Официальный Минск совсем запутался: Войны «не наши», а победы – «наши»

Георгий Шкловский

6 ноября 2019 г. 11:46:38

Поводом для очередного скандала в медийном пространстве Союзного государства стали удивившие многих не только в Белоруссии и России, но и на всём постсоветском пространстве публичные заявления Александра Лукашенко на тему нашей общей истории. Бессменный белорусский лидер, правящий четверть века, решил сыграть на нерве пока ещё живой исторической памяти нашего разделённого народа.

В Минске удивились реакции Москвы на отрицание Отечественных войн руководством союзной Белоруссии. На самом деле следует удивляться, как в Минске дошли до жизни такой — в лицемерии и откровенном ревизионизме.

Поводом для очередного скандала в медийном пространстве Союзного государства стали удивившие многих не только в Белоруссии и России, но и на всём постсоветском пространстве публичные заявления Александра Лукашенко на тему нашей общей истории. Бессменный белорусский лидер, правящий четверть века, решил сыграть на нерве пока ещё живой исторической памяти нашего разделённого народа.

Накануне визита в Нур-Султан, 21 октября Лукашенко дал интервью казахстанскому телевизионному информационному агентству «Хабар» и заявил: «Но самое главное — Белоруссия, да и Казахстан, они ведь всегда были под чьей-то плеткой, как я часто говорю. Кто-то нами понукал, кто-то пытался на колени поставить. Особенно в Белоруссии. Все эти войны — не наши войны. Отечественная война 1812 года, Наполеон прошелся до Москвы и назад вернулся через Белоруссию. Всё разграблено, всё было уничтожено. Потом Первая мировая война. Дошли до того, что от Белоруссии осталась только узенькая полосочка — часть восточных губерний отошла России, а до Минска отошли к Польше по Рижскому договору. Потом Вторая мировая война, у нас — Великая Отечественная война. Полностью Белоруссию стерли с лица земли. Это не наши были войны. Мы тем не менее горя хлебнули».

Главным, однако, оказалось не то, что два постсоветских лимитрофа якобы «всегда были под чьей-то плеткой». По мнению общественности, что очень хорошо прослеживалось по реакции в социальных сетях, главным оказалось отрицание гражданином Лукашенко пережитых нашими народами войн. По логике, если «не наших», то чьих-то чужих войн.

Причём Лукашенко дважды в коротком фрагменте своего выступления заявил об Отечественных и других войнах как «не наших». Горя хлебнули, миллионы жизней отдали, но войны «не наши».

Возможно, в этом стоит поискать логику. По аналогии: свои ли лекарства принимает ревизионист? Или почему, к примеру, погорельцы считают пожары своими, если не они поджигали свои дома? Аналогий можно привести в данном случае немало, однако более интересен ответ на такой вопрос: как так у Александра Лукашенко, у которого, по его же признанию, отец погиб на войне, Великая Отечественная война — «чужая», а Победа — «наша»?

Парадоксально, но именно Лукашенко говорит о нашей общей Великой Победе каждый год 9 мая. Он говорит об этом публично, обращаясь не только к детям и внукам ветеранов, но и к самим ветеранам. Получается, он рассказывает о каких-то «чужих» и «не наших» войнах из года в год? При этом призывает не заниматься ревизионизмом, не растаскивать Великую Победу по «национальным квартирам». Теперь как-то иначе воспринимаются его слова — с другими акцентами, а может быть, даже и с другим смысловым наполнением.

Порядок организации публичного выступления «первого лица» — непростой и строго регламентированный процесс. Оно готовится тщательно — от формирования коллектива по написанию текста выступления до нескольких цензоров, утверждающих финальную версию того, что будет озвучено с выводом на телесуфлёр. Если что-то пойдёт не так, то интервьюера убедят что-то не предавать публичности.

В Белоруссии с этим строго. Дело доходит до того, что самого Лукашенко подвергают цензуре, особенно когда он выступает экспромтом. Допустившие лишнее при публикации прямой речи рискуют по меньшей мере оказаться без работы. Зарплата у пропагандистов, по данным Белстата, в среднем очень высокая. А если не в среднем и персонально, то позволяет вообще не знать никаких материальных проблем, живя на широкую ногу. Ведущие пропагандисты этим дорожат, работают с профессионалами и технически оснащены превосходно, чтобы не допустить «ляпов».

Поэтому пассажи о «не наших войнах» — не оговорка и не неудачный экспромт, а то, что было заранее подготовлено и целенаправленно выдано в публичное пространство через СМИ. Для тугодумов и сомневающихся было повторено дважды.

Второе выступление на эту же тему перед телекамерами президентской пресс-службы и гостелеканалов Лукашенко сделал 28 октября. Тогда с докладом к нему прибыли госсекретарь Совбеза Станислав Зась, министр обороны Андрей Равков и начальник ГРУ — замначальника Генштаба Вооруженных сил Павел Тихонов. Специально для них и всех сограждан Лукашенко повторил: «Мы уже навоевались. Я уже говорил. Мы навоевались, в чужих войнах мы всегда теряли больше, чем кто-либо, в этих войнах, начиная с Наполеона, свою экономику, своих людей, и я ещё раз подчёркиваю: это были не наши войны».

Как не случаен балет на подтанцовке любимого главой МИД Белоруссии Филиппа Киркорова, так и Лукашенко не случайно выбрал генеральское окружение для проговаривания своего спорного, мягко говоря, тезиса. В белорусской армии до сих пор солдат воспитывают не только на суворовских принципах, но и на личном примере нашего великого полководца Александра Суворова. Такое положение дел возмущает местечковых русофобов, изредка промышляющих откровенным вандализмом под флёром националистических лозунгов. Получается, теперь у них есть аргумент в суде — по аналогии с «Нургалиев разрешил».

Интернет позволяет оценить реакцию Зася, Равкова и Тихонова на слова Лукашенко про «не наши войны». Эти люди ничего не сказали и ничего не сделали, один из них даже странно улыбался. Генералы лукашенковского производства сглотнули и ушли в расположения заниматься подготовкой личного состава по предназначению. У их подчинённых теперь несколько иные задачи: повышать знания о «чужих войнах», совершенствовать умения и навыки отражения агрессии в случае «не наших войн».

За столь короткий промежуток времени настойчиво повторять один и тот же тезис — для этого надо иметь мотивацию, ясное представление о цели и цене её достижения. Лукашенко не просто так поднял новую волну насильственной «белорусизации» и вполне осознанно продавливает идеи о «белорусской цивилизации», «тысячелетней государственности» или «чужих войнах».

До того, как он артикулирует эти идеи, их тщательно прорабатывает его окружение. Что-то банально крадут у национал-радикалов под предлогом снижения их электоральной поддержки. На самом деле при отсутствии полноценных выборов такой предлог смехотворен. Цель другая: создать новую идентичность белорусов и внедрить её, чтобы тем самым оправдать свою власть и в целом позволяющий с неё иметь гешефт проект «Республика Беларусь».

Проблема в том, что заявленная и преподающаяся в учреждениях образования, но так и не созданная госидеология постсоветской Белоруссии не может вдруг отказаться от одного из своих краеугольных камней. Историческая память народа жива, и в ней отнюдь не «чужие» Великая Отечественная война, Отечественная война 1812 года, Первая мировая война и многие другие войны.

Однако переформатирование общественного сознания в угоду нациестроительству с чего-то надо было начинать. В Прибалтике и на Украине пошли радикальным путём, а в Белоруссии долго пытались влить новое вино в старые советские меха. Ничего путного из этого не вышло. К примеру, лишь возмущение вызвало вычёркивание из учебников Отечественной войны 1812 года с заменой её на «войну 1812 года», где предкам нынешних белорусов отводилась роль статистов или даже коллаборационистов.

Отрицание упомянутых Лукашенко войн как наших в смысле части нашей общей исторической памяти, нашей трагической судьбы и стремления к воссоединению ожидаемо вызвало ропот в Белоруссии. Российская общественность также не осталась равнодушной, что не могли не заметить в высоких кабинетах Первопрестольной.

Неудобный вопрос об отношении Дмитрия Медведева к заявлениям Лукашенко о «не наших войнах» застал главу российского правительства во время общения с журналистами в Таиланде. В тот день Россия отмечала государственный праздник — День народного единства.

В этот же день представители официального Минска вели в Варшаве переговоры об укреплении сотрудничества в различных сферах с плодотворным обсуждением вопросов, представляющих взаимный интерес. Александр Лукашенко поправлял здоровье в ОАЭ. Штиль в белорусском медийном пространстве российский премьер-министр нарушил кратким, но резонансным заявлением — огромные круги пошли по всему белорусскому болоту.

«Знаете, мне кажется, что мы ни в коем случае не должны бросать хоть какую-то тень на подвиг наших предков, которые защищали свою землю. Они жили на территории современной России или Белоруссии, но защищали-то ведь свою землю от захватчиков. Так было в 1812 году, так было в период Первой мировой войны, какую бы оценку ни давали ей историки. Так, естественно, было в период Второй мировой, или Великой Отечественной войны. Наши отцы и деды защищали нашу землю — это не участие в чужих войнах, поэтому для меня очень странно слышать такие слова.

Особенно важно, мне кажется, это подчеркнуть в такой праздник, как сегодня. Сегодня День народного единства. Как известно, в этот период Россия была спасена в 1612 году от интервентов, и именно это позволило ей сохраниться как единой, сильной и большой стране»,сказал глава правительства Российской Федерации, отвечая на вопрос корреспондента радиостанции.

Вскоре последовал комментарий пресс-секретаря президента Белоруссии. Наталья Эйсмонт заявила РИА Новости точку зрения официального Минска на мнение главы российского правительства:

«Реакция, надо сказать, очень неожиданная — и неожиданность ее заключается в полном искажении сути. Абсолютно убеждена, что не нужно подробно разъяснять, что означает «все эти войны — не наши войны». Все предельно ясно: говоря об этом, президент имел в виду, что навоевались — и Белоруссия, и Россия — хватит! Тем не менее тема получила развитие, не могу не отметить несколько моментов.

Если кто-то в постсоветский период и отрекался от чего-то, то на нашей памяти делалось это не в Белоруссии, а в самой России, и не единожды. Примеры приводить не будем, хотя могли бы. Еще более странно для российского премьера должно выглядеть то, что после стольких прошедших вместе испытаний сегодня наши страны погрязли в бесконечных переговорах по нефти, газу и даже продуктам питания. Вот это наследники Великой Победы! Эти бы вопросы решать премьеру России. А не вспоминать «седые времена».

Главный вопрос, который возникает в связи с этим обсуждением: кому и зачем нужно сегодня поднимать эту тему? С чего бы? Наше отношение к истории всем известно. Хотите посмотреть, как чтят память о защитниках Отечества, — приезжайте в Белоруссию! Просто кому-то надо, чтобы эта вроде бы предельно понятная тема вдруг зазвучала. Или, может быть, надо найти новый повод «укусить»? Но это — вопрос пока риторический».

Цитируя комментарий Натальи Эйсмонт, государственный холдинг «Белтелерадиокомпания» (который возглавляет её муж Иван Эйсмонт) разразился потоком возмущения. Упитанный диктор в вечернем выпуске новостей анонсировал отповедь премьер-министру РФ такими словами: «Удивительно, когда подвох находят в теме общей Победы в Великой Отечественной и памяти о подвиге защитников». Он отметил, что «странно слышать, когда премьер-министр соседней России вырывает фразу Александра Лукашенко из контекста и искажает суть».

После такой подводки в бой обличения Дмитрия Медведева был брошен путаный сольный спич участника теледуэта «Макей и Лавров» Глеба Лаврова. Комментатор призвал «увязывать одну на всех большую тему, тему войны и нашей великой вневременной общей Победы, с вопросами злободневными, с вопросами, требующими быстрого решения на всем постсоветском пространстве… в белорусском ключе. Как это было на саммите СНГ в Ашхабаде, где спор Баку и Еревана, вызванный, понятно, сложными нынешними отношениями, вспыхнул особенно ярко, когда дело коснулось общей истории. И тогда именно Минск призвал всех объединиться. Как три четверти века тому!»

Однофамилец главы МИД РФ резюмировал свою пространную речь так: «Глеб Лавров, внук Георгия Степановича Лаврова, гвардии красноармейца, кавалера ордена Красной Звезды и двух медалей «За отвагу». Одного всего лишь из пятерых выживших среди моих близких. Выживших в той войне, которая забрала восьмерых наших из ближайшей родни. И которая уже поэтому никогда не будет мне, нам в этом плане, чужой. Глеб Лавров, Минск, Беларусь, «Агентство теленовостей».

Таков уровень госагитпропа Белоруссии. Всё-таки остались на БТ люди, которые не считают Великую Отечественную войну «чужой». Однако приплетать чужие фронтовые награды к отбеливанию проступка верховного бюрократа, мягко говоря, нехорошо.

Дальше пошёл второй гостелеканал «ОНТ». Два дня он за глаза метал стрелы критиканства в главу российского правительства, имея возможность задействовать свой корпункт в Москве для хотя бы подобия журналистики.

Телеканал «ОНТ», как и их коллеги из БТ-1, не смог представить контраргументы по существу, поэтому перешёл на личность Дмитрия Медведева и стал лить ушаты инсинуаций на руководство Российской Федерации. Спикер специального сюжета представился тёзкой российского премьер-министра и сразу дал понять, что у него патент на вещание от имени всех белорусов и миссия «ликвидировать исторические пробелы в правительстве России».

«Так вот: «чужие войны» и подвиг предков — это, как говорят в известном городе, где Дмитрий Анатольевич вряд ли когда-то побывает, две большие разницы», — поведал пропагандист.

Властям РФ в целом, которые «тэлебачанне» не смотрят, Дмитрий Семченко рассказал о негативном восприятии переименования милиции в полицию — как будто в Белоруссии что-то осталось от той рабоче-крестьянской милиции революционных лет. Россия виновата в том, по версии пропагандиста, что Наполеон напал на неё, «а белорусы на своей земле стали заложниками чужих военных амбиций». То есть предки нынешних белорусов, считавшие себя русскими, — по интерпретации госагитпропа постсоветской республики, были терпилами и какой-то третьей стороной. В московском храме Христа Спасителя установлены мраморные доказательства обратного, однако минские телеперсонажи предпочитают свои учебники.

По версии «ОНТ», в 1914 году Россия спровоцировала Германию, и снова белорусы в Первой мировой войне оказались не защитниками своего Отечества, а потерпевшими от противоборствующих сторон. Современный агитпроп РБ воспроизводит националистическую мифологию начала XX века даже без ссылки на авторов, провозгласивших отделение Белоруссии от России в смутном 1918 году и просивших германского кайзера о протекторате — столь же смело выступая от имени глубоко их презиравших белорусов. Затем те же деятели, под тем же своим бело-красно-белым флагом (разработан законопроект о придании ему историко-культурной ценности) прислуживали германскому фюреру Адольфу Гитлеру.

Затем в сюжете «ОНТ» последовала предсказуемая «сенсация» на тему Великой Отечественной войны: «Если бы не белорусский живой щит толщиной в 700 километров — немецкие танки были бы под Москвой ещё до того, как пожелтели листья».

Рог обвинений обиженных пропагандистов оказался не таким уж изобильным, но откровенно жалким и даже смешным. Для придания вида разумности своим экзерсисам, ставшим бы поводом для судебного разбирательства в цивилизованной стране, пропагандистский орган попытался опереться на внешний авторитет. Телезрители услышали политкорректное изложение спича руководителя пресс-службы президента Белоруссии от доцента Академии управления при президенте Белоруссии.

Лукашенко подходил к отрицанию Отечественных войн издалека и без спешки. Сначала никто не мог добиться вразумительного ответа, почему он отменил военный парад 9 мая и стал проводить таковой 3 июля. Теперь этот и другие вопросы снялись сами собой: он не считает нашу историю общей, считает страницы нашей трагической истории «чужими».

Смысл в белорусских парадах теперь не очевиден. Хотя или нехотя, Лукашенко поставил множество неудобных для самого себя вопросов. Например, об обоснованности при таких новых идейно-политических веяниях бюджетных расходов на новый музей истории Великой Отечественной войны.

Значит ли это, что Белоруссия и белорусы слали чужими для России и русских? Вовсе нет. Просто в ближнем зарубежье появился чужой политик, который обманывал, обманывает и будет обманывать Россию и говорить о своих победах в чужих войнах, пока этому не положит конец новый белорусский лидер.


Источник