«У меня на выборах всё будет хорошо»: полный текст интервью Порошенко Washington Post

16 сентября 2018 г. 13:19:02

Как сообщала «Русская Весна», Петр Порошенко дал пространное интервью американскому изданию The Washington Post, которое вышло под заголовком «Россия снова наступает на Украину, но Украина не сдастся без боя».

Мы обещали привести текст интервью полностью и выполняем обещание. Мы размещаем это интервью без купюр и не меняя формулировок.

Первым вопросом в интервью был «совершенно незаангажированный» вопрос американской «журналистки» Лалли Веймут о «последнем акте агрессии со стороны России».

— Самый последний акт российской агрессии, похоже, локализован в Азовском море у побережья Крыма. Хотят ли русские отрезать ещё один кусок Украины?

— Цель России — оккупировать Азовское море так же, как они сделали это с Крымом, — радостно подхватывает Порошенко. — Это жесткое нарушение международного права, и мы не можем это принять. Мы укрепляем наших военных там и начинаем дело против России в международной постоянной палате третейского суда.

— Чтобы сдержать потенциальную опасность оккупации Азовского моря Россией. Если они блокируют судно с украинским железом и сталью, которое идёт из Мариуполя, хотя бы на один день, это стоит нам тысячи долларов.

Всё это — часть гибридной войны против Украины, которую Россия ведёт с 2014 года: кибератаки и военное вторжение, которое финансировалось и готовилось при помощи России.

Это неправда, что санкции не работают, как некоторые говорят. Санкции тормозят рост ВВП России, они остановили повышение жизненного уровня россиян, они девальвировали российскую валюту. Российское руководство платит очень высокую цену за санкции, и это может заставить его сесть за стол переговоров и прекратить свою агрессию.

— Но разве посол Курт Волкер, специальный представитель США по Украине, не проводил в прошлом году переговоры с российскими представителями о возможном отводе?

— Посол Волкер подготовит оптимальный компромисс по миротворческой операции. Роль миротворцев очень проста — дать Украине мир.

— Совершенно верно. Мандат Совета Безопасности ООН должен распространяться на всю территорию, оккупированную Россией, включая неконтролируемую часть российско-украинской границы, чтобы остановить проникновение российских войск и танков.

— На востоке Украины за Россию воюют наемники, или там только российские войска?

— Там тысячи регулярных российских войск и тысячи наемников. В целом у них там более 40 тысяч человек.

— Вы довольны тем оружием, которое вам продала администрация Трампа?

— Я доволен поддержкой со стороны его администрации и поставками летального оружия. Но не менее важна поддержка обеих партий в конгрессе. Украина платит высокую цену за свою свободу и демократию. Это настоящая горячая война. Мои солдаты подвергаются интенсивным артиллерийским и снайперским обстрелам.

— Аналитики говорят, что экономика должна расти более высокими темпами. Как вы этого добьетесь?

— Постараюсь привести несколько цифр. Во втором квартале 2018 года мы продемонстрировали экономический рост в 3,6%. И это во время войны.

— Люди говорят, что рост должен быть восемь процентов.

— В 2014 и 2015 годах уровень инфляции составлял 45%. Сейчас он ниже восьми процентов. Опять же, это военное время. Сейчас у нас стабильная валюта. В прошлом году мы запустили реформы образования и здравоохранения.

Мы также начали пенсионную реформу, которая была крайне непопулярна, но совершенно необходима для страны. Мы подняли пенсионный возраст с 55 до 60, а затем до 63 лет. Чем больше человек работает, тем больше у него пенсия. Раньше было равенство социалистического типа, что недопустимо.

Мы создали антикоррупционный суд. Мы начали приватизационную реформу, запустив прозрачный процесс приватизации. Хотел бы я увидеть человека, который скажет, что он за год сумел бы сделать больше.

Кроме того, я надеюсь, что через неделю наш парламент поддержит мою инициативу о внесении поправки в конституцию, где говорится, что цель внешней политики Украины — стать полноправным членом Европейского Союза и НАТО.

— То есть не просто ассоциированное членство как сейчас?

— Нет, не просто ассоциация, а полное членство. Это гарантия невозврата к России, невозврата к Российской империи, невозврата к статусу российской колонии. Мы хотим стать европейской нацией.

— Вы думаете, Владимир Путин снова хочет сделать Украину российской колонией?

— Разумеется. Потому что без Украины Российская империя невозможна. Это ключевой элемент созданной Россией легенды. Тысячу лет назад Киев был центром славянской культуры. А сейчас, вы можете себе представить: подавляющее большинство украинцев выступает за европейскую интеграцию, а 54% украинцев сегодня за вступление в НАТО? Почему? Потому что НАТО продемонстрировала, что она является единственным эффективным инструментом безопасности в мире.

Совет Безопасности ООН не работает, когда одна страна злоупотребляет своим правом вето, будь это сбитый авиалайнер Малайзийских авиалиний или незаконная аннексия Крыма. Поэтому Украина осталась один на один со второй по величине военной машиной в мире. У России нет красных линий на Украине, в Сирии или в Ливии. Кто знает, где она появится в следующий раз?

У нас есть еще одна тема — независимость украинской православной церкви от России.

— Я слышала, что вы стали архитектором сделки, касающейся православной церкви.

— Я горжусь этим. Мне ненавистна мысль о том, что Москва манипулирует украинской церковью.

— Москва ею манипулирует?

— Да, потому что официальным патриархом части нашей церкви является русский, московский патриарх Кирилл. Нам ненавистно такое положение вещей. Мы попросили вселенского патриарха Варфоломея I дать нам независимость. Скоро у нас будет независимая украинская церковь как часть независимой Украины. Это создаст духовную независимость от России.

— Россия попытается вмешаться в предстоящие президентские выборы, которые пройдут в марте?

— У нас есть улики, свидетельствующие о том, что она уже пытается вмешиваться в избирательный процесс.

— Ну, если они делали это в США, то наверняка постараются сделать это здесь.

— Совершенно верно. Я знаю это наверняка. А масштаб, объем, размах этого вмешательства намного шире.

— Вы считаете, что цель президента Путина в том, чтобы ослабить Украину?

— Подорвать стабильность и изменить ее курс. Они очень сильно заинтересовались борьбой против коррупции, приватизационной реформой, реформой в армии, реформой судебной системы. Они полностью против этих реформ. Они хотят их отмены и возврата к 2014 году, когда у нас была катастрофическая ситуация.

— Что вы думаете о предстоящих выборах?

— Я уверен, что все будет хорошо.

— Хорошо для вас?

— В том числе для меня.

— Почему у вас такие низкие рейтинги по опросам общественного мнения?

— Я не анализирую опросы общественного мнения.

— Что вы говорите всем тем реформаторам, которые заявляют, что за коррупцию надо арестовывать более высокопоставленных руководителей?

— Задача президента не в том, чтобы арестовывать людей.

— Но вы наверняка слышите эти требования снова и снова.

— Я делаю все возможное, чтобы создать условия для независимых антикоррупционных институтов, дабы они арестовывали и сажали в тюрьму коррупционеров.

— Эксперты говорят, что вы создали антикоррупционый суд, потому что этого потребовал Международный валютный фонд. А еще они говорят, что ваш прокурор коррупционер, и поэтому никакие дела до суда не доходят.

— Я пошел на эту реформу не из-за МВФ. Я осуществил эту реформу ради своей страны. Сегодня 1,2 миллиона украинских госслужащих заполняют электронные (антикоррупционные) декларации. Мы проголосовали за законодательное создание антикоррупционной инфраструктуры, а директор Антикоррупционного бюро и антикоррупционный прокурор полностью независимы, в том числе от президента. Они заводят дела на министров, депутатов парламента и губернаторов.

— Получается, что эти утверждения не соответствуют действительности?

— Мне бы хотелось, чтобы судебных постановлений было больше, чтобы все коррупционеры оказались в тюрьме независимо от занимаемого положения. Я обещал, что мы к концу года создадим антикоррупционный суд, и мы завершаем конкурсный отбор кандидатов на новые должности антикоррупционных судей.

— Реформаторы жалуются, что чиновники и прочие люди берут взятки и обогащаются.

— Да, это проблема всей страны.

— Люди, конечно же, винят вас.

— Такова политическая ситуация. Для борьбы с коррупцией я сделал так, чтобы каждый человек, имеющий возможность тратить государственные деньги, заполнял электронную декларацию и объяснял всему миру, где он взял деньги на покупку виллы или автомобиля. Нарушение этой декларации карается двумя годами тюрьмы.

Текст интервью частично предоставлен в переводе портала inosmi.ru.


Источник