Встреча с Путиным и программная речь: вторая заграничная поездка Трампа

10 июля 2017 г. 16:09:38

Трамп хочет вести «Запад» к светлому будущему и защищать его от неведомых «страшных угроз». Помогать почему-то должны поляки. Роль Путина остается неясной

В деятельности 45-го президента США просматривается характерная особенность — каждая рабочая неделя посвящена определенному кругу вопросов, в то время как все «лишнее», то есть не вошедшее в повестку дня, либо вовсе игнорируется, либо остается отработанным на уровне реакции в Твиттере.

В те недели, когда внимание Трампа сфокусировано на той или иной внутренней проблеме, он как бы забывает про внешнюю политику и весь окунается в разработку новых указов, выступления перед публикой, переговоры с влиятельными политиками бизнесменами, совещания с членами кабинета…

В другие периоды, посвященные внешней политике, «Лидер свободного мира» совсем не проявляет себя как государственный деятель и глава правительства, и как будто даже не удосуживается исполнять рутинные обязанности, связанные с протоколом и давно устоявшимися традициями американского президентства. Он не выпускает меморандумов, не объявляет, чему посвящен тот или иной месяц, не участвует в общественной жизни. Все его мысли в такие дни, по-видимому, посвящены только предстоящим переговорам, искусное ведение которых стало одним из главных его предвыборных обещаний.

Именно такой — однобоко внешнеполитической — стала для американского лидера 24-я неделя его президентства. Причиной этому, разумеется, стало второе заграничное турне Дональда Трампа, в ходе которого он посетил два международных саммита и встретился с президентом России Владимиром Путиным. Эта встреча, привлекшая самое пристальное внимание без преувеличения всех крупных мировых политических СМИ, стала одним из самых опасных моментов для нового президента и потребовала особенно тонкой и продуманной игры. Обо всем по порядку.

В самом начале недели Северная Корея порадовала американского президента очередным тестом ракетного вооружения, при чем на этот раз — впервые — была успешно запущена баллистическая ракета, способная нести свой разрушительный заряд на многие тысячи километров. «Обрадовала» в данном случае — вовсе не сарказм, ведь с помощью одного успешного и «громкого» ракетного пуска Ким Чен Ын дал Трампу карт-бланш сразу на нескольких стратегически важных направлениях внешней политики. Естественно, в Белом доме никто не открыл по этому поводу шампанского и не запустил фейерверк, но слаженная работа команды налицо. Сразу же после запуска президент обрушился с критикой сначала на саму КНДР, а потом и на Китай, который, по его словам, за первый квартал года нарастил товарооборот с Пхеньяном на 40%, вместо того, чтобы санкциями или иными методами прижать соседа к ногтю и заставить соблюдать международные правила приличия. В то же время постоянный представитель США в ООН Никки Хэйли выступала с похожими аргументами на экстренном заседании Совета безопасности, созванном американцами специально по этому случаю.

Эта массированная словесная атака была, видимо, направлена на решение трех задач. Во-первых, для Америки Трампа, ведущей необъявленную холодную войну с КНР, чрезвычайно важно заставить противника выбирать из двух плохих вариантов, и в данном случае варианты такие: оставить КНДР без поддержки и обострить и так разгорающийся конфликт среди элит или остаться верными обязательствам неформального союза, и терять имидж на международной арене. Во-вторых, спуская собак на Срединное государство, глава Белого дома хотел хотя бы частично сорвать повестку дня Си Цзиньпина, намеченную на G20, и ему это удалось, ведь ни о каких успехах китайского генерального секретаря по итогам саммита известно не стало, а про встречу Трампа и Путина говорят все. В-третьих, успешный и технологически прорывной ракетный пуск КНДР дал возможность напомнить традиционным младшим союзникам Америки — Японии и Южной Корее — о том, зачем на их территории нужны американские базы и система ПРО, и почему местным властям хорошо бы уже прекратить массовые протесты ничего не понимающего в геополитике народа и молча платить по выставляемым счетам.

Отыграв первый акт своей внешнеполитической пьесы, Трамп направился в Варшаву, где предстояло второе действие. Польский визит американского президента представляет собой довольно точную копию его поездки в Саудовскую Аравию, но с небольшими поправками на региональные особенности. Там, посреди Аравийского полуострова, Трамп выступил на специально «под него» собранном саммите лидеров 50 мусульманских и арабских государств, и призвал их в общих словах к объединению усилий перед лицом терроризма и других исторических вызовов. Теперь же, американский президент решил посетить форум лидеров стран Троеморья — достаточно нового геополитического проекта, активно продвигаемого агентами американского влияния и направленного на укрепление экономических, инфраструктурных, и энергетических связей 12 стран Восточной и Центральной Европы.

Ослабление Евросоюза — третьего по мощи глобального игрока международной арены — чрезвычайно выгодно США в ее борьбе за мировое господство, как и создание любого нового центра силы в Евразии (будь то «Арабское НАТО» или «Троеморье»), вынужденно включающегося в борьбу за ресурсы и, к тому же, нуждающегося в американских инвестициях, вооружении, или другой «помощи». Трамп, озабоченный именно первенством Америки в мире, явно поддерживает, если и не создает сам, любые инициативы, ведущие к появлению таких центров силы, ведь самое главное для него — замедлить развитие Китая и других конкурентов и дать время американской экономике встать на ноги под его, Трампа, руководством.

Примечательна программная речь, с которой президент Америки выступил в Варшаве перед многотысячной толпой польских чиновников и фанатов, то и дело порывающихся скандировать «Дональд Трамп». Глава Белого дома не пожалел самых жарких хвалебных слов, он буквально превозносил Польшу до небес, назвал ее сердцем Европы, а ее народ — душой Европы. В речи Трампа поляки предстали одновременно и как главные жертвы второй мировой войны, и как самые отважные ее герои. Храбрость и самоотверженность членов восстания Варшавского гетто была поставлена в пример всему Западному миру. Да, да, по словам Трампа именно Польша (видимо, вместе с США) является ключевым носителем Западных ценностей. Именно Польша — светоч свободы, справедливости и, что важно для Трампа, веры в Бога. На фоне практически святой Польши, почти что людоедами выглядят «оккупировавшие» ее коммунисты. Именно «коммунисты», ведь президент Америки хочет попасть этими высказываниями во вполне определенную цель, и поэтому старается не упоминать не только о фашистах, но даже о русских или советских войсках. В целом, из слов Трампа следует, что Польша — практически единственная образцовая Западная страна в Европе, и на ней лежит тяжелое бремя — вместе с США охранять Западный мир от неких угроз, которые над ним нависли. Из этих угроз Трамп конкретизирует только терроризм, о других остается только догадываться.

Под бурные рукоплескания польских официальных лиц, возможно еще до конца не понимающих, в какую грандиозную геополитическую авантюру их заманили, президент Трамп улетел в Гамбург, где было запланировано главное событие — встреча с Владимиром Путиным.

Для многих журналистов и аналитиков этот саммит G20 стал большим разочарованием, не принеся ни больших новостей стратегического значения, ни даже сколько-нибудь значимого скандала. Меркель все время выглядела недовольно, Иванка Трамп села разок на отцовское место за столом переговоров, а сам Трамп говорил с Путиным в два-четыре раза дольше, чем планировалось — вот и весь саммит. С формальной точки зрения все так и есть, но формальная точка зрения — далеко не единственная. Ангела Меркель и правда была раздосадована, и ее можно понять: Трамп в очередной раз показал, что никакие правила приличия его не сдерживают, что он готов не только ставить на вид формальным союзникам систематические неуплаты взносов в НАТО, но и бесцеремонно вторгаться во внутреннюю кухню европейской политики, причем вторгаться открыто и беззастенчиво, у всех на виду. Иванка тоже показала себя во всей красе, (не только в эпизоде с креслом президента, но и на других переговорах), настолько, что даже все та же угрюмая Меркель признала, что без дочери президента американская делегация была бы совсем не та. Наконец стало понятно, какую роль Иванка занимает в команде своего отца. Этих роли даже две: во-первых, она «курирует» все вопросы, связанные с равноправием женщин, и устанавливает связи с соответствующими кругами внутри Штатов и за их пределами, что является заделом на выборы 2020 года, где Трампу скорее всего придется противостоять Хиллари Клинтон или Мишель Обаме, и снова встанет вопрос голосования по признаку совпадения полов, во-вторых, не являясь официальным должностным лицом и будучи в то же время одним из немногих людей в Белом доме, которому Трамп может полностью доверять, Иванка, скорее всего, задействована во всевозможных кулуарных интригах, когда так нужен человек, который может свободно говорить то, что не могут позволить себе официальные лица.

Что касается встречи Трампа с Путиным — тут совершенно особая история. Мировые СМИ сходятся на том, что это с большим отрывом самое главное событие этой недели. Но почему? Ведь никакого внятного заявления по итогам двухчасового общения сделано не было. Итогами встречи стали перемирие в некоторых районах Сирии и обещание создать некий канал прямой связи по урегулированию ситуации в Украине. Кончено, громких заявлений ждать было не надо. Не такова сейчас ситуация в США, чтобы можно было заявить о каком-то прорыве в отношениях с Россией или об их перезагрузке. И все же ясно, что за закрытыми дверями между лидерами крупнейших ядерных держав произошло что-то важное. Встретились два человека, чьи действия с большой вероятностью будут во многом определять будущее всего мира вплоть до 2024 года. Ведь именно в этом году закончится новый срок Владимира Владимировича, в котором, если он пойдет на выборы, наш народ ему конечно не откажет. И до этого же года собрался президентствовать Трамп, у которого тоже не будет проблем с переизбранием, если он не сбавит обороты и будет так же успешно и эффектно выполнять предвыборные обещания, как делает это сейчас, успевая при этом еще инициировать масштабные геополитические проекты.

Какие же вопросы могли обсуждать в чем-то похожие по идеологии лидеры, давно испытывающие друг к другу плохо скрываемую симпатию? Помимо обязательных вопросов, запланированных повесткой и, видимо, отработанных в рамках изначально оговоренного времени, они должны были обсудить то, что их, судя по публичным выступлениям, интересует и волнует больше всего — национальные интересы своих государств и их пересечения. И Сирия с Донбассом тут, конечно, играют определенную роль, но, как видится, далеко не ключевую. Чего может хотеть Россия Путина от Америки Трампа? Если внимательно слушать выступления Владимира Владимировича, сомнений не возникает: прекращения развития системы ПРО, прекращения финансирования оппозиции, снятия дипломатической и военной блокировки разрешения конфликтов в Сирии и на Украине, снятия санкций, отказа от русофобской истерии на всех уровнях государственной власти, в конце концов, — помощи в урегулировании территориального спора с Японией. Именно в таком порядке и так далее, продолжая в сторону все излюбленных Путиным региональных и даже локальных проблем.

А что же может быть нужно Америке Трампа от России Путина? Тут тоже, вроде бы, никаких секретов нет: разрыв стратегического партнерства с КНР (как в ООН, так и в экономике), укрепление в качестве еще одного независимого центра силы без замашек на первенство, помощь в борьбе с терроризмом и усиление давления на КНДР, координация в сфере экспорта углеводородов (передел рынков)… Именно в таком духе и так далее, углубляясь в излюбленные Трампом экономические вопросы.

Во всех явно просматривающихся интересах двух ядерных гигантов — России и США — нет ни одного взаимоисключающего, нет невыполнимых пунктов, нет неразрешимых противоречий. Даже времени у нынешних лидеров вполне может хватить. Уже сейчас можно наблюдать, как в отношении решения этих задач бросаются первые пробные шары.

«Санкции на нашей встрече с президентом Путиным не обсуждались, ничего не будет сделано пока Сирийская и Украинская проблема не будут решены», — написал Трамп в своем Твиттере.

Что он не упомянул? То самое слово, которое нерушимым барьером три года отделяет Россию от того самого Западного мира и которое ни разу не было произнесено в связи со встречей двух лидеров: Крым. Именно невообразимость признания российского Крыма Западом и невозможность возвращения полуострова в состав Украины были тем самым неразрешимым противоречием, которое стояло на пути продуктивных взаимовыгодных отношений США и России. А теперь про это просто все «забыли». Ну и хорошо.

Никаких официальных данных, подтверждающих или опровергающих то, что Трамп и Путин обсуждали именно этот круг тем и именно в этом ключе — нет. Как нет достоверных данных и о том, нашли они общий язык или нет. Обо всем этом можно судить пока только по косвенным данным и, исходя из большого опыта общения, если не с самими мировыми лидерами, то хотя бы с их медийными образами. По-настоящему понять, чем же была эта встреча и каково ее значение в истории поможет только время.

Иван Кузнецов


Источник








comments powered by HyperComments