Действительно ли Китай погряз в долгах не меньше Америки?

Руслан Хубиев

19 июля 2019 г. 13:05:49

Сумеют ли США сыграть на экономических слабостях КНР

Как правило, бурный экономический рост Китая в последние десятилетия принято связывать с переносом западных производств. Дешевая рабочая сила, максимально лояльные условия для иностранного инвестирования, мягкий климат южного Китая и доступность морских путей действительно давали шанс Пекину. Однако сам по себе рост не гарантировал автоматическую конвертацию доходов в развитие государства, для этого необходимы были процедурные решения.

Главная функция государства — это перераспределение. Именно через данный механизм Система формирует жизненный уровень населения, воспроизводит человеческий капитал, оказывает социальные услуги и развивает инфраструктуру на федеральном, региональном и местном уровнях. Для перераспределения государству требуется инструмент, и им в современном мире выступает банковская система.

В итоге локомотивом становления современного КНР были банки, а точнее трехуровневая банковская структура, находившаяся под полным контролем государства. Именно через нее посыпавшиеся на КНР «лишние» доходы удалось направить в русло развития страны.

На самом верху этой пирамиды находились три элемента — Банк государственного развития, Банк развития сельского хозяйства и Экспортно-импортный банк, занимающийся поддержкой промышленности и внешнеторговой сферы. На втором уровне шли коммерческие банки, которые также были в управлении государства, а на третьем располагались местные кооперативы.

Именно этот триумвират был инструментом строительства нынешнего КНР в его современном виде, щедро финансируя внутреннюю экономику и производителей страны. Это легко понять уже потому, что еще в 2016 году объем выданных в стране кредитов достиг такого уровня, что суммарно превысил все мировые показатели, даже объем кредитов в ЕС и США.

Дешевые займы от государственных банков десятилетиями были главным рецептом китайского развития, а ведь в Китае существует и масса нелегальных кредитных учреждений, о которых знают все, но которым позволяют работать для проведения операций вне контроля банковских регуляторов. Этот сектор, как считают аналитики, имеет еще больший объем активов, нежели его официальный вариант.

На этом положительная сторона системы заканчивается и начинается оборотная часть медали. Будучи локомотивом развития экономики и десятилетиями раздавая дешевые массовые кредиты, китайский банковский сектор намеренно закрывал глаза на риск. На неблагонадежных клиентов, на просроченные выплаты, на безнадежные займы и так далее. А когда в последние несколько лет ситуацию попытались изменить, ужесточив контроль над выдачей кредитных линий, оказалось, что страна настолько привыкла работать по-старому, что у государства сохранилась инерция — ограничительные меры ни к чему не привели, а долги продолжали увеличиваться.

Вскоре в Китае началась опасная тенденция – протекционизм, защищавший КНР от западных спекулянтов и державший все эти годы жесткие ограничения для иностранных инвесторов, начал ослабевать. В результате, к сегодняшнему дню активы иностранных банков в КНР уже приблизились к сумме в полтриллиона долларов, а в ранее государственной банковской сфере начали появляться частные кредитные организации.

Пять лет назад казалось, что борьба с теневым банкингом все же переломит эту тенденцию. Однако в 2018 году началась торговая война США против КНР, которая уже привела к рекордному за 27 лет замедлению темпов роста китайской экономки. Это в свою очередь заставило Китай снова начать накачку страны деньгами, тем самым лишь увеличивая задолженность и перечеркивая предыдущую борьбу.

В итоге на июль 2019 года, как сообщает Институт международных финансов, общий долг Китая, включающий обязательства государства, компаний и домохозяйств, вырос до 304% ВВП. При том, что в первом квартале 2018 года он составлял 297%. Абсолютные цифры тоже впечатляют — $40 триллионов или около 15% всех мировых долгов.

С другой стороны, по данным IIF, общая величина мирового долга на 1 апреля 2018 года составляла 247 трлн долларов, общий долг США насчитывал 329,7% к ВВП, Великобритании – 456,2%, а главной страны-должника в мире Японии – 526,5% к ВВП.

Тем не менее, цифра 304% к ВВП, описывающая нынешний китайский общий долг формируется на основании официальной статистики, а если принять оценки экспертов о том, что теневой банкинг в КНР еще несколько лет назад превысил официальный, то и данная цифра побьет рекорд. Если же учесть нарастающую против КНР американскую торговую войну, то тенденций к снижению задолженности в ближайшее время не предвидится.

В США прекрасно понимают, что после прихода Трампа и сворачивания глобализации, у «мировой фабрики» остается мало альтернатив и главная из них — построение внутреннего рынка. Но чтобы его развить в максимально сжатые сроки необходимо выдавать еще больше кредитов, а это в условиях и без того запредельной закредитованности, а также ввиду американской торговой войны будет означать еще более высокие риски для стабильности.

В принципе можно пойти по советскому пути — то есть по единственному примеру успешного построения народно-хозяйственного комплекса, который и обеспечил бы замкнутый внутренний спрос, но для этого нужны колоссальные человеческие усилия — жертвы, пятилетки, в которых люди будут отдавать все ради завтрашнего дня, а на это современные китайцы (да и кто сегодня в мире на это гоов?), попробовавшие капиталистический образ жизни, уже не готовы.

Видимо, на эту патовую ситуацию Вашингтон и делает расчет. Остается надеяться на то, что наши китайские товарищи прекрасно видят эту опасную ситуацию и готовы ее решать также квалифицированно, как до этого они решали и другие проблемы как внутренней, так и внешней политики.


Источник