного повода для возбуждения уголовного дела называлось употребление одним из его фигурантов, Дмитрием Алимкиным, эпитетов «недогосударство» и «недонарод». При этом о «недонароде» публицист не писал, а если кого-то и можно обвинить в подобном отношении к белорусам, то это нынешний министр иностранных дел Владимир Макей, который несколько раз заявлял об отсутствии сформированной белорусской идентичности. «Я думаю, что наша белорусская идентичность ещё до конца не сформировалась. В прошлом мы слишком долго жили в тени больших народов. У нас общая история с Польшей, общая история с Россией. И не всегда самая радужная, скажем так. Мы не пришли ещё к осознанию того, что мы представляем как нация, как народ… Мы ещё, наверное, как нация находимся в поисках своей идентичности», — это слова господина министра, а не опального публициста. Да, Алимкин в пылу полемики назвал Белоруссию «обезумевшим недогосударством». Безусловно, данное определение кому-то может показаться обидным, но оно явно не стоит нескольких лет тюрьмы (если, конечно, белорусское государство не хочет оправдать первую часть этого определения).

То, в чем обвиняют двух других публицистов — Павловца и Шиптенко, стало известно совсем недавно. У автора этих строк оказались в руках результаты экспертизы, которые, по всей видимости, станут основой обвинительного заключения. Текст, написанный назначенными Следственным комитетом РБ экспертами, шокирует любого здравомыслящего человека.

По сути, Павловец и Шиптенко обвиняются по трём пунктам.

1) Несогласие с официальной версией белорусской истории. «Автор утверждает, что белорусское общество до начала перестройки воспринимало себя не как отдельный этнос, а лишь как часть советского народа, до начала перестройки понятие „белорус“ не было связано с понятием нации».

2) «Принижение» белорусского языка. «Из утверждения автора о том, что в сфере межличностного общения белорусский язык используется лишь 1,5−2% населения, выводится, что белорусский язык считается фактически мертвым языком».

3) Указание на антироссийскую политику белорусского руководства. «Используя развернутую систему рациональных и эмоциональных речевых приемов убеждения и манипулирования, автор демонстрирует негативное отношение к белорусской власти, оценивая проводимую ей политику как антироссийскую».

И вот на основании этих абсурдных обвинений людей хотят лишить свободы на длительный срок…

Чтобы быть последовательными, белорусским правоохранителям следовало бы вместе с пророссийскими публицистами посадить на скамью подсудимых ещё несколько человек. Так, о белорусах как части советского народа пишет уважаемый в Белоруссии историк Вячеслав Носевич: «Лишь часть сельчан-католиков, порядка 4% населения, сохранила религиозность и вместе с ней польскую идентичность (но не язык). В остальной массе возобладала двухуровневая идентичность: „белорус“ на региональном уровне и „русский“ или „советский человек“ — на национальном. В отличие от Прибалтики, Закавказья и Средней Азии, для большинства белорусов иерархия ценностей была именно такой — сошлюсь, за отсутствием статистики, на собственный опыт и тогдашние взгляды практически всех своих родных, друзей и знакомых».

«Принижением» роднай мовы на заре своего президентства отличился Александр Лукашенко: «Люди, которые говорят на белорусском языке, не могут ничего делать, кроме как разговаривать на нём, потому что по-белорусски нельзя выразить ничего великого. Белорусский язык — бедный язык».

О негативном отношении белорусского руководства к России в 2010 году заявил тогдашний президент РФ, а ныне председатель правительства Дмитрий Медведев: «В последнее время руководство Белоруссии приняло на вооружение антироссийскую риторику. Предвыборная кампания там целиком и полностью построена на антироссийских сюжетах, на истерических обвинениях России в нежелании поддерживать белорусов и белорусскую экономику, проклятиях в адрес российского руководства. За всем этим видно отчётливое желание поссорить государства и, соответственно, народы».

Помимо абсурдных обвинений, в деле Алимкина, Павловца и Шиптенко имеет место приписывание авторам цитат, которых нет в их текстах, а также серьёзное процессуальное нарушение — экспертизу в рамках следствия проводили те же самые эксперты, которые составили первоначальное заключение, послужившее формальным основанием для задержания публицистов.

С чем на самом деле связаны репрессии против белорусских авторов российских СМИ? По всей видимости, власти РБ хотят заткнуть рот всем сторонникам Русского мира, которые не придерживаются «генеральной линии» белорусского режима в отношении истории, языковой политики и выполнения союзнических обязательств Белоруссии перед Россией.

В последние годы белорусское руководство почему-то считает, что пророссийски настроенные граждане представляют для него бо́льшую опасность, нежели местечковые националисты. На это, в частности, указывает тот факт, что никто из «свядомых» активистов не привлекался к уголовной ответственности исключительно за свои политические взгляды.

Официозные пропагандисты пытаются поставить в один ряд с уголовным преследованием пророссийских публицистов дело Эдуарда Пальчиса, редактора белорусского националистического ресурса 1863x.com. Но это чистая спекуляция. Пальчис был приговорен к одному году и девяти месяцам «домашней химии» за разжигание межнациональной розни, однако к этому были реальные основания (при этом по факту Пальчис находится на свободе). На сайте 1863x.com публиковались статьи с прямыми призывами к убийству русских. «Наша задача сделать так, чтобы сторонники русского мира ассоциировались с мразью и падалью, которую надо уничтожать», — было написано в одной из статей.

Примечательно, что Пальчиса белорусские правозащитники признали политзаключенным. И те же правозащитники после задержания Алимкина, Павловца и Шиптенко заявили, что «пока не видели материалов дела, достаточных для того, чтобы назвать задержанных политзаключенными». Увидят ли они их сейчас?


Источник








comments powered by HyperComments