Глава Белтелерадиокомпании: В Беларуси у нас из пяти главных каналов - четыре российских

12 февраля 2019 г. 13:15:28

СТУЧИМСЯ ВО ВСЕ ДВЕРИ

- Не нашла практически ни одного вашего интервью. Как же так?

- Когда меня год назад назначили на эту должность, многие СМИ просили, но зачем лишний «хайп», когда еще толком ничего не сделано, когда только планы. Мне показалось, что правильнее будет говорить о конкретных результатах.

- В масштабах большой организации, где несколько телеканалов, радиостанций, смежных структур с двумя тысячами сотрудников, год - это небольшой срок для грандиозных свершений. И до меня тут все работало, холдинг развивался. Но у каждого руководителя - свое видение. Когда я принимал компанию, уже в зародыше были несколько инфраструктурных проектов, один из которых - самый главный и самый дорогостоящий - это переход на HD-вещание. Это революция. Оборудование закупить, смонтировать, запустить без провалов… Честно скажу: сбои были, но, к счастью, в эфире почти незаметные. Мы справились - быстро перешли, процессы отладили, картинка замечательная. Уже трудно представить, что год назад смотрели «мыло».

Планов на будущее много, но пока не хочу раскрывать. Когда глава государства назначал меня, напутствовал: «Не вздумай ложиться на должность!». Сиднем сидеть нельзя. Это телевидение - тут надо всегда что-то придумывать, «генерить» идеи.

- Канал «Беларусь 24» призван рассказывать о стране за рубежом, но даже в России его мало где можно увидеть, к сожалению, только в некоторых платных пакетах. Как планируете расширять охват?

- Эта задача недавно обсуждалась на самом высоком уровне. В Беларуси у нас из пяти главных каналов - четыре российских. Входят в социальный пакет. А нам, белорусам, чтобы со своим контентом войти в пакеты самых крупных федеральных операторов на российский рынок, нужно или политическое решение (которого нет), или нужно разговаривать напрямую с операторами в каждом городе и деревне. Крупнейшие игроки просят огромных денег. Мы стараемся, ведем переговоры. Несмотря на трудности, аудитория Беларусь-24 в России понемногу растет.

И с Казахстаном работаем, и с другими странами ЕАЭС, и с Западом. Потихонечку стучимся во все двери, и что-то получается. Почти в любой точке мира можно увидеть белорусское телевидение, но охват, конечно, не повсеместный. Спрос на нашу информацию в мире точно есть: группа канала «Беларусь 24» в Фейсбуке самая большая, активная. Мы рассказываем про жизнь в стране, адаптируя некоторые моменты для иностранного зрителя.

ПРОЕКТ ГОДА

- «Детское Евровидение», которое прошло в Минске и которое организовала «Белтелерадиокомпания» - ваш проект года. Было сложно? Как работалось с Европейским вещательным союзом?

- Конечно, без помощи мы не обошлись - помогали опытные коллеги из Европы, у которых это уже десятое-пятнадцатое «Евровидение». Вообще этот взрослый конкурс признан самым сложным для производства. На втором месте - «Детское Евровидение». Он мало чем отличается от взрослого. Помимо концертов, много тусовок. Эта была наша принципиальная позиция - провести на самом высоком уровне. Но с минимальным бюджетом. Цифры называть не буду, но это намного меньше, чем, например, было на Украине (40 миллионов долларов).

Решили сразу замахнуться на «Минск Арену». «Может не надо? - спросил меня главный продюсер, посмотрев впервые площадку. - Это ж надо, чтобы сцена соответствовала масштабу, заполнить все звуком, светом…» На Мальте конкурс проходил в небольшом театре, а тут такой размах. Наш художник Галина Гомонова начала рисовать сцену с летящим «грин-румом», просчитала, что нужно не меньше 1,2 тысячи световых приборов (а я-то знаю сколько это все стоит…) Но в итоге, по-моему, получилось классно. Достойно. Концерт стоит того, чтобы его показывали снова и снова. Дети - талантливейшие. На многих участников я подписан в Инстаграме, они до сих пор вспоминают наш праздник как один из самых ярких дней в жизни. У нас получилось.

- Почему Беларуси не везет во взрослом «Евровидении»? Часто в финал артисты не проходят.

- Не знаю. Кто-то говорит, что виновата «Белтелерадиокомпания». Хочу ответственно заявить: мы тут не причем. Вы много слышали о громких релизах альбомов белорусских исполнителей в прошлые годы? Вот и я – почти нет. Единицы, да и тех «Евровидение» не интересует. Когда у нас в стране будет музыкальная индустрия, когда тут будет писать тысячи песен в год, как в той же Швеции, где несколько тысяч заявок на национальный отбор присылают. А у нас: о, скоро «Евровидение» - срочно пишем песню! «Белтелерадиокомпания» как вещатель проводит национальный конкурсный отбор, жюри и зрители выбирают из того, что есть. В этом году формат изменили – победителя определит исключительно жюри. Посмотрим, наверняка с форматами будем экспериментировать и дальше.

- К II Европейским играм готовы? Вы же будете освещать мегапроект 2019 года?

- В отличие от «Евровидения» Игры – это большой государственный проект, «Белтелерадикомпания» активно участвует, но не является главным вещателем. Чтобы организовать полную трансляцию, нужно 16 передвижных HD-станций, а у нас их до нового года была всего одна. Государство помогло сейчас купить еще четыре штуки. Для нас, журналистов, конечно, такие событие – огромная радость. Церемонии открытия и закрытия, соревнования, личные истории героев-спортсменов… Не паханное поле для интересной работы.

ПО КУСОЧКУ РЕКЛАМНОГО ПИРОГА

- Во многих странах, в том числе в России, на рекламном рынке если не падение, то уж точно стагнация. В Беларуси как обстановка?

- У нас в последние годы было большое падение – как минимум в два раза. Рынок телерекламы небольшой, по сравнению с РФ, - около 38 миллионов долларов. На ТВ приходится около 60 процентов всего рекламного пирога. Интернет-сегмент прирастает, стремится к паритету с ТВ. «Белтелерадиокомпания», конечно, зарабатывает, но, я считаю, что наш рынок сильно недооценен.

- Сколько стоит минута в прайм-тайм?

- Тарифы отличаются, но порядок цифр – несколько тысяч долларов. Всего! В России на трансляции ЧМ-2018 минута, насколько я знаю, сотнями тысяч измерялась. У «Белтелерадиокомпании» есть бюджет, перечисляемый из казны, но он стабилен из года в год. Остальное - на новые большие проекты, на суперсовременное оборудование, на продакшн – нужно зарабатывать самим, что мы и делаем, хотелось бы просто больше.

МОСКВА - «РУССКИЙ ГОЛИВУД»

- Сейчас в тренде шикарные сериалы, которые зачастую не хуже авторского кино. Что мешает снять свои условную «Игру престолов»?

- В Беларуси, к сожалению, практически исчезло производство телефильмов. Мы живем возле «русского Голливуда» - Москвы. В Москве индустрия процветает, причем там работают многие белорусские сценаристы, режиссеры, актеры. Почему «Белтелерадиокомпания» этим не занимается? Я думаю, что логика всегда была простой: если за показ серии на рекламе мы (условно) можем заработать на рекламе три тысячи долларов, а производство серии обойдется минимум в 20 тысяч, то зачем нам снимать, если можно купить в России серию за 400-500 долларов и остаться в плюсе.

Зачем мучиться? Но на самом деле нужно. Мы просто обязаны это когда-нибудь сделать - заняться производством хорошей телепродукции в том числе и сериалов - художественных, документальных, науч-поп. Можно использовать опыт наших соседей в Cредней Азии. Там государство выделяет телекомпаниям средства именно на съемки таких проектов. Каждая компания, к примеру, должна произвести десять многосерийных фильмов в год из расчета 30 тысяч долларов за серию. Компании выступают в роли продюсерских групп. По идее, и мы можем так сделать. Снять, показать у себя, продать права на показ другим заинтересованным операторам (на хороший контент будет спрос). Тут наш основной рынок - российские регионы. Таким образом, если три ведущих телекомпании снимут по десятке в год, то через три года будет 90 сериалов! Можно их повторять, продавать, и через какое-то время и сценаристы с режиссерами будут подтянутся на родину работать. И индустрия возродится. Как снежный ком - реклама подорожает, показы окупятся. Наша задача — попытаться запустить такую систему, с помощью Беларусьфильма, Министерства культуры. Это нужно делать.

- Когда приступаете?

- Мы уже обсуждаем такие планы. Сейчас немного надо отойти от перехода на HD – это с финансовой точки зрения нам дорого обошлось. Но будем стараться не откладывать в долгий ящик.

СОЮЗНЫЕ СМИ

- Президенты Беларуси и России не раз говорили о формирования единого информационного пространства в Союзном государстве. Возможно ли это вообще с учетом того, что у наших стран порой разное видение ключевых вопросов?

- Речь здесь идет о государственных СМИ в первую очередь. Так называемую «независимую прессу» никак не вовлечь. Любой союзный проект мгновенно вызывает у них смешки и троллинг, он пренебрежительно подается, подвергается критике. Кто-то даже не скрывает желание чуть ли не забор поставить между Беларусью и Россией, развернуться на Запад и стройными рядами туда шагать. Мы готовы работать и с западом, и с востоком, и уже устали повторять, что не надо нас ставить перед выбором – или с теми, или с другими. Ну, украинский сценарий мы все знаем… Что тут сделать? Как взрослые люди, садиться и разговаривать. Недавно прошло заседание клуба главных редакторов Беларуси и России в резиденции «Вискули» в Беловежской Пуще. Символично, что в том самом помещении, где была прекращена история СССР. Со стороны России были Владимир Мамонтов, Владимир Сунгоркин, Виталий Третьяков, Михаил Гусман - взрослые маститые журналисты. Мы - чуть помоложе, оказались за одним столом и начали обсуждать. Очень полезно было поспорить, поговорить начистоту. Я предложил коллегам признать, что совместная работа наших СМИ провалена. Но взаимный интерес есть – его надо углублять. Нужно чаще сверять часы, общаться. Решили на такие заседания приглашать представителей правительств, министров. Следующий раз договорились встречу провести в Москве.

- Союзный телеканал «БелРос» смотрите?

- Более того, в наших студиях в Минске пишем для него передачи. Программу Кирилла Кикнадзе, итоговую. Каждую неделю отдаем подборку наших новостных материалов. Это вопрос профессиональной солидарности и взаимопомощи. Мы от этого не получаем особо дивидендов, студии расписаны поминутно. Но иногда надо подставить плечо коллегам – это правильно. Чтобы сделать хорошее телевидение, нужны средства, люди и время. Но то, что руководство ТРО не равнодушно к тому, что делает, - это видно и это очень радует.

- Веб-портал tvr.by развивать планируете?

- Сайт «Белтелерадиокомпании» пока что, скорее, отражение новостной повестки наших каналов. Там дублируется контент. Можно смотреть прямой эфир. Но по-хорошему, конечно, им надо заниматься, материалы для сайта адаптировать. Это как раз из тех пластов работы, за которые будем браться в самом ближайшем будущем. На сайте должны быть и аналитика, и блогеры, и фото-подборки, и видео, и интерактив, и конкурсы. Сайт должен помогать телеканалу, и наоборот.

- Разделяете опасения, что интернет «задушит» телевидение в перспективе?

- Скорее, интернет станет телевидением. Блогеры типа Дудя уже фактически превратились в мини-телекомпании с полноценными студиями и передовым оборудованием. Был недавно на большой конференции Европейского вещательного союза, где коллеги много рассуждали о том, что ждет телевидение. Так вот многие в Европе люди устали уже от этого неконтролируемого потока информации, устали отличать правду от неправды, от хайпа и пошлости. Просматривается тенденция возврата к телевидению, особенно у старшего поколения. Люди хотят включить вечером новости, увидеть человека, которому они верят, услышать его интерпретацию событий.

БЕЛАРУСЬ - ПОМНИТ

- Увидела по «Беларусь-1» сейчас как социальную рекламу показывают серию сюжетов «Беларусь помнит». За две минуты рассказывают о фронтовике, ветеране войны, такие трогательные личные истории. Мини-фильмы. Прямо как «Бессмертный полк» в телеформате. Отличная идея.

- Да, к 9 мая накопится целый багаж таких историй. Снимаем своими силами, ищем людей, родственников, собираем воспоминания, документируем память.

- А у вас были в семье были участники войны?

- Родного брата мамы в 18-летнем возрасте фашисты угнали на работы в Германию. Он сумел бежать. Добрался почти до территории Беларуси. Но в Литве кто-то из местных его сдал и его снова схватили, вернули в Кенигсберг. Там он попал под освобождение. Отправили на фронт. В последние месяцы войны пропал без вести. Мама всю жизнь ищет его. Через Красный крест, через поисковиков. Были свидетели, которые говорили, что он погиб, но подтверждений мы не нашли. Его звали Иван. Меня в честь него назвали.

ДОСЬЕ "Союзного веча"

Иван Эйсмонт родился в 1977 году в Гродно. Юрист по образованию. Вел программы на белорусском ТВ - «Деловая жизнь», «Сфера интересов», «Панорама», «Главный эфир» и другие. Награжден медалью Франциска Скорины. Увлекается футболом. Супруга - пресс-секретарь Президента Беларуси Наталья Эйсмонт. (на снимке)

ИСТОЧНИК - "СОЮЗНОЕ ВЕЧЕ"


Источник