Лобовое столкновение. Часть II

13 августа 2017 г. 22:51:00

Кому война, а кому мать родна (русская пословица)

Судя по косвенным признакам, сообщения мировых информационных агентств о том, что в США принят новый антироссийский санкционный закон, вызвали волну оптимизма в белорусском руководстве. Возможно, что со временем по теме «обновленных» санкций против партнера по строительству Союзного государства последуют и публичные заявления представителей белорусского руководства, но уже первая реакция официальных белорусских СМИ (http://www.tvr.by/videogallery/informatsionno-analiticheskie/glavnyy-efir/glavnyy-efir-06-08-2017/ с 40 минуты) была сфокусирована вокруг будущих преимуществ и выгод, которые должна извлечь Беларусь из очередного обострения отношений России с Западом. Естественно, из Минска до сегодняшнего дня не прозвучало ни одного слова в поддержку «союзника» …

Первая реакция

Нет секрета в том, что для аналитика имеет особое значение фиксирование первой реакции системы на то или иное значимое событие или внешний процесс. Дело в том, что даже если власти уже имеют наготове сценарий реагирования на ожидаемое действия на международной арене, но, тем не менее, первые отзывы, как правило, сигнализируют о глубинных инстинктах руководства страны, всплеске надежд или разочарованиях властей и, как правило, отражают реальные настроения истеблишмента.

В частности, на белорусском телевидении (6 августа 2017 г.) с одной стороны, говорилось, что Беларусь в условиях противостояния Запада и Востока, не склоняясь ни в одну из сторон противостояния, должна быть «осторожна». Иными словами, политический рецепт для Беларуси в создавшихся международных условиях уже выработан и вполне конкретен: республика в условиях эскалации противостояния между Западом и России должна уклониться от союзнических обязательств в отношении Москвы.

В принципе, данный рецепт, оперативно озвученный в белорусском медиапространстве, не является новым словом белорусской внешней политики, так как речь идет о действиях, проводимой официальным Минском последние два десятка лет.

С другой стороны, на том же белорусском телевидении отмечалось, что Беларусь и впредь может не только использовать санкции для поставок на российский рынок товаров из Европы, но и наращивать их. Для примера, в сюжете канала «Беларусь 24» от 6 августа были упомянуты лекарственные средства, которые, поменяв европейские упаковки на белорусские, в ближайшее время дополнят список контрабанды, поступающей на российский рынок.

Необходимо отметить, что в данном случае мы сталкиваемся с важной для современной Беларуси политической «формулой» - на санкциях против России необходимо наживаться, не считаясь с политическими последствиями, так как Москве будет не до выяснения отношений с «союзником». На обывательском уровне такую политику называют «делать под шумок». Но в любом случае, для белорусского истеблишмента антироссийские санкции подразумевают «легкие деньги», от которых власти не в силах отказаться.

Солидарности не ждали

Справедливости ради надо отметить, что в Москве не ждали какой-либо политической солидарности от Беларуси, чей президент всего две недели назад вернулся из Киева. В принципе, для руководства России и российского экспертного сообщества позиция белорусских властей по отношению к российской внешней политике не вызывает удивления. В современной России лишь некоторые депутаты ГосДумы, да отдельные телеведущие федеральных телеканалов в большей степени по инерции продолжают публично говорить о российско-белорусском «союзничестве». Руководство России старается вообще не вспоминать о Беларуси, если только не идет речь об очередном саммите, на котором президенту России или российскому премьер-министру приходится сидеть с А. Лукашенко за одним столом. В принципе, Беларуси в российском медиапространстве практически нет.

Реплика

Стоит отметить, что, судя по косвенным признакам, белорусские власти учитывают, что «белорусская тема» в России, скажем так, «неактуальна». Несмотря на то, что под ширмой Союзного государства белорусские власти имеют в России целый ряд печатных и электронных СМИ, их уровень невысок и носит в большей степени рекламный характер. Никакого влияния на российское медиапространство данные «рупоры Лукашенко» не имеют.

Кроме того, несмотря на то, что А. Лукашенко твердо уверен в своей популярности среди россиян, для белорусских властей все-таки не является секретом, что имя белорусского президента в России всё чаще увязывают с крайне негативными персонажами из российской истории. Понятно, что эти тенденции, ставшие очевидными в период последнего и самого тяжелого российско-белорусского кризиса 2016 – весны 2017 года, продолжают вызывать беспокойство официального Минска.

Реакция из Минска последовало. В 2017 году в российском медиапространстве постепенно «всплыл» целый Интернет-архипелаг пробелорусских сайтов, порталов, постояннодействующих «круглых столов» и экспертных клубов. В составе актива данных виртуальных «площадок» можно обнаружить одних и тех же «экспертов» и «мыслителей» (т.н. «белорусских философов»), которые давно и хорошо известны специалистам по современной Беларуси.

«Белорусские философы», чей состав периодически пополняется, не первый год активно отстаивают и одновременно пытаются навязать российской общественности и политическому классу в РФ иждивенческую версию российско-белорусской интеграции, подменяющей реальные интеграционные процессы между двумя не чужими друг другу странами и народами. Иными словами, «белорусские философы» навязывают России безусловную обязанность за счет российских ресурсов поддерживать и сохранять политический режим А. Лукашенко, пряча и маскируя примитивный белорусский авторитаризм за спиной белорусского народа и белорусского национального государства.

Однако, невиданная за последние два десятилетия активности белорусского государства в российском информационном поле пока не переломила негативную («украинскую») для официального Минска тенденцию. С одной стороны, уровень предлагаемой «белорусскими философами» политической публицистики и аналитики остается неубедительным, так как авторам приходится заниматься апологетикой политики А. Лукашенко по отношению к России. По этой причине, вновь созданные Интернет-ресурсы в какой-то степени больше интересны для белорусского Интернет-пространства, а не российского, где у них оказалась крайне ограниченная аудитория.

Видимо, в Минске это учитывают и попытаются закрепиться прежде всего на российском телевизионном рынке, что для А. Лукашенко критически важно в условиях начинающейся в России президентской кампании…

С другой стороны, на эффективность белорусской пропаганды в России разрушительно действуют периодически всплывающие в российском медиапространстве упоминания о реальном отношении Минска к Крыму, Южной Осетии и Абхазии, визитах А. Лукашенко в Киев и т.д. В итоге, даже несведущему в мировой политике человеку, независимо от его гражданства, понятно, что белорусский президент упорно пытается «усидеть на двух стульях».

Стратегия

Анализируя отношение официального Минска к эскалации противостояния между Россией и Западом, включая, прежде всего, США, необходимо учитывать два фактора, которые являются ключевыми для формирования любого шага белорусского руководства на международной арене.

Прежде всего, в основе любых решений А. Лукашенко лежит задача сохранения власти в руках ныне правящей быстро оформляющейся династии. Во-вторых, Минск всегда будет стараться уклониться от того, чтобы оказаться в одном с Россией геополитическом «окопе».

В данном случае, не углубляясь в нюансы политики балансирования, которую после зимнего «провала» 2016-2017 гг., белорусские власти, попытаются в новых международных условиях возобновить в полном масштабе, стоит обратить внимание на восприятие А. Лукашенко мировой политики.

Мировоззрение белорусского президента ничем не отличается от устоявшихся мнений основной массы белорусского политического класса, который, в свою очередь, видит в США и Евросоюзе политического и экономического гегемона, обладающего огромным экономическим и военным потенциалами, неисчерпаемыми финансовыми ресурсами, новейшими технологиями и склонного к решительному применению любых средств для достижения своих целей на мировой арене. Как неоднократно отмечал автор этих строк, исходя из огромной разницы в экономических и военно-стратегических возможностях, белорусский истеблишмент, как, впрочем, и украинский, твердо уверен, что Россия проиграет противостояние с Западом, пойдет на глобальные уступки или вообще начнет «крошиться» на микроскопические квазигосударства. А. Лукашенко не только уверен, но и нетерпеливо ждет исполнения столь апокалипсического сценария…

Реплика

Справедливости ради стоит отметить, что столь масштабные надежды стран Восточной Европы на то, что США обязательно «продавят» Россию и заставят Москву уступить, как-то блекнут на фоне бесплодной и бессмысленной перепалки между Вашингтоном и Пхеньяном. Современные США не в силах решить проблему ядерно-ракетной программы крохотной Северной Кореи. Что уж говорить о России…

Успеть к «обеду»!

Учитывая мнение белорусского президента о том, что Москва обречена покориться Западу, вся политика официального Минска в отношении России носит стремительный, почти «пожарный» характер: максимально быстро и в наибольших объемах «выбить» и «выкачать» из РФ ресурсы (нефть, кредиты и т.д.), максимально закрепиться на российском рынке, не допустить российский бизнес на белорусский рынок, уклониться от выполнения любых союзных обязательств и т.д... Белорусские власти очень торопятся.

В тоже время, в Минске считают, что если Россия начнет «разваливаться» по примеру СССР, то это позволит республике уйти от возврата кредитов, белорусским предприятиям поможет стать монополистами на российском рынке, а белорусское руководство выступит в роли «пятой прозападной колонны» перед Западом, который, в свою очередь, будет Минску благодарен. Данные надежды А. Лукашенко и В. Макея носят, так сказать «стратегический» характер, но у белорусских властей есть и более конкретные цели и задачи.

Тактика

В условиях, когда президент США, опираясь на принятый закон, будет вынужден углублять санкции против России (что, тем не менее, пока не факт), у белорусских властей открывается своеобразное «окно возможностей», позволяющее решить как текущие проблемы, так и среднесрочные задачи.

Прежде всего, в Минске уверены, что Москве нечем ответить Вашингтону и последствия санкций для российской экономики будут разрушительны. Так, во всяком случае, хочется В. Макею, Ст. Засю, А. Гуре, Л. Анаьич, Г. Давыдько, В. Семашко и др. лицам из ближнего и дальнего окружения А. Лукашенко. При этом, как уже отмечалось выше, в среде белорусского истеблишмента присутствует твёрдое мнение, что Москве сейчас «не до нас» и у А. Лукашенко возможности для безнаказанных антироссийских маневров увеличиваются на порядок.

Но в тоже время, нельзя не признать, что российско-американский кризис открывает огромные возможности для курса, который сформировал и проводит в жизнь белорусский МИД. Во всяком случае, сейчас украинскому вектору белорусской внешней политики, скорее всего, ничего не угрожает, если только сам Киев, с топливной поддержкой Минска, не развяжет в сентябре очередную военную операцию по ликвидации самопровозглашенных республик в Донбассе.

Более того, эскалация напряженности между Западом и Россией, формально создает возможность для возвращения к самой желаемой и одновременно самой фантастической идеи А. Лукашенко - Беларусь должна стать естественным посредником («шлюзом») между Москвой и Вашингтоном/Брюсселем.

Реплика

«Утки» об особой значимости А. Лукашенко во внешней и даже внутренней политике России периодически забрасываются в белорусское и даже российское медиапространство. В 2013 году был осуществлен информационный вброс о том, что В. Путин, не имея возможности совладать с российскими олигархами, попросил А. Лукашенко арестовать генерального директора «Уралкалия» А. Баумгертнера. Потом, почти каждый года, с завидной периодичностью появлялись «утечки» о том, что А. Лукашенко выполняет очередное «поручение» президента России. Последним примером данной «утиной политики» явилось заявление самого А. Лукашенко от 20 июля 2017 г. в Киеве, где белорусский президент уверял, что только «выполняет поручения» теперь уже «двух президентов».

Безусловно, необходимо быть исключительно наивным человеком, ничего не знающим о реальных отношениях между Москвой и Минском, чтобы представить себе доверительные отношения (!) между В. Путиным и А. Лукашенко. С тем же успехом можно утверждать, что на Луне есть биологическая жизнь.

Деньги

Главный дивиденд Минска в эскалации российско-американского кризиса – возможность, используя статус «последнего союзника», нарастить давление на Москву с целью получения не только новых кредитов, но и скорейшего запуска единого рынка энергоносителей в рамках ЕАЭС. Получения статуса официального посредника на европейском энергетической рынке – давняя цель А. Лукашенко, к которой он идет многие годы. Санкции Запада, как считают в белорусском руководстве, помогут Минску сделать из России энергетическую колонию.

Кроме того, белорусские власти учитывают, что в настоящее время прямые инвестиции в Россию - страну, находящуюся под санкциями, будут затруднены. В этом плане считается, что санкции против Москвы резко увеличивают инвестиционную привлекательность Беларуси, имеющей открытый доступ на российский рынок. Инвестиции, предназначенные для России, должны, по идее, осесть в Беларуси…

В пропагандистском плане у А. Лукашенко появляется возможность, прикрываясь антироссийскими санкциями, сваливать вину за те или иные проблемы в белорусской экономике на Россию и несговорчивый Кремль.

Попутно, начали проявляться и другие, почти фантастические надежды. Кто-то заговорил о полноценном посольстве США в Минске, которое «заменит посольство США в Москве, кто-то стал уверять, что газопровод «Северный поток – 2» «США построить не дадут» и возможна реанимация проекта «Ямал-Европа – 2» и т.д.

Реальность может быть иной

В среде белорусского истеблишмента нашлось место и негативным ожиданиям в отношении последствий новой антироссийской санкционной волны. В частности, в Минске не исключают, что в случае ухудшения экономической ситуации в России из-за санкций, Москва резко сократит экономическую поддержку «верному союзнику». Иными словами, Россия может вообще прекратить экономически поддерживать Беларусь, если Минск не примет однозначного геополитического решения. Иными словами, в создавшейся международной ситуации Москва в весьма жестком формате может потребовать от А. Лукашенко срочно и однозначно «определиться». Ведь России терять сейчас нечего…

А. Суздальцев. Москва, 13.08.2017


Источник








comments powered by HyperComments