Европа девальвирует или развалится

Джон Рубино

1 декабря 2016 г. 19:54:17

Нет покоя грешникам. Грохот ударных волн от Брексита и победы президента Трампа (Trump) все еще разносится по миру, а устоявшийся порядок готовится к еще большему количеству плохих новостей.

Следующий в очереди итальянский конституционный референдум 4 декабря, который может положить конец правлению премьера-центриста Маттео Ренци(Matteo Renzi) и заменить его толпой бунтарей евроскептиков из лагеря Брексит/Трампа. Приводим интересный отрывок из статьи в британской газете Guardian:

Атмосферу мятежа (в Италии) уже совершенно невозможно ни с чем спутать, и техническим дебатам о реформировании ее 70-летней конституции угрожает превращение в третьестепенную проблему.

Пожалуй, наиболее тревожный опрос для Ренци прошел на прошлой неделе, так как в ходе него было обнаружено, что только 40% итальянцев будут голосовать за пакет реформ. 56% считают, что их голос станет скорее приговором премьер-министру, его правительству и, косвенно, состоянию всей страны.

Если более масштабная картина останется на переднем плане в день голосования, то сложно представить нечто кроме поражения для человека, когда-то названного итальянским Тони Блэром (Tony Blair).

После 13 лет полумертвой экономики итальянцы чувствуют себя побитыми, покрытыми синяками и судорожно ищут виноватых. Уровень безработицы находится на уровне 11%, но приближается к отметке в 40% среди молодежи, на которую пришлась большая часть из 107,000 человек, покинувших страну в прошлом году в поисках работы за границей.

Последствия финансового краха предположительно стерли с лица земли 25% итальянской индустрии. Средний доход домохозяйства сегодня ниже, чем был в 2007 году.

Средние итальянцы, традиционно бывшие самыми горячими сторонниками европейской интеграции, разгневаны неспособностью Евросоюза разделить бремя огромного роста миграции на южном побережье страны.

Лекции Брюсселя о необходимости сокращать общественные расходы и балансировать бюджет, учитывая всю тяжесть экономической ситуации, добавили соль на рану. Нет ничего удивительного в том, что самая продаваемая сегодня книга называется – 1960: Лучший год наших жизней (1960: The Best Year of Our Lives).

Это ностальгический крик о послевоенном экономическом чуде в Италии, когда считалось, что темпы роста страны перегоняют показатели Германии.

По мере того как изначально сильная поддержка его конституционных реформ резко сократилась, Ренци попытался переломить ситуацию.

В попытке заманить к себе все более евроскептичный электорат, он начал жестко говорить с Брюсселем, временно отбросив цели жесткой экономии и угрожая наложить вето на бюджет ЕС, если другие государства-члены не проявят большую солидарность по проблеме миграции.

Применив то, что его противники назвали тактикой страха, он также привлек внимание к недавнему зубцу доходности государственных облигаций.

Рынки показали очевидные признаки страха. Их тревожит потенциальная возможность того, что Италия станет следующей страной, которая создаст сейсмический шок на выборах. «Доходность вырастет, если увеличится неопределенность», отметил премьер-министр. «Это не угроза: это простой факт».

Резкий рост стоимости финансирования гигантского государственного долга Италии может вызвать беду. Но так называемому фактору страха не удалось удержать Великобританию в ЕС, и нет никаких признаков того, что экономические предупреждения Ренци оказывают желаемый эффект.

И через короткое время после того как Италия бросит камень в статус-кво пойдет голосовать на президентских выборах Франция. Очень правому кандидат Франсуа Филлон (François Fillon) будет противостоять крайне правый кандидат Марин Ле Пен (Marine Le Pen). Вот что она говорит:

«Я думаю, что элиты слишком долго жили сами по себе. Мы живем в мире, где глобализация, являющаяся идеологией, забыла и отбросила в сторону народ, интересы людей, их стремления и мечты», заявила CNBC лидер партии Национальный фронт и кандидат в президенты Франции Марин Ле Пен после победы Трампа на выборах.

«Они вели себя как хищники, использовавшие мир только для своего обогащения, и будь то избрание Дональда Трампа или Брексит, элиты осознали, что народ перестал их слушать, что люди хотят определять свое будущее и в совершенно демократических рамках восстановить контроль над своей судьбой. И они паникуют, потому что теряют присвоенную себе власть», продолжила Ле Пен.

Основные принципы идеологии Национального фронта включают национализм, протекционизм, и правый популизм — с сильными позициями против иммиграции. Некогда малоизвестная политическая партия, без какого-либо реального веса во французской политике, Национальный фронт сегодня является важным игроком.

С завистью глядя на британский референдум, Ле Пен хочет, чтобы Франция покинула Европейский Союз.

В ходе кампании, идущей по всей своей стране, она выступала за еще больше ограничений иммиграции и резко высказывалась против радикального ислама – и все это очень похоже на кампанию Дональда Трампа. Как и противники избранного президента, критики Ле Пен безжалостно называют ее расисткой и фашисткой.

Трудно переоценить угрозы, которые эти два голоса создают для ЕС – крупнейшей экономики в мире, а косвенно и для всей остальной мировой финансовой системы. Италия – третья крупнейшая страна ЕС, а Франция – вторая.

Если из ЕС выйдет хотя бы одна из них, результатом может быть распад и конец евро. Триллионы долларов в номинированных в евро облигациях будут внезапно превращены в лиры или франки, заставив владельцев этих облигаций понести огромные убытки.

Будет нанесен удар по банковскому капиталу по всему континенту, что, в свою очередь, приведет к всемирному взрыву деривативов и так далее, пока весь карточный домик не окажется под угрозой.

Так как же поступит истеблишмент, опирающийся на бумажную валюту и банковскую систему дробного резервирования, встав перед лицом катастрофы такого масштаба? Конечно же, как и всегда: срежет процентные ставки и накачает деньги для девальвации валюты.

Иными словами, единственным способом облегчения бремени, наложенного единой валютой на такие неэффективные страны, как Италия и Франция, является сокращение цены евро до точки, на которой французские вина и итальянские машины станут очень привлекательными по всему миру.

Они будут расти и нанимать больше людей, которые, в свою очередь, будут более открыты для сохранения статус-кво.

Теперь совместите огромную девальвацию евро, которая, кстати говоря, уже началась….

… с триллионной программой восстановления инфраструктуры в США, которая будет финансироваться заемными деньгами, и в результате мы получим мир, тонущий в океане ликвидности. Если это не рай для драгоценных металлов, трудно представить каким он тогда должен быть.


Источник





comments powered by HyperComments