Судьба перебежчика. Как Порошенко вчистую переиграл Авакова

13 января 2019 г. 12:48:18

Недавний главный соперник президента в украинской политике, некогда и сам могущественный министр МВД Украины Арсен Аваков как-то незаметно оказался в тени, утеряв рычаги влияния на ситуацию в стране. Министром он остался, во всяком случае пока, а вот в большой политике затерялся на третьих ролях.

Неожиданно вспомнилось, что еще год-полтора назад главной темой политических обсуждений было противостояние президента Петра Порошенко и открыто бросавшего ему вызов министра внутренних дел Арсена Авакова. Вот несколько примеров.

29 июля 2017 года — после того, как СБУ и Генпрокуратура провели обыски у заместителя министра внутренних дел Вадима Трояна (давний, еще со времен губернаторства в Харькове, приближенный Авакова) по делу о даче крупной взятки, под Киевом был поднят в ружье полк полиции особого назначения «Миротворец»… и сразу после этого Троян исчез из уголовного дела.

31 октября 2017 года Аваков убирает Нацгвардию от Верховной Рады, оставляя ее беззащитной перед «Михомайданом», и т. д.

Это было серьезно, и президенту приходилось делиться с Аваковым, вспомним хотя бы внеконкурсное распределение Госгеослужбой 5 декабря 2017 года квот на добычу газа на целом ряде участков в восточных областях страны — практически пополам между компаниями из окружения Авакова и Порошенко…

И вдруг весь прошедший год — тишина. Ни угроз, ни давления, ни дележа недр с министром…

Эти закаленные в боях в Донбассе части контролировались министром внутренних дел не только официально, но и неформально, так что даже назначение 30 декабря 2015 года президентом нового командующего Нацгвардией ничего не изменило.

«Я создал в МВД добробаты, куда смогли прийти патриоты с Майдана», — напомнил 16 декабря 2015 года Аваков, упомянув, что потратил на их оснащение тогда и собственные немалые средства (только бойцам 1-го и 2-го резервных батальонов Нацгвардии, воевавшим с апреля 2014 года под Славянском, раздал 210 тыс. долл.). Это просто так не перечеркнешь.

Но выход был найден.

«Во-первых, Порошенко удалось 18 января 2018 года провести через Верховную Раду свой закон о реинтеграции Донбасса (у Авакова была своя версия), на основе которого в апреле 2018 года АТО была преобразована в Операцию объединенных сил под командованием ВСУ. Тем самым лучшие части Нацгвардии, находившиеся на фронте или в ближайшей тыловой зоне (тот же полк „Азов“, который прямо называли „преторианской гвардией“ Авакова), оказались в подчинении армейских генералов, после чего Авакову „выдернуть“ свои части для броска на Киев теперь было уже сложно», — говорит Лактюшин. Впрочем, при необходимости это бы не остановило министра внутренних дел, и военные ему не указ, но… Остановило другое.

Начиная с июня—июля 2017 года в топовых западных СМИ начали одна за другой появляться статьи, в которых вооруженные формирования праворадикалов (прежде всего тот же «Азов», который авторы статей прямо называли неонацистским) и стоящего за ними Авакова называли главной угрозой демократии на Украине.

Уже тогда я высказал предположение, что эти публикации инспирировались в заказном порядке Порошенко для диффамации министра внутренних дел перед Западом (тем более, первый их шквал пришелся прямо перед делом Трояна, в ходе которого прямо звучали требования отставки Авакова).

В июне 2018 года к этой кампании подключились международные правозащитные организации. Кроме того, Запад заставил власти страны — а точнее, того же Авакова — бросить 17 июня 2018 года сотни вооруженных до зубов полицейских для защиты киевского гей-парада, при попытке блокады которого были зверски избиты десятки националистов (инициировала эту блокаду группировка С14, о которой речь пойдет далее). Этого министру внутренних дел в правой среде никогда не забудут.

«Нельзя сказать, чтобы западный истеблишмент был так уж обеспокоен демократией и соблюдением прав и свобод на Украине, — отмечает по этому поводу Лактюшин. — В 2014 году неконституционный переворот, расправы над представителями Партии регионов и бойцами „Беркута“, последующие похищения и расстрелы мирных граждан в Донбассе не вызывали на Западе особых вопросов.

Но дело в том, что Вашингтону и Брюсселю совсем не выгодно, чтобы власть на Украине была сконцентрирована в одних руках, так как это лишает их возможности „дергать за ниточки“ и управлять процессом.

В частности, для этого на выборах 2014 года был резко усилен „Народный фронт“ Яценюка-Турчинова-Авакова, и Порошенко пришлось править в коалиции с этой партией в парламенте. В данном же случае настойчивое будирование того, что Аваков и подконтрольные ему националисты могут совершить переворот на Украине и установить в стране диктатуру, вызвало серьезное беспокойство, поэтому министру внутренних дел популярно объяснили, что Запад этого не потерпит и он должен сидеть тихо и не рыпаться».

Стоит заметить, что «Народный фронт», усвоив этот урок, потом подставил Порошенко аналогичную подножку. Именно секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов инициировал 26 ноября 2018 года введение военного положения в стране на 60 дней (что неизбежно влекло перенос президентских выборов), вследствие чего на Западе обвинили Порошенко в диктаторских замашках, резко высказали в телефонных звонках все, что думают по этому поводу, и заставили спешно «урезать» военное положение по датам и географии его действия.

Наконец, Порошенко умело расколол единый фронт националистов, образовавшийся в начале 2017 года. У него нашлись там «свои люди» в противовес «азовскому» движению.

«Нельзя не обратить внимание на то, что с июля 2018 года начались открытые игры между армейским командованием ООС и Ярошем, а сейчас Порошенко уже пожимает демонстративно последнему руку, вручая ему и командирам его батальонов награды, — говорит Лактюшин. — Да, конечно, у Яроша всего несколько сотен бойцов, а только в „Азове“ не менее полутора тысяч — только вот „Азов“ с июля 2015 года отведен с передовой, а Украинская добровольческая армия воевала там вплоть до лета этого года, опыт ее бойцов многократно выше (и, главное, свежее), публичный авторитет в стране в целом, среди атошников и националистов — тоже», — утверждает Лактюшин.

На публичном поле неонацистская группировка С14, демонстрирующая тесную связь с СБУ (а та подконтрольна Порошенко), с начала января 2018 года резко активизировалась по всей стране, подтягивая под себя местные филиалы «Правого сектора»*, небольшие региональные ультраправые группировки вроде «Монолита», «Феникса», «Карпатской Сечи» (последнюю ранее активно вовлекали к себе «азовцы») и т. д.

Уже к осени отделения С14 действовали в целом ряде крупных городов, откровенно копируя направления деятельности «Национального корпуса». Да, пока их потенциал несопоставим, но качественный рывок за год сделан.

В итоге из-под Авакова выбили почву именно там, где он был уверен в своей силе.

Есть и еще один, чисто политический аспект, из-за которого министр Аваков оказался сейчас не удел, имеется в виду политических.

Реальных претендентов на победу в нынешней избирательной кампании по выборам президента два — лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко и президент Петр Порошенко. От Тимошенко в 2014 году, когда она досрочно только что вышла из Харьковской женской колонии, Аваков срочно перебежал к более перспективному на тот момент премьеру Арсению Яценюку, создавшему вместе с ним и Турчиновым «Народный фронт».

Но теперь Яценюк — не премьер, а отставной козы барабанщик. И если Тимошенко станет президентом (а это очень большая вероятность), то Авакову придется ответить по всей «строгости революционного закона» за свое отступничество в 2014 году.

Если же победит Порошенко, то первым делом он избавится от Авакова, поскольку министр МВД в предыдущей каденции президента неоднократно выступал его политическим оппонентом и фактически стал перебежчиком из его окружения в лагерь «легкой оппозиции» Яценюка. И даже если победит кто-то третий (что сейчас кажется маловероятным), то и в этом случае Аваков вполне может оказаться на скамье подсудимых за активную роль в преследовании инакомыслящих на Украине.

Вот и получается, что из некогда всемогущего министра Аваков превратился в декоративную фигуру, которую никто до оглашения результатов президентских выборов трогать не будет. А потом — в лучшем случае отставка, а в худшем, но вполне реальном — суд и конфискация. Впрочем, такова судьба любого перебежчика, который и от мамы ушел, и папу пытался обмануть…

Владислав Мальцев, Украина.ру

* запрещенная в РФ экстремистская организация


Источник