Пять главных тенденций первого года президентства Зеленского

Василий Стоякин

20 мая 2020 г. 11:34:23

Ровно год назад, 20 мая 2019 года, состоялась инаугурация нового президента Украины Владимира Зеленского. Что помогло этому начинающему политику стремительно завоевать высший пост украинского государства, какими достижениями и провалами он отметился за прошедший год и в каком положении Зеленский находится сегодня?

Чтобы понять, что украинцы ждали от Зеленского, нужно представить себе политическую ситуацию на Украине накануне выборов – в 2018 году.

В смысле экономическом и политическом все было более или менее нормально. Экономика восстановилась после обвала 2014–2015 годов (хотя рост ее был незначительным и в основном инфляционным). Политическая ситуация была вполне стабильной. Петр Порошенко показал себя исключительно талантливым политиком – не имея особых административных полномочий, он смог сосредоточить в своих руках власть значительно большую, чем была в лучшие времена у Леонида Кучмы. Война на востоке страны как бы велась, но как бы не велась. Во всяком случае, она имела позиционный характер со сравнительно небольшими потерями. Тем временем украинская элита вовсю приторговывала со «страной-агрессором».

Но вот в морально-психологическом отношении все было ужасно. Люди устали от постоянной военной и националистической пропаганды, от противоречий между реальным положением дел и отчетами властей, от вранья СМИ. В общем, именно к этой ситуации едва ли не идеально подходил один из лозунгов Майдана 2014 года – «поймите, нас задолбало». Просто это был не конструкт западных служб психологической войны, а крик души. Именно на времена Порошенко приходится, кажется, наибольший уровень социального пессимизма на Украине – в октябре 2018 года считали, что страна идет не туда, 78% жителей страны, а обратной точки зрения придерживалось лишь 12%.

Самое страшное, что никакого выхода из этой ситуации не предвиделось. Главные позиции на украинском политическом Олимпе занимали политики, которые пришли туда еще во время первых пропорциональных выборов 1998 года. Основным конкурентом Порошенко была Юлия Тимошенко, а главным оппонентом их обоих – Виктор Медведчук.

Похоже, именно поэтому избиратели решили, что вся проблема – в старой политической элите в целом. И решили ее сместить.

Первоначально народные ожидания были связаны с певцом Святославом Вакарчуком, но он не особенно хотел идти в политику. Тем не менее, его рейтинг был высок, и он мог сыграть против Тимошенко, на которую ставил днепропетровский олигарх Игорь Коломойский. Чтобы выбить из гонки Вакарчука, он и использовал популярного Зеленского. Но неожиданно именно Зеленский и стал той козырной картой, которой украинский избиратель побил старую политическую элиту.

Тенденции президентства Зеленского

На полный и всеобъемлющий перечень мы не претендуем, хотя и за рамками основных тем есть что сказать. Например, Зеленский, как всякий слабый политик, стремится сосредоточить в своих руках как можно больше собственно управленческих, административных функций. Потому он ведет нещадную борьбу с местным и региональным самоуправлением. Но эта тема отнюдь не главная.

1. Смена элиты

Зеленский правильно понял запрос общественности и сделал все, чтобы провести во власть как можно больше новых людей. Это удалось частично. С администрацией президента особых проблем не возникло, распустить Раду и назначить ее внеочередные выборы тоже удалось, а вот с местными выборами вышла загвоздка. Украинское законодательство не предполагает внеочередных выборов местного самоуправления по всей стране. Реализовать вариант, который позволил бы это сделать, не получилось. Ну а в 2020 году ситуация поменялась и людей уже не выбирают только потому, что они представляют «Слугу народа».

Главная проблема заключалась в том, что не очень понятно было, откуда брать «новых людей». Часть людей удалось взять из администрации «Квартала-95» и окружения олигархов. Депутатов-мажоритарщиков можно было набрать по объявлениям (что, собственно, и было сделано). Отсюда появился мем «свадебный фотограф» (машиностроительного олигарха Вячеслава Богуслаева действительно победил никому не известный человек, работающий свадебным фотографом).

Но вот чтобы сформировать правительство, нужны были люди хотя бы с видимостью образования – и найти их удалось в грантоедских кругах. Благо, Зеленский сотрудничал с другим днепропетровским олигархом – Виктором Пинчуком, который находится в тесных отношениях с Джорджем Соросом. Естественно, ничего хорошего из этого не получилось. Нет, Верховная рада оказалась вполне управляемой, но общая эффективность системы госуправления оказалась ниже всякой критики.

К 2020 году практика набора новых лиц по объявлениям себя окончательно изжила, и Зеленский перешел к привлечению кадров предыдущей власти. Вроде премьера Дениса Шмыгаля, который при Порошенко работал главой Ивано-Франковской областной администрации (пост не такой уж низкий – из губернаторов выросли премьеры Павел Лазаренко, Анатолий Кинах и Виктор Янукович).

С обещанными посадками представителей старой власти просто ничего не получилось – слишком широк круг взаимных обязанностей.

2. Гуманитарная политика

Прекращение пропаганды произошло автоматически, просто потому, что Владимир Зеленский чужд напыщенности и безразличен к идеологическим вопросам. К тому же сам по себе он, как уроженец Юго-Востока, имеет советское воспитание. Для него, разумеется, праздник – 9 мая, а что такое 8 мая, он понимает с трудом. Совершенно чужда для него и «томософрения» Петра Порошенко (вопрос религиозных предпочтений Зеленского – вообще тайна за семью печатями; скорее всего, их просто нет).

Другое дело, что со временем он вынужден был встроиться в официальную идеологию – по Конституции ее на Украине как бы нет, но мы с вами понимаем, что раз есть государство, то есть идеология. В данном случае это антироссийский национализм. И довольно быстро влияние этой идеологии (точнее – идеологически индоктринированных спичрайтеров из МИДа) стало проявляться в зарубежных выступлениях президента.

Кроме того, Зеленский, судя по всему, панически боится националистов, способных устроить новый Майдан, и постоянно идет им на уступки. Потому, в частности, были забыты предвыборные обещания пересмотреть закон об образовании, фактически исключающий образование на русском языке. Ничего не произошло с законом о языке.

Хотя последний, например, вступает в противоречие с интересами Зеленского как бизнесмена, поскольку производимый «Кварталом» продукт – русскоязычный.

В конечном итоге гуманитарная политика Зеленского практически перестала отличаться от таковой при Порошенко. Хотя в особо значимых случаях (как, например, во время поздравлений с 8 и 9 мая) Зеленский старается делать заявления, неконфликтные и для «ватников», и для «вышиванок» (в результате недовольны все).

3. Проблема Донбасса

Зеленский, конечно, обещал мир, но вот ведь какое дело – он популист, а следовательно, ограничен в своих действиях общественными настроениями. Он следует общественному мнению, а не формирует его. Формируют же его СМИ, которые значительно больше зависят от Запада, чем даже от своих украинских владельцев.

В общем, проблема упирается в то, что украинское общественное мнение – против выполнения Минских соглашений. Да, украинцы за мир, но не любой ценой. Только на «украинских условиях» – без прямых переговоров с ЛДНР, «особого статуса» и т. п. То есть им нужен не мир, а победа. Собственно, все стороны переговоров это отлично понимают, но с упорством, достойным дипломатов, продолжают рассказывать о безальтернативности Минских соглашений.

Между тем, чтобы изменить общественное мнение, нужно что-то существенное:

- или изменение власти на такую, которая изменит повестку дня СМИ (это должна быть власть авторитарная и совершенно не склонная считаться с мировым общественным мнением и абстрактно понятой свободой слова);

- или поражение Украины в военной кампании (поражение 2014 года воспринимается как победа: украинцам была внушена мысль, что Путин хотел захватить Украину, а раз не захватил, значит – проиграл);

- или распад государственности (вероятность этого невелика, поскольку внешние силы к вакууму государственности на этой территории не готовы).

4. Экономика

Возможно, часть украинских избирателей действительно ожидала от Зеленского поведения в духе Голобородько из сериала «Слуга народа», который вмиг отказался от сотрудничества в МВФ. От их внимания укрылось даже то, что Зеленский в своей предвыборной программе прямо обещал открыть рынок земли, что, с учетом актуальной социологии и расстановки политических сил, было неприемлемым для Порошенко.

В действительности же у него особого выбора не было. В современном мире существует только одна экономическая модель – либерально-глобалистская, представленная МВФ.

И весь выбор, который стоит перед большинством стран – выполнять его рекомендации в обмен на кредиты или просто так, из любви к искусству. Можно, конечно, объявить дефолт, но это сходит с рук только странам со слаборазвитой экономикой, плохо вписанным в международное разделение труда

В случае с Украиной правильно, разумеется, было бы потребовать реструктуризации долгов под угрозой дефолта, но... Компании самого богатого человека Украина Рината Ахметова не были готовы к резкому снижению суверенного кредитного рейтинга Украины (а оно последовало бы, даже если бы Украина не объявила дефолт) – у них самих возникли бы проблемы с перекредитованием. И Ахметов попросил Зеленского так не делать. Зеленский, судя по всему, и сам не собирался, но Ахметов был чертовски убедителен.

5. Олигархи

Часто можно встретить утверждения, что Майдан 2014 года проходил под антиолигархическими лозунгами. Это не так. Антиолигархический характер имел Майдан 2004 года, а в 2014 году протесты против Януковича были организованы самими же украинскими олигархами и даже когда управление перешло к США, антиолигархическая составляющая фактически отсутствовала.

Разумеется, планы США уничтожить на Украине крупный национальный капитал никуда не делись, но подход к этому вопросу был уже более острожный. Попытались действовать через олигарха Порошенко, бессовестно эксплуатируя его невинное желание остаться единственным в стране олигархом (и потом безвозмездно отдать свои капиталы США, как это сделал Павел Лазаренко).

Зеленский был страшной местью Коломойского Порошенко. И эта месть удалась. Однако Зеленский не стал «карманным президентом» днепропетровского олигарха. Напротив, он постарался от него максимально дистанцироваться, выполняя не столько даже пожелания США (хотя они были выражены совершенно недвусмысленно), сколько стремясь избавиться от чрезмерно назойливой опеки.

Кстати, подобно другим «людям Коломойского», Зеленский вполне самостоятелен. Коломойский слишком жаден, потому у него нет слуг – только партнеры. Он дает деньги, не претендует на свободу и ждет прибыль. Ну и получает ее – «Квартал» для телеканала «1+1» был высокоприбыльным партнером.

А вот «дружить» с Ахметовым Зеленскому ничто не мешает, и они сотрудничают к взаимному удовлетворению. Нынешний премьер Шмыгаль – ставленник Ахметова, так же как и и. о. министра энергетики Ольга Буславец. Что удивительного в том, что украинская власть идет на повышение тарифов на электроэнергию, останавливая АЭС и предоставляя возможности для реализации «зеленым» и тепловым мощностям, входящим в Донецкую топливно-энергетическую компанию?

* * *

Собственно, главное, ради чего избирали Зеленского, произошло – во власть попало новое лицо, никак не связанное со старой политической элитой. Зеленский их только пародировал. На этом главная мечта украинского избирателя была достигнута и, в общем, президенту многое прощается по сей день именно поэтому – он сам является новым лицом и ведет себя иначе, чем представители старой элиты.

Для части избирателей этого вполне достаточно.

Потому у Зеленского по сей день беспрецедентно высокий уровень доверия (по данным майского исследования группы «Рейтинг» – 57%, более чем в два раза выше, чем у спикера Дмитрия Разумкова и лидера «Оппозиционной платформы» Юрия Бойко). Ну и в любой конфигурации президентских выборов он с легкостью повторяет результат 2019 года. Альтернативы ему нет. Вакарчук, по сути, сошел с политической сцены, а попытка изобразить лидера правых из режиссера-террориста Олега Сенцова завязла в самом начале.

В этих условиях, каким бы сложным ни было положение Зеленского, он всегда может опереться на значительную общественную поддержку. Его оппонентам мешает то, что сами они не готовы уступить свои лидирующие позиции и дать выдвинуться новым людям, которые могли бы стать реальными конкурентами для президента.

Возможно, ситуация изменится к 2024 году. Но, возможно, она изменится и раньше – если нынешнее руководство доруководится до самого края или произойдут масштабные геополитические сдвиги, которые обрушат всю глобальную конструкцию, на которой держится современная Украина.


Источник