Новая дивизия Войска Польского как реакция на исчезновение Белоруссии

Александр Запольскис

20 сентября 2018 г. 15:26:35

В глобальном военном строительстве Варшава исходит из того, что Белоруссия прекратит свое существование как независимое государство

На протяжении последнего десятилетия наблюдается процесс заметного движения Польши на пути к достижению если не ключевого, то точно значительного влияния в Европе, как коллективном Западе. Или того, во что он сейчас превращается сегодня.

События развиваются по двум параллельным направлениям. Политически Варшава реализует стратегию лидерства по объединению "с собой во главе" стран Восточной Европы и Прибалтики. Постепенно приходя к осознанию очевидного несоответствия, по спортивному говоря, своей весовой категории уровню лидеров, они исподволь склоняются к идее "сбиться кучей" под знаменем Польши, как выразителя их интересов по сохранению "кормления за счет Европы".

Впрочем, это история отдельная. Сейчас важно другое. Реализация глобальных претензий неизбежно приводит Польшу к необходимости их подкрепления достаточным силовым аргументом. Формально – чтобы суметь отразить мнимую российскую военную агрессию. Фактически – ради обретения военных возможностей, достаточных, в случае необходимости, для исполнения полицейских функций в случае распада Единой Европы, как не так давно НАТО в Югославии.

Кого и как в перспективе поляки собираются "делить" пока не ясно, однако численность армии они начали наращивать активно. Первым шагом на этом пути стало объявление в сентябре 2016 года о воссоздании войск территориальной обороны (Wojska Obrony Terytorialnej). Изначально предполагалось, что к 120 тыс личного состава кадровых вооруженных сил страны (Войска Польского), формируемых, как в США и НАТО, по добровольному принципу, добавятся еще полки территориальной обороны, близко похожие на американскую национальную гвардию в количестве еще 120 тыс человек. Тем самым общая численность силовых подразделений страны должна была удвоиться.

Однако чуть позднее, в декабре того же года, когда польский Сейм вернул назад всеобщую воинскую повинность, оказалось, что экономика страны способна потянуть лишь 50 тыс дополнительных солдат. Так изначально ожидавшиеся территориальные полки усохли до батальонов, а общий размер армии по факту увеличился только до 170 тыс "штыков".

На данный момент первый (три батальона на восточной границе) и второй (по батальону в Варминско-Мазувеском и столичном Мазовецком воеводствах) этапы развертывания закончены. В настоящий момент бОТы формируются в пяти центральных воеводствах. Создание последних шести тербатов должно закончиться в 2019 году. Справедливости ради следует отметить, что само польское командование предпочитает громко именовать их сразу бригадами, хотя по численности (около 650 чел) они на такой уровень явно не тянут.

Однако на этом Варшава не остановилась. Портал Defence24.pl анонсировал презентацию плана военного ведомства страны по созданию еще одной новой полноформатной механизированной дивизии. В дополнение к уже существующим1-й Варшавской имени Тадеуша Костюшко, 12-й Щуцинской имени Болеслава Кривоустого и 16-й Поморской имени короля Казимежа Ягеллончика.

И вот с этого момента начинается самое важное. Главной стратегической задачей новой части командованием определяется отражение возможного удара российских войск с брестского направления. Им не дает покоя история так называемого "удара в спину". Торжества по случаю учреждения части состоялись 17 сентября по месту дислокации ее штаба в городе Сельдце и были приурочены "к годовщине вторжения советских войск в Польшу в 1939 году".

Примечательно в происходящем следующее. Польские стратеги исходят из того, что в перспективе ближайших десяти лет вооруженные силы независимой Беларуси перестанут существовать как класс и как понятие. По мнению Варшавы, Минск к тому моменту геополитическую субъектность полностью утратит, в лучшем случае превратившись в полностью подчиненный Москве доминион, в худшем для поляков случае – вообще войдет в состав РФ на правах федерального региона. В любом из вариантов российские войска будут свободно дислоцироваться на территории нынешней Беларуси. Тем самым протяженность линии соприкосновения с «потенциальным агрессором» увеличивается, что и служит, так сказать, ключевым мотивом для формирования новой механизированной части.

Что интересно, польские взгляды на перспективы Белоруссии, не отличаются уникальностью. Публикации аналитических источников самого Североатлантического альянса, а также разного рода серьезных фабрик «стратегической мысли" в США исходят практически из тех же предпосылок. Учения войск НАТО уже третий год подряд проводятся так, словно "в случае чего" воевать Западу предстоит только против российских вооруженных сил, которые, при этом, будут действовать из Беларуси как с собственной российской территории.

В остальном поляки остаются верны себе. Хотя публично там говорят об извлечении исторического опыта и необходимости обеспечения национальной обороны только своими силами, ибо союзники Польшу всегда предавали, по факту задача новой дивизии сводится лишь к задержанию гипотетического российского наступления до подхода союзников. Правда, не очень понятно - каких именно. По численности вооруженных сил, тем более по количеству имеющихся танков и САУ (как в строю, так и в резерве), Войско Польское уже практически превосходит армии Германии, Франции, Великобритании и Италии вместе взятых.

Впрочем, вероятнее всего, Варшава надеется на американцев, которых упорно упрашивает развернуть на своей территории постоянную военную базу для размещения минимум механизированной, а лучше сразу танковой дивизии армии США, несмотря на то, что это нарушит основополагающий договор «Россия-НАТО». Ради этого поляки даже согласны платить дань в размере двух миллиардов долларов в год (правда, конечно, не своих, а из бюджета ЕС). Вашингтон, впрочем, пока не менее изящно от такой перспективы уклоняется. Хотя неофициально НАТО к перебазированию тылового рубежа обороны "дальше на восток" приступило уже с середины 2016 года.

Судя по всему, именно эти действия Вашингтона и стимулируют поляков питать надежду превратиться в главного представителя США в Европе. Понятное дело, будущий статус требует и соответствующих внешних атрибутов. В том числе, военных.


Источник