Зачем нужны уголовные дела о преступлениях Великой Отечественной

Михаил Мошкин, Иван Абакумов

31 октября 2019 г. 11:45:06

Следственный комитет возбудил дело против карателей из СС, казнивших в 1942 году более двухсот детей в оккупированном Ейске. Поводом стали архивные данные, недавно рассекреченные ФСБ. Но вот вопрос: не лучше ли сыщикам из СК ловить живых бандитов, чем перебирать в архивах бумаги про эсэсовцев, скорее всего, мертвых просто в силу возраста? Ведь по сути дело было и так раскрыто сразу после освобождения Ейска.

В среду Следственный комитет России возбудил уголовное дело о преступлении 75-летней давности. Речь идет об убийстве эсесовцами 214 детей-инвалидов – воспитанников детского дома в Ейске (Краснодарский край). Решение возбудить дело по статье 357 УК «Геноцид» было принято по результатам изучения рассекреченных ФСБ архивных материалов, говорится на сайте СК.

Документы из архивов были обнародованы в начале октября управлением ФСБ по Краснодарскому краю, и в частности, переданы РИА Новости. Среди этих материалов – показания свидетелей, заключения экспертов, которые занимались расследованием дела после освобождения города от немецко-фашистских захватчиков в 1943 году. Как сообщает Рен-ТВ, рассекреченные документы по запросу СК предоставили сотрудники Ейского историко-краеведческого музея.

Сам факт массового убийства детей в Ейске был хорошо известен как историкам, так и простым жителям города. После освобождения края Советской армией, в районе Широчанского хутора было обнаружено массовое захоронение. Расследование вели представители созданной в 1942 ЧГК (Чрезвычайной госкомиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков). Как правило, непосредственную работу «в поле» вели следователи НКВД и военной контрразведки СМЕРШ. Следователи установили, что найдены останки детей, страдавших костным туберкулезом, воспитанников детдома, который был эвакуирован в 1941 году из Симферополя в Ейск вместе с отступавшими советскими войсками. То, что произошло 9 и 10 октября 1942 года, достоверно реконструировали историки.

«Немцы... приехали в детский дом и забрали тех, кто успел спрятаться накануне. За два дня они вывезли в машине-душегубке за город 102 девочки и 112 мальчика возрастом от 5 до 17 лет». Это свидетельство приведено в составленном историками сборнике «Кубань, опаленная войной», который был выпущен в 2005 году. Некоторые выдержки из заключения судмедэкспертов – военных и гражданский, приведенного в той же книге, несколько лет назад цитировал в своем блоге историк Александр Дюков.

В 2016 году книгу воспоминаний «От имени погибших» выпустил один из выживших воспитанников детского дома, Леонид Дворников, который после войны давал показания о действиях карателей. Он рассказал о том, как остальным детям (их было чуть больше сорока) чудом удалось спастись – в момент, когда к зданию подъехали машины нацистов, ребята были на соседних огородах. Весной 1943 года, после того, как захоронение было обнаружено и вскрыто, власти приняли решение о захоронении останков детей. В 1980 году, к 35-летию Победы над братской могилой на городском кладбище был установлен памятник. 10 октября, в годовщину казни, в Ейске прошла акция «Свеча памяти», посвященная погибшим детям.

В книге ейского краеведа Геннадия Климентьева «С любовью о Ейске», вышедшей в 1998 году приводятся имена тех, кто непосредственно руководил массовым убийством: «Начальник гестапо СС №44-10 обер-лейтенант Бедедекер, немецкий комендант Ейска Кандлер, врач гестапо Штраух». Они, по данным историка, и сопровождали душегубку – мобильную газовую камеру, которую подогнали к зданию детского дома. Там же приведены выдержки из акта следственной комиссии ЧГК:

«Многие дети были с искаженными ужасом и мучениями лицами, некоторые умерли, обнявшись.

При детях находились книги, гребни, фотографии, открытки, рисунки, платочки, расшитые самими детьми, кусочки вязаного кружева...» Цитаты из книги Климентьева с указанием фамилий нацистских офицеров позже использовались в многочисленных открытых источниках, вплоть до типовых методичек для проведения уроков мужества.

Известна была и фамилия руководителя и организатора массового убийства детей. Зондеркомандой СС-10 «а» командовал оберштурмбанфюрер Курт Кристман. Этот военный преступник несет ответственность, в том числе, за организацию массовых казней на оккупированных территориях (Таганрог, Ейск, Новороссийск, Краснодар, Ростов-на-Дону, Мозырь).

История гестаповца Кристмана достойна отдельного рассказа. Достаточно сказать, что в конце войны он бежал из американской зоны оккупации, перебрался в Аргентину, затем вернулся в ФРГ по подложным документам. Был изобличен и осужден западногерманским судом за военные преступления, совершенные в годы войны в Краснодарском крае. Умер в заключении в 1987 году.

Итак, сам факт массового убийства, подробности этого преступления и имена организаторов были известны задолго до того, как ФСБ передала историкам архивные документы, а СК возбудил уголовное дело. В чем, в таком случае, заключаются «вновь открывшиеся обстоятельства»?

«Я вам честно скажу, когда я просматривала все эти дела, там были показания очевидцев, – сказала газете ВЗГЛЯД замдиректора Ейского историко-краеведческого музея им. Самсонова Марина Сидоренко. – В тот момент я не обратила на них внимания, потому главное, что меня, как историка, тогда интересовало – это суть произошедшего». Понятно, что самих виновников того геноцида скорее всего уже давно нет в живых, продолжила историк. Но ведь имеет право на существование еще историческая справедливость. «Эти нацисты могли даже не предстать перед судом, спокойно прожить свою жизнь на свободе, сменить фамилию, эмигрировать и, даже занимать какой-либо значимый пост, подчеркнула Марина Сидоренко.

«Со времени окончания Великой Отечественной войны аналогичная работа велась и советскими следователями, ведется и российскими следователями практически постоянно», – сказал газете ВЗГЛЯД адвокат Дмитрий Аграновский. По его мнению, «как ни печально, эта работа актуальна, даже в большей степени, чем несколько лет назад». «Сейчас на наших же бывших территориях поднял голову фашизм, происходит реабилитация нацистов. Посмотрите на то, что делается в Прибалтике и на Украине. Недобитые бандеровцы и «лесные братья» – уже глубокие старики, но они с гордостью маршируют вместе со своими нынешними единомышленниками», – подчеркнул Аграновский.

«Когда СК отвлекался на перевал Дятлова, то в этом действительно было что-то пиаровское. Но здесь и сейчас это дело является очень актуальным, с учетом политической обстановки», – уверен адвокат. Во-первых, непосредственные виновники преступления могут быть живы («судя опять же по хорошо сохранившимся фашистским коллаборационистам из Прибалтики и с Украины»), и могут быть привлечены к ответственности, подчеркнул Аграновский. «Во-вторых, это будет напоминанием о том, что мы ничего не забыли, и что преступления против человечества, которые не имеют срока давности, не останутся безнаказанными. Важно, что если даже военные преступники уже ушли в иной мир, их действиям будет дана юридическая оценка. Разве фашиста впечатлишь изысканиями историков?», – отметил юрист.

Аграновский пояснил, что в рамках СК, скорее всего, будет создана следственная группа, которая в свою очередь будет привлекать в качестве экспертов историков, архивистов и других специалистов. По мнению собеседника, дело должны вести «опытные следователи, по возможности сочетающие молодость и опыт».

В отличие от Аграновского, московский адвокат, бывший следователь МВД Святослав Попрушко не уверен в целесообразности решения СК. «Нюрнбергский трибунал сформулировал позицию о неприменимости срока давности к преступлениям против человечности. Поэтому возбуждение дела обоснованно. Но вызывает сомнение его перспектива. Привлечению в качестве обвиняемых подлежат граждане ФРГ, в отношении которых неизвестно, живы ли они. Если да, то поскольку Германия не выдает своих граждан, материалы по окончании расследования подлежат передаче тамошнему суду, – пояснил Попрушко газете ВЗГЛЯД. – Не исключено, что по формальным основаниям в преследовании будет отказано. И такой отказ, в свою очередь, повлечет новые попытки тамошних реваншистов пересмотреть сложившееся мнение по поводу многочисленных преступлений, совершенных немцами».

Вообще в последнее время СК регулярно возбуждает заведомо не имеющие перспективы дела, например, по преступлениям украинских военных в Новороссии, напомнил адвокат. «В общем, совершено правильная идея в исполнении ведомства господина Бастрыкина имеет все шансы превратиться в фарс и привести к обратному результату. Не исключаю, что и данное дело возбуждено по той причине, что его инициаторы уже получили сведения о смерти потенциальных обвиняемых. В итоге дело окончится прекращением. При этом статистика СК улучшится, ведь преступление оформят как «раскрытое», – предположил адвокат.


Источник