Трамп в Париже: Макрон заполняет для США англо-германскую нишу в Европе?

16 июля 2017 г. 22:41:01

Одним из забавных эпизодов под занавес прошедшего в Гамбурге саммита G20 стало поведение нового французского президента Эммануэля Макрона в сцене коллективного фотографирования «на память» участников встречи. Из позиции в первом ряду ближе к центру Макрон перебежал, чтобы встать рядом с Трампом так, чтобы американский президент не оказался крайним слева в первом ряду. В итоге крайним в ряду, но у правой руки Трампа, стал именно французский президент Макрон. Подобный жест сервилизма стал понятен теперь, 13 июля, когда президент США Дональд Трамп прибыл в Париж накануне национального праздника — Дня взятия Бастилии. Трамп намерен накануне дня праздника провести двусторонние переговоры тет-а-тет и совместную пресс-конференцию с французским президентом. Таким образом, не прошло и недели после саммита G20 в Гамбурге, как американский президент возвращается в Европу, где, по общему мнению европейских СМИ, его так «не любят». Так, например, по опросам французского общественного мнения, только 14% французов «доверяют» Трампу.

А начинались отношения в рождающемся дуэте Трамп — Макрон довольно странно. Первая встречу Макрона с Трампом на саммите на высшем уровне в Брюсселе в мае этого года была отмечена «неудобным рукопожатием» двух президентов. Сюжет схватки рукопожатий стал на какое-то время даже хитом Youtube. В социальных сетях тогда предположили, что Макрон намеренно оскорбил Трампа. Американское издание Politico так объяснило этот странный эпизод: «Молодой, утонченный, но нахальный президент Франции, похоже, испытывал зуд от борьбы со своим старым, более грубым, но не менее нахальным американским коллегой. Макрон, кажется, бросил свою шляпу на ринг, отчаянно стремясь занять теперь вакантную позицию «лидера свободного мира». Но, как выясняется теперь, это было ошибочное поверхностное впечатление. Все оказалось гораздо хитрее.

Сам Макрон так объяснил «странный» эпизод своего рукопожатия с Трампом: «я хотел показать, что не пойду на уступки, даже чисто символические». Но Макрон также заявил тогда, что подобным рукопожатием он собирался завоевать уважение Трампа. И это, как кажется, получилось. По словам одного старшего чиновника Белого дома, Трамп счел Макрона «впечатляющим» и сказал ему в Брюсселе: «Ты был моим парнем» [во время президентских выборов во Франции]. Таким образом, в своих отношениях с Трампом Макрон последовал французской голлистской традиции колючей национальной гордости, которая ценит независимость действий прежде всего. Реальная политика идет после демонстрации комплекса.

Макрон собирается преодолеть неудачи своих предшественников — Николя Саркози и Франсуа Олланда на поле выстраивания их отношений с американскими коллегами-президентами. В перспективе оказалось, что Макрону нужно было на старте показать свою добросовестность, как независимого лидера, якобы потом не боящегося встать на сторону Трампа. В своих отношениях с Трампом Макрон, похоже, сейчас применяет модифицированную версию подхода Саркози, который после своего избрания в 2007 году продемонстрировал в первом своем зарубежном турне особые отношения с «объятиеми» с крайне непопулярным тогда в Европе президентом Джорджем Бушем. В европейских дела Вашингтон традиционно смотрел на Францию с некоторым подозрением, предпочитая Великобританию и Германию в качестве своих европейских партнеров, в значительной степени из-за автономной политической линии Франции во время холодной войны. Для преодоления традиции и установления «особых отношений» с американцами Саркози кроме объятий с Бушем в одностороннем порядке согласился на значительное увеличение военного вклада Франции в миссию НАТО в Афганистане и вернул французских военных в военное командование НАТО, т. е. предпринял ту меру, которой последовательно сторонились несколько поколений французских военноначальников. За подобные шаги Саркози получил у себя дома прозвище «Сарко американец». Чтобы избегнуть подобной участи, Макрон и прибег на старте к колкостям в отношении к Трампу в Брюсселе в конце мая 2017 года.

Сам Трамп неоднократно в своих выступлениях описывал Париж как самый опасный и охваченный преступлениями город в Европе. Свое решение о выходе из климатического соглашения американский президент сопроводил словами о том, что он «избран представлять граждан Питтсбурга, а не Парижа». Макрон тогда вызывающе ответил американскому президенту переиначенным лозунгом от Трампа. Он сказал: «Сделаем планету великой опять».

Но не прошло и месяца после обмена пикировками подобного рода, как 27 июня Макрон в телефонном разговоре пригласил Трампа в Париж на праздничные мероприятия 14 июля, в которых вместе будут участвовать французские и американские войска. Последние примут участие в традиционном параде французов в ознаменование 100-летней годовщины вступления США в Первую мировую войну на стороне Антанты. Трамп ответил Макрону согласием присутствовать на параде, и официальные лица в президентских администрациях в Париже и Вашингтоне бросились со всех ног планировать поездку в самую последнюю минуту.

Таким образом, на G20 Макрон «обхаживал» Трампа с почтительностью сына, зная уже о его предстоящем визите в Париж. В Гамбурге, заметили наблюдатели, французский президент принял более «мягкую линию» по отношению к мистеру Трампу, чем некоторые его европейские коллеги. Поведение Макрона на саммите по отношению к Трампу заметно контрастировало с тем, как вела себя по отношению к новому американскому президенту канцлер Германии Ангела Меркель. Заметим, что вся короткая и стремительная карьера Макрона отмечена прыжками от одного патрона к другому — через профессора Рикера к Жаки Аттали, а от Аттали к Олланду. Теперь, кажется, что на роль такового Макрон себе определил Трампа, годящегося Макрону в отцы. Кажется, что Макрон хочет продемонстрировать в Европе, что Трамп вовсе не изолирован от кружка «либеральных» лидеров ЕС. Создается впечатление, что и Трамп не устоял от подобного соблазна Макрона, продемонстрировавшего желание найти в лице американского президента нового патрона для себя. Внутренние политические риски для Макрона от подобной линии невелики, несмотря на заявляемую непопулярность Трампа во Франции.

Французские официальные лица изо всех сил стараются отметить, что было «нормальным» пригласить мирового лидера на парад, чьи войска принимают в нем участие. Однако ведущее французское издание Le Monde вышло к мероприятию с редакционной статьей, в которой Макрон был назван «внимательным учеником Макиавелли». Кроме того, Макрон «украл у президента США монополию на непредсказуемость», — констатировали в Le Monde.

Французский президент рассматривает нынешний визит Трампа, как важное дипломатическое мероприятие. Макрон явно не заинтересован в критике американского президента или его изоляции. Трампу и Макрону представляется возможность обсудить общие интересы во время двухдневного визита американского президента. Помощники Макрона считают, что работа с США неизбежна и незаменима, и хорошо это или плохо, но делать это необходимо через нынешнего президента. В интересах Макрона и Франции поддерживать прочные отношения с Соединенными Штатами, и Трамп, по сути, является тем, с кем Макрон мог бы хорошо поработать. Внешне дело подается и так, будто Макрон намерен убедить Дональда Трампа в необходимости возвращения в Парижское соглашение по климату. Разумеется, сообщается, что основной темой переговоров Трампа и Макрона станет борьба с терроризмом. Куда без него в наши дни денешься?

Конечно, пока рано объявлять ренессанс в отношениях между Францией и Америкой. Но уже некоторые французские комментаторы согласились с идеей, что именно Макрон «становится привилегированным собеседником» Трампа в Европе. И это, несмотря на обширную идеологическую и политическую пропасть между ними. В отношениях Трамп — Макрон противоположности привлекают, а не отталкивают. Фундаментальные разногласия на поле «ценностей» вполне могут стать основой для сближения под маркой прагматизма — столь любимого «словечка» в современном политическом лексиконе. Кроме того, французский президент быстро продвинулся, чтобы заполнить возникшую у американцев англо-германскую нишу в Европе.

Помимо эпизода Первой мировой войны, в Париже Трампу собираются напомнить, что на старте «трансатлантической истории» существовал «геополитический союз» между создаваемыми США и тогдашней королевской Францией Бурбонов, который из-за ограниченного европейского подхода затем не смог развить Бонапарт. Кстати, в программе визита Трампа значится посещение его могилы в соборе Дома инвалидов.

Официальная реинтеграция Франции в 2009 году в командование НАТО сделало ее более надежным партнером для США. Во время сирийского кризиса в августе 2012 года президент Олланд был готов даже бежать впереди американцев в готовившейся военной интервенции в эту страну. По Сирии Макрон недавно сигнализировал о реализме в отношении военных и политических целей, принимая возможность того, что президент Башар Асад останется у власти. Сходство с подходом Трампа к сирийскому конфликту стало очевидным.

На сегодняшний день Франция стала для США «крупным поставщиком услуг безопасности» в Сахеле и Западной Африке — регионе, в котором также активно действуют американцы. Правда, Франция не вполне удовлетворяет 2-процентному целевому показателю НАТО в отношении расходов на оборону, но она скоро достигнет этого нужного и приятного для Трампа показателя.

Единственной возможной точкой трения между Трампом и Макроном остается принцип свободной торговли. Франция имеет положительное сальдо торгового баланса в торговле с Соединенными Штатами. В 2016 году этот показатель измерялся $ 15,5 млрд. Но подобный дефицит в четыре раза меньше того, что США имеют в торговле с Германией.

Интересно, что 10 июля в интервью RTL министр экологии Николя Юло подтвердил, что правительство Макрона намерено выполнить принятый при Олланде в 2015 году закон о сокращении ядерной энергетики в генерации электроэнергии с нынешних 75% до 50% к 2025 году. Одновременно планируется сократить производство электроэнергии и на французских угольных ТЭЦ. К 2022 году во Франции планируют закрыть последние четыре угольные электростанции. Таким образом, во французском электробалансе возникает ниша размером в его четверть. Поэтому Макрон мог бы предложить Трампу заполнить ее поставками американского СПГ для новых французских экологически чистых электростанций, работающих на газе. Привилегированные отношения с США могут стоить того.

Двухдневное возвращение американского президента в Европу даст ему развлечения и новую кратковременную передышку от внутренних политических проблем и, возможно, сделает из пригласившего его Макрона привилегированного партнера для Трампа в Западной Европе. Подобная позиция в текущей ситуации прямо просится под Макрона, поскольку британцы сосредоточены на выходе из Европейского союза, а канцлер Германии выражает откровенное презрение к Трампу. Все остальные в Западной Европе из-за их величины просто не в счет.

У визита Трампа в Париж имеется и еще один интересный подтекст. На дело можно посмотреть и так, что после Польши Трамп через Гамбург направился во Францию. Польша и Франция составляют два угла того треугольника стабильности Евросоюза без Великобритании, у которого третьим является Германия. Можно вообразить и так, что своими польскими и французскими контактами Трамп ограничивает самостоятельный потенциал Германии в эпоху стратегической нестабильности и возникающих новых возможностей. Показательно, что в Париже Макрон примет Трампа сразу же после совместного заседания французского и германского правительств и совместной пресс-конференции с Меркель.

После избрания Макрона в российском экспертном сообществе было высказано предположение, что как у ставленника европейских Ротшильдов, функцией Макрона в Евросоюзе станет играть против Германии на стороне англо-саксов. Нынешний визит Трампа в Париж, ровно через неделю после посещения им Варшавы, является фактом в пользу этой гипотезы.

Европейская редакция EADaily


Источник







comments powered by HyperComments