Не рой другому яму: как США сами себя загнали в северокорейский капкан

7 июля 2017 г. 16:02:40

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ

На заседании Совета Безопасности ООН Россия призвала все государства поддержать инициативу Москвы и Пекина по урегулированию ситуации на Корейском полуострове. Эта инициатива стала ответом на поставленный ранее американцами ультиматум по КНДР. Но в итоге Вашингтон сам оказался в дипломатической ловушке.

Раскачаем этот полуостров

Северная Корея остается одной из самых обсуждаемых тем в мировой повестке. И происходит это благодаря двум причинам.

Во-первых, естественно, благодаря Ким Чен Ыну. Он вполне мог бы затеряться в ворохе реальных проблем — иранской, сирийской, украинской — однако "гений среди гениев в военной стратегии", как его называют в КНДР, выбрал другой вариант. Северная Корея регулярно устраивает громкие провокации (наподобие вынесения смертельного приговора бывшему президенту Южной Кореи Пак Кын Хе), а также проводит ракетные испытания. Последние прошли несколько дней назад, оказались успешными и еще на шаг приблизили КНДР к точке невозврата. Каковой, напомним, станет создание межконтинентальной баллистической ракеты, способной долететь до Калифорнии, а также компактного ядерного заряда, который можно на эту ракету "прикрутить". После этого силовой план решения проблемы может перекочевать со стола (на котором он, согласно заявлениям американцев, всегда лежит) в руки генералов и начать реализовываться.

Вторым дестабилизатором являются Соединенные Штаты. Американцы прекрасно понимают, что Пхеньян красную линию не пересек. Более того, они осознают, что попытки прямого санкционно-силового давления не работают — точнее, работают, но в обратном направлении, поскольку Киму нужно доказывать своему населению, что он ни разу не убоялся "проклятых империалистов". Однако с упорством, достойным лучшего применения, государственная машина США подхватывает северокорейскую провокацию и делает ей глобальный пиар. Американские военные грозят войной, американские госсекретари собираются проводить санкции, а американский президент говорит, что "так дальше жить нельзя".

Под северокорейским предлогом

Такая реакция Соединенных Штатов объясняется несколькими причинами. У северокорейской проблемы нет силового или санкционного решения (точнее, эффективного решения, подразумевающего сохранение в целостности и сохранности Сеула, иных южнокорейских городов, а также стабильного радиационного фона на полуострове и вокруг него). Признать США это не могут, поскольку являются сверхдержавой, и игнорирование северокорейской провокации станет демонстрацией американской слабости.

Угрозы в адрес КНДР и последующий де-факто отказ в их реализации — тоже слабость, однако у этой слабости есть один плюс. Американцы все-таки реагируют на северокорейские провокации — не санкциями и не войной, а укреплением своих позиций в Японии и Южной Корее. Любой северокорейский ракетный запуск — дополнительный аргумент сторонников присутствия американских войск в Восточной Азии, а также усиления их возможностей. В частности, через размещение американской ПРО в Южной Корее, нацеленной, понятно, на снижение военно-политических возможностей не КНДР, а КНР. Поэтому получалось, что, благодаря клиенту Пекина — Пхеньяну, — Соединенные Штаты ослабляют Китай.

В последнее время, учитывая "теплое" отношение Дональда Трампа к Пекину, роль китайского фактора в американской реакции увеличилась. Например, после крайнего ракетного запуска постпред США при ООН Никки Хейли заявила о том, что Штаты будут продвигать в ООН новую антисеверокорейскую резолюцию. Которая в том числе будет включать пункты о наказании стран, осуществляющих торговые операции с Северной Кореей.

То есть включая Китай, который на сегодняшний день кормит и обогревает северокорейский режим. В итоге Китай попадает в ловушку. Если он согласится на принятие этой резолюции и откажется спонсировать северокорейский режим, то этот режим рухнет. Со всеми приятными для КНР последствиями в виде потока беженцев, развала миллионной северокорейской армии, попадания ядерных технологий в руки фанатиков и, наконец, появлением американских баз возле китайских границ.

Если же Китай завалит резолюцию (а так и произойдет, поскольку эти последствия Пекину не нужны), то американцы скажут, что китайцы не хотят давить на КНДР, решать северокорейский вопрос и вообще являются адвокатами дьявола. Что негативно скажется на китайской репутации. А дальше последует "наказание" Китая — новые войска в Восточной Азии, новые санкции против китайских компаний и поставки оружия Тайваню.

Китайский ответ

Пытаясь отыграть ситуацию, КНР вместе с Россией разработали и предложили на суд мирового сообщества альтернативный вариант — дорожную карту. Первый ее этап называется "двойное замораживание" и подразумевает одновременные акции со стороны КНДР и Америки с союзниками. "КНДР в качестве добровольного политического решения — объявить мораторий на испытания ядерных взрывных устройств и тестовые пуски баллистических ракет, а США и Республике Корее — соответственно, воздерживаться от проведения крупномасштабных совместных учений", говорится в плане. После чего стороны начинают переговоры о modus vivendi, и Москва с Пекином готовы активно помогать американцам в этом вопросе.

Этот план, во-первых, предполагает разрядку. Во-вторых, он не создает проблем с доверием. Это не "отказ от ракетно-ядерной программы в обмен на снятие санкций", в рамках которого корейцы могли начать демонтаж объектов, а по их окончании американцы ввели бы новые санкции. Все, что заморожено, можно в любой момент разморозить.

Не требует соглашение и каких-то жестких мер верификации. Никто не сможет обвинить КНДР в том, что они проводят тайные испытания, и никто не сможет обвинить американцев и южнокорейцев в тайных учениях — эти акции скрыть невозможно, они всегда на виду. Поэтому такие вопросы решать не нужно.

Однако это прекрасное соглашение американцы уже отвергли. Причин тому две. Во-первых, объективная. Это соглашение создает неприятный прецедент. Южная Корея обязана поступиться своим суверенным правом проведения учений в обмен на согласие КНДР соблюдать наложенные на нее санкции Совета Безопасности ООН (который, напомним, запретил Пхеньяну проводить ракетные испытания). Какова тогда будет ценность Совбеза после подобных разменов?

Вторая же причина субъективная и касается американских интересов. Соединенные Штаты прекрасно понимают, что смысл этого предложения Москвы и Пекина — не столько решение северокорейской ядерной проблемы, сколько ослабление американского военного присутствия в Восточной Азии. Нынешний китайско-российский проект приведет к ослаблению американо-южнокорейского альянса. Этому поспособствует и снижение уровня напряженности на полуострове, и в какой-то момент южнокорейцам может понадобиться союзник, который не только защитит их в военном плане, но и станет посредником на переговорах с Северной Кореей. То есть тот же Китай. А США не могут позволить, чтобы КНР усилилась в Южной Корее (и не только в ней) за американский счет. И это уже не говоря о том, что прекращение северокорейских запусков сделает бессмысленной американскую систему ПРО в Южной Корее.

В итоге американцы попали в ту же ловушку, которую они поставили китайцам. Фактически получилось, что Белый дом отказался от дипломатического решения проблемы. А значит, все те претензии, которые США намеревались адресовать КНР (то есть нежелание решать северокорейский вопрос), теперь можно смело адресовать самим американцам. Так, репутационные издержки появляются уже не у Пекина, а у Вашингтона.

В Сеуле все более скептично смотрят на размещение на своей территории американской ПРО, а диалог с КНДР стараются выстраивать без "помощи" американцев — например, по данным южнокорейских СМИ, такие переговоры могут состояться по линии Красного Креста. Наконец, президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин даже заявляет, что намерен продвигать проект строительства газопровода из России через КНДР. "Можно будет продвигать и сотрудничество в Северо-Восточной Азии, в том числе в соединении газопроводом Юга, Севера и России", — заявил Мун Чжэ Ин во время выступления в Берлине в Фонде имени Кёрбера. Все это, конечно, ослабляет позиции Соединенных Штатов в регионе.


Источник








comments powered by HyperComments