Опыт выживания российского крестьянина в условиях общины

Сергей Васильев

16 сентября 2017 г. 19:42:34

Модные темы дня на­сто­я­ще­го - кра­уд­фа­ун­динг и кра­уд­сор­синг, кон­фе­рен­ции и се­ми­на­ры по ко­то­рым идут се­год­ня нон-стоп, пред­став­ля­ют­ся, как уни­каль­ные спо­со­бы вы­жи­ва­ния граж­дан­ско­го об­ще­ства в кри­зис­ных усло­ви­ях, раз­ра­бо­тан­ные и об­ка­тан­ные За­пад­ной ци­ви­ли­за­ци­ей, ко­то­рая вот сейчас вот готова неза­до­ро­го осчаст­ли­вить ими осталь­ное, менее ци­ви­ли­зо­ван­ное, че­ло­ве­че­ство. Слушаю "наших за­пад­ных парт­не­ров", читаю их от­кро­ве­ния и не остав­ля­ет меня ощу­ще­ние, что всё это мы уже про­хо­ди­ли (тер­ми­но­ло­гию спе­ци­аль­но ставлю со­вре­мен­ную):

Кра­уд­фандинг в сель­ской общине России:

Виды кре­стьян­ской вза­и­мо­по­мо­щи за­ви­се­ли от самого ха­рак­те­ра об­щин­но­го строя, тра­ди­ций де­ре­вен­ско­го быта, се­зон­но­сти сель­ско­хо­зяй­ствен­ных работ, неза­щи­щен­но­сти сель­ских дворов от сти­хий­ных бед­ствий и др. Среди форм вза­и­мо­по­мо­щи на селе зна­чи­тель­ное место за­ни­мал сов­мест­ный труд на таких мас­со­вых общих ра­бо­тах, как за­го­тов­ка сена, удоб­ре­ние полей, устрой­ство прудов, осу­ше­ние болот, по­строй­ка из­го­ро­дей, стро­и­тель­ство об­щин­ных овинов, со­ору­же­ние мель­ниц.

Широко рас­про­стра­нен­ным мест­ным обы­ча­ем в кре­стьян­ских об­щи­нах были «помочи». Они ис­поль­зо­ва­лись в слу­ча­ях, когда кре­стьян­ская семья не могла спра­вить­ся в оди­ноч­ку с каким-либо труд­ным хо­зяй­ствен­ным делом по ее двору. Осо­бен­но часто «помочи» ис­поль­зо­ва­лись для пе­ре­воз­ки леса и других стро­и­тель­ных ма­те­ри­а­лов, для сроч­ной по­строй­ки дома или сарая в ко­рот­кие про­ме­жут­ки между по­ле­вы­ми ра­бо­та­ми.

Со­ци­аль­ная помощь:

«Мир» про­яв­лял заботу о ма­ло­мощ­ных кре­стьян­ских хо­зяй­ствах, т. е. хо­зяй­ствах с ма­ло­чис­лен­ны­ми се­мья­ми, имев­ши­ми одну лошадь или вообще не имев­ши­ми «тягла» В таких слу­ча­ях «мир» при­ни­мал ре­ше­ние ока­зать помощь в вы­воз­ке удоб­ре­ний на полосы этих хозяев, про­из­ве­сти ве­сен­нюю вспаш­ку, помочь в уборке урожая. Иногда своим «при­го­во­ром» мир вы­де­лал зе­мель­ный надел ма­ло­мощ­ным жен­ским семьям, осво­бож­дал эти семьи от по­вин­но­стей и брал их на себя.

Вза­им­ное стра­хо­ва­ние вы­нуж­ден­но­го пре­ры­ва­ния хо­зяй­ствен­ной де­я­тель­но­сти в сель­ской общине:

Без вни­ма­ния сель­ско­го «мира» не оста­ва­лись боль­ные об­щин­ни­ки. В част­но­сти, члены Ста­ру­хин­ской сель­ской общины Туль­ской гу­бер­нии счи­та­ли своей нрав­ствен­ной обя­зан­но­стью об­ра­бо­тать по­сев­ное поле, убрать урожай или при­вез­ти лес за­бо­лев­ше­му или оди­но­ко­му кре­стья­ни­ну.

В случае за­бо­ле­ва­ния ос­нов­но­го ра­бот­ни­ка в кре­стьян­ской семье об­щин­ни­ки За­озер­ской сель­ской общины Нов­го­род­ской гу­бер­нии по по­ста­нов­ле­нию «мира» бес­плат­но вы­пол­ня­ли все хо­зяй­ствен­ные работы для этой семьи, в том числе косили сено, уби­ра­ли хлеб. Если сель­ско­хо­зяй­ствен­ный год ока­зы­вал­ся для какого-либо кре­стьян­ско­го двора неуро­жай­ным, то община рас­смат­ри­ва­ла его по­ло­же­ние на сель­ском сходе и при­ни­ма­ла ре­ше­ние еже­ме­сяч­но вы­де­лять с каж­до­го хо­зяй­ства по снопу или по два снопа на со­дер­жа­ние по­стра­дав­шей семьи.

Ввиду упадка кре­стьян­ско­го хо­зяй­ства из-за дли­тель­ной бо­лез­ни ос­нов­но­го ра­бот­ни­ка «мир» неред­ко от­кла­ды­вал уплату по­вин­но­стей этим хо­зя­и­ном на год или на боль­ший срок. Когда в той или иной семье про­ис­хо­дил падеж лошади, то по­ста­нов­ле­ни­ем «мира ей вы­де­ля­лась лошадь для вспаш­ки надела, за­го­тов­ки сена, вывоза урожая. При этом такой кре­стьян­ский двор осво­бож­дал­ся «миром» от под­вор­ной го­су­дар­ствен­ной по­вин­но­сти.

Вза­им­ное стра­хо­ва­ние ог­не­вых рисков в сель­ской общине:

Пожар на кре­стьян­ском дворе, утрата дома и по­стро­ек вос­при­ни­ма­лись об­щи­ной как общая беда. В таких слу­ча­ях ре­ше­ни­ем сель­ско­го схода кре­стья­ни­ну-по­го­рель­цу, прежде всего, бес­плат­но вы­де­лял­ся лес. На своих ло­ша­дях и под­во­дах об­щин­ни­ки под­во­зи­ли ими же за­го­тов­лен­ный лес к усадь­бе. Затем всем «миром» про­из­во­ди­лась по­строй­ка дома или избы. Общими силами усадь­ба ого­ра­жи­ва­лась новым плет­нем. Наряду с этим община по­мо­га­ла по­стра­дав­шей семье хлебом, хол­стом, одеж­дой и дру­ги­ми пред­ме­та­ми первой необ­хо­ди­мо­сти. Имели место случаи, когда сель­ский «мир» вы­де­лял по­го­рель­цам де­неж­ную ссуду на стро­и­тель­ство нового жилья.

Со­ци­аль­ная помощь си­ро­там:

Сель­ская община ис­поль­зо­ва­ла раз­лич­ные формы со­ци­аль­ной помощи оси­ро­тев­шим детям, на­при­мер, Пу­стын­ская кре­стьян­ская община Ря­зан­ской гу­бер­нии в 1877-1878 гг. для про­пи­та­ния остав­ших­ся без ро­ди­те­лей троих детей уста­но­ви­ла «черед». Это озна­ча­ло, что дети-сироты по­оче­ред­но пе­ре­хо­ди­ли еже­днев­но из дома в дом и на­хо­ди­лись на про­пи­та­нии в те­че­ние дня. Оде­ва­ли сирот или по «ми­ло­сер­дию» селян, или по­ку­па­ли им одежду за «мир­ской счет» по ре­ше­нию сель­ско­го схода.

По­сколь­ку у детей име­лись изба и иму­ще­ство, то для их со­хран­но­сти сход на­зна­чал опе­ку­на. За их «бе­ре­же­ние» опекун ничего не по­лу­чал. При этом община стре­ми­лась «при­стро­ить» детей. Один из них был опре­де­лен в под­пас­ки, двум другим «при­го­во­ри­ли» учить­ся в на­чаль­ном учи­ли­ще. С до­сти­же­ни­ем со­вер­шен­но­лет­не­го воз­рас­та «мир» воз­вра­щал детям-си­ро­там зе­мель­ный надел для ве­де­ния са­мо­сто­я­тель­но­го хо­зяй­ства, кре­стьян­ская община ста­ра­лась за­щи­тить со­ци­аль­ные ин­те­ре­сы детей, по­те­ряв­ших отца.

Ин­спек­ция по делам несо­вер­шен­но­лет­них:

Особую заботу община про­яв­ля­ла о детях, по­те­ряв­ших отца и мать и став­ших «пол­ны­ми» си­ро­та­ми. Когда в де­ревне Усят­ской Бий­ско­го уезда после кон­чи­ны кре­стья­ни­на П. Мо­ро­зо­ва оста­лось трое сирот, в том числе сын и две дочери, сель­ский «мир» решил «от­пи­сать» боль­шую часть иму­ще­ства умер­ше­го его сыну. Но по­сколь­ку сын был еще ма­ло­лет­ним, сход отдал его на вос­пи­та­ние ба­буш­ке Ф. Со­ло­вье­вой, офи­ци­аль­но на­зна­чив ее опе­кун­шей маль­чи­ка. Однако через неко­то­рое время стало вы­яс­нять­ся, что муж ба­буш­ки начал раз­ба­за­ри­вать «по­жит­ки» сироты, по­сту­пив­шие опе­кун­ше на со­хра­не­ние. По­это­му через два года сход вновь рас­смат­ри­вал судьбу сироты. «Мир» еди­но­душ­но лишил Ф. Со­ло­вье­ву прав опеки и пе­ре­дал маль­чи­ка с «иму­ще­ством от­цов­ским» под опеку другой семьи, от­ли­чав­шей­ся «доб­ро­нра­ви­ем». Про­те­сты Ф. Со­ло­вье­вой не имели успеха. Кан­це­ля­рия Ко­лы­ван­ско-Вос­кре­сен­ско­го гор­но­го округа, в ко­то­рый тер­ри­то­ри­аль­но вхо­ди­ла де­рев­ня, пол­но­стью со­гла­си­лась с «при­го­во­ром» об­щин­но­го «мира.

По­доб­ная прак­ти­ка со­ци­аль­ной защиты сирот по­лу­чи­ла вы­со­кую оценку из­вест­но­го за­пад­но­ев­ро­пей­ско­го ис­сле­до­ва­те­ля рус­ской сель­ской общины А.Ф. Гак­ст­гау­зе­на. В опуб­ли­ко­ван­ной в 1877 г. книге он писал: «Рус­ское об­щин­ное устрой­ство яв­ля­ет­ся одним из самых за­ме­ча­тель­ней­ших и ин­те­рес­ней­ших го­су­дар­ствен­ных учре­жде­ний, какие только су­ще­ству­ют в мире,... че­ло­век может обед­неть — это не по­вре­дит его детям: они все-таки удер­жи­ва­ют или вновь по­лу­ча­ют свой уча­сток по об­щин­но­му праву, не как на­след­ни­ки отца, а как члены общины; дети не на­сле­ду­ют в рус­ской общине нищеты отца» (Сбор­ник ма­те­ри­а­лов для изу­че­ния сель­ской по­зе­мель­ной общины. СПб,1880. – с. 117.)

Стра­хо­ва­ние на случай неуро­жая:

Если община ока­зы­ва­лась в экс­тре­маль­ной си­ту­а­ции общего неуро­жая и го­лод­но­го года, она при­ни­ма­ла воз­мож­ные в ее усло­ви­ях меры по смяг­че­нию бед­ствия. За счет эко­но­ми­че­ски силь­ных хо­зяйств «мир» со­зда­вал из их по­жерт­во­ва­ний из­вест­ный хлеб­ный фонд, с по­мо­щью ко­то­ро­го община по­мо­га­ла выжить семьям бед­ней­ших хо­зяйств. Тру­до­спо­соб­ные муж­чи­ны ухо­ди­ли на за­ра­бот­ки в непо­ра­жен­ные го­ло­дом районы с целью за­куп­ки хлеба. Близ­кие и даль­ние род­ствен­ни­ки ста­ра­лись под­дер­жать друг друга. С на­ча­лом ве­сен­них по­ле­вых работ «мир» вы­во­дил всех спо­соб­ных ра­бо­тать об­щин­ни­ков в поле, чтобы за­ло­жить основу бу­ду­ще­го урожая. Общими уси­ли­я­ми за­се­ва­лись поля самых слабых семей.

Пен­си­он­ное и со­ци­аль­ное стра­хо­ва­ние:Со­став­ной частью об­щин­но­го кре­стьян­ско­го быта яв­ля­лось при­зре­ние пре­ста­ре­лых, увеч­ных и вообще не спо­соб­ных со­дер­жать себя трудом. По рос­сий­ско­му за­ко­но­да­тель­ству заботу о таких людях должны были брать на себя род­ствен­ни­ки. Если нуж­дав­ши­е­ся не имели род­ствен­ни­ков, то со­ци­аль­ное при­зре­ние ин­ва­ли­дов, ста­ри­ков и других немощ­ных людей воз­ла­га­лось на кре­стьян­скую общину. Тем вдовам и ста­ри­кам, ко­то­рые в какой-то сте­пе­ни могли ра­бо­тать на земле, «мир» вы­де­лял бес­плат­но неболь­шие зе­мель­ные участ­ки, где можно было по­стро­ить избу и вести при­уса­деб­ное ого­род­ное хо­зяй­ство.

Что ка­са­ет­ся увеч­ных, дрях­лых и других немощ­ных людей, то кре­стьян­ское об­ще­ство ис­поль­зо­ва­ло раз­лич­ные формы их со­ци­аль­но­го при­зре­ния. Ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ла такая форма со­ци­аль­ной помощи, как по­оче­ред­ное корм­ле­ние в домах сель­ских хозяев. Офи­ци­аль­ные со­об­ще­ния с мест под­твер­жда­ли, что прак­ти­че­ски по­всю­ду кре­стьян­ский «мир» часто ис­поль­зо­вал именно этот способ под­держ­ки нуж­дав­ших­ся. По ин­фор­ма­ции из Мин­ской гу­бер­нии, «первым пра­ви­лом, ко­то­рым ру­ко­вод­ству­ет­ся де­рев­ня в по­доб­но­го рода слу­ча­ях, яв­ля­ет­ся по­оче­ред­ное корм­ле­ние нуж­да­ю­щих­ся каждым от­дель­ным до­мо­хо­зя­и­ном с вре­мен­ным при­ня­ти­ем в дом на жи­тель­ство». Мен­та­ли­тет и аг­рар­ное раз­ви­тие России (XIX – XX вв.). М., 1996. – с. 28.

Среди форм кре­стьян­ско­го об­ще­ствен­но­го при­зре­ния до­воль­но частое при­ме­не­ние нашла выдача нуж­дав­шим­ся хлеб­ных по­со­бий из об­щин­ных за­пас­ных ма­га­зи­нов. Такие по­со­бия хлебом вы­де­ля­лись по «при­го­во­рам» сель­ских сходов. Они вы­да­ва­лись еже­ме­сяч­но или в какие-либо другие сроки и уста­нав­ли­ва­лись в раз­лич­ных раз­ме­рах.

В усло­ви­ях на­ту­раль­но­го кре­стьян­ско­го хо­зяй­ства сель­ские общины по по­нят­ным при­чи­нам в редких слу­ча­ях ис­поль­зо­ва­ли де­неж­ную форму со­ци­аль­но­го по­со­бия. Прак­ти­че­ски де­неж­ная помощь пре­ста­ре­лым или убогим прак­ти­ко­ва­лась лишь в от­дель­ных гу­бер­ни­ях и вы­да­ва­лась в самых незна­чи­тель­ных раз­ме­рах. Из­вест­но, что в конце 90-х гг. кре­стьян­ские общины Са­ра­тов­ской гу­бер­нии вы­да­ва­ли при­з­ре­ва­е­мым 2 руб. в месяц, в Пен­зен­ской — 1,5 руб., s Ка­луж­ской — 1 руб. в месяц. Сель­ские об­ще­ства других гу­бер­ний уста­нав­ли­ва­ли го­дич­ные раз­ме­ры де­неж­ных по­со­бий. В част­но­сти, по «при­го­во­рам» кре­стьян­ских «миров» в Мин­ской гу­бер­нии нуж­дав­шим­ся вы­да­ва­лось по 10 руб. в год, в Там­бов­ской гу­бер­нии в разных об­щи­нах — от 5 до 20 руб. в год (Риттих А.А. За­ви­си­мость кре­стьян от общины и мира, СПб, 1903. – с. 49.)

Кре­стьяне, нуж­дав­ши­е­ся в об­ще­ствен­ном при­зре­нии, неохот­но шли в бо­га­дель­ни и дома при­зре­ния и пред­по­чи­та­ли по­лу­чать де­неж­ное по­со­бие от во­ло­сти или сель­ско­го об­ще­ства.

На­ло­го­вые льготы и по­со­бия за уход за боль­ны­ми и немощ­ны­ми:

Наряду с по­оче­ред­ным корм­ле­ни­ем кре­стьян­ские общины прак­ти­ко­ва­ли такой способ при­зре­ния, как прием до­мо­хо­зя­е­ва­ми нуж­дав­ших­ся на дли­тель­ный срок с предо­став­ле­ни­ем им пи­та­ния. В этом случае по ре­ше­нию сель­ско­го «мира» при­з­ре­ва­е­мый от­да­вал­ся до­мо­хо­зя­и­ну на полное со­дер­жа­ние. Такая форма при­зре­ния ис­поль­зо­ва­лась на усло­ви­ях либо из­вест­ной платы об­щин­ни­ку за со­дер­жа­ние ин­ва­ли­да, ко­то­рую до­мо­хо­зя­ин по­лу­чал от кре­стьян­ско­го об­ще­ства, либо осво­бож­де­ние кре­стьян­ско­го двора от уплаты мир­ских или даже всех на­ту­раль­ных по­вин­но­стей. В других слу­ча­ях за взятие немощ­но­го че­ло­ве­ка в свой дом на полное со­дер­жа­ние хо­зя­и­ну кре­стьян­ско­го двора от­во­дил­ся до­пол­ни­тель­ный уча­сток мир­ской земли или зе­мель­ный надел неиму­щих.

Ясли в сель­ских об­щи­нах

Кре­стьян­ские общины по­сте­пен­но стали при­хо­дить к за­клю­че­нию о необ­хо­ди­мо­сти со­зда­ния яслей-при­ютов и их со­дер­жа­ния за счет сель­ско­го об­ще­ства. В 1900 г. сель­ский сход села Но­во­де­ви­чье­го Сим­бир­ской гу­бер­нии принял ре­ше­ние от­крыть ясли-приют и от­чис­лять на их со­дер­жа­ние по 10 копеек с ре­виз­ской души. По при­го­во­ру кре­стьян­ско­го «мира села Кам­чу­ги Во­ло­год­ской гу­бер­нии, из ка­пи­та­ла сель­ско­го об­ще­ства было от­пу­ще­но 100 руб. на ор­га­ни­за­цию яслей-приюта. Многие де­ре­вен­ские общины брали на себя снаб­же­ние яслей-при­ютов мо­ло­ком, кар­то­фе­лем и дру­ги­ми про­дук­та­ми, а также бельем, по­су­дой, топ­ли­вом. По­ста­нов­ле­ния об от­кры­тии ясель-при­ютов были при­ня­ты целым рядом кре­стьян­ских об­ществ Мос­ков­ской, Во­ло­год­ской, Смо­лен­ской, По­доль­ской, Грод­нен­ской, Сим­бир­ской и других гу­бер­ний.

Стра­хо­ва­ние форс-ма­жор­ных рисков в сель­ских об­щи­нах

Тра­ди­ция со­ци­аль­ной помощи в кре­стьян­ской среде ярко про­яв­ля­ла себя в годину бед­ствий или в экс­тре­маль­ной си­ту­а­ции во­ен­но­го вре­ме­ни. В годы Первой ми­ро­вой войны сель­ский «мир» брал под опеку семьи, ос­нов­ные ра­бот­ни­ки ко­то­рых были мо­би­ли­зо­ва­ны в армию. Особое по­пе­чи­тель­ское вни­ма­ние кре­стьян­ское об­ще­ство уде­ля­ло семьям, остав­шим­ся без кор­миль­цев по при­чине их гибели на фронте. По «при­го­во­ру» «мира», вдо­вьим семьям про­из­во­ди­ли вспаш­ку зе­мель­ных на­де­лов, вы­де­ля­ли семена на Посев, по­мо­га­ли убрать урожай. На зимний период для семей во­ен­но­слу­жа­щих и тем более по­гиб­ших на войне кре­стьяне ор­га­ни­зо­вы­ва­ли за­го­тов­ку дров, под­воз­ку сена и соломы к по­дво­рью.

С начала войны кре­стьян­ские об­ще­ства неод­но­крат­но про­во­ди­ли де­неж­ные сборы в по­ряд­ке по­жерт­во­ва­ний для ока­за­ния помощи семьям сол­да­ток и вдов. Деньги вы­де­ля­лись таким семьям на по­куп­ку семян, ин­вен­та­ря, одежды и др. В част­но­сти, вместе с При­ход­ским по­пе­чи­тель­ским со­ве­том сель­ские общины Цар­ско­сель­ско­го уезда Пе­тер­бург­ской гу­бер­нии со­бра­ли для рас­пре­де­ле­ния между се­мья­ми во­ен­но­слу­жа­щих осенью 1914 г. свыше 25 тыс. руб. Кре­стьян­ские об­ще­ства Ли­син­ско­го уезда из со­бран­ных де­неж­ных по­жерт­во­ва­ний из­рас­хо­до­ва­ли 400 руб. на по­куп­ку се­мен­но­го овса для бес­плат­ной раз­да­чи семьям во­ен­но­слу­жа­щих.

В летний период 1915 г. сель­ские общины при­ня­ли ак­тив­ное уча­стие в кам­па­нии мас­со­во­го устрой­ства в де­рев­нях дет­ских яслей на время по­ле­вых работ. Эта кам­па­ния пре­сле­до­ва­ла цель со­здать усло­вия семьям во­ен­но­слу­жа­щих с ма­ло­лет­ни­ми детьми для свое­вре­мен­ной за­го­тов­ки сена и уборки урожая. Уси­ли­я­ми кре­стьян­ских об­ществ в во­ло­стях были от­кры­ты сотни дет­ских яслей-при­ютов. Наряду с этим по ре­ше­нию сель­ских сходов со­зда­ва­лись об­ще­ствен­ные си­рот­ские дома-приюты для детей по­гиб­ших во­ен­но­слу­жа­щих, часть сирот опре­де­ля­лась в ре­мес­лен­ные учи­ли­ща....Можно было бы и дальше про­дол­жать рас­сказ про си­сте­му со­ци­аль­ной вза­и­мо­по­мо­щи кре­стьян, рас­ска­зать про зем­скую си­сте­му об­ра­зо­ва­ния и ме­ди­ци­ны, обо­гнав­шую Запад на пол­ве­ка, срав­нить на­ло­го­вое бремя цар­ско­го, со­вет­ско­го и со­вре­мен­но­го вре­ме­ни, но формат пуб­ли­ци­сти­ки за­став­ля­ет за­круг­лять­ся, упо­мя­нув в конце только бес­со­вест­но мус­си­ру­е­мый зе­мель­ный вопрос (только цитаты):

К концу XIX века из 380 мил­ли­о­нов де­ся­тин земли в Ев­ро­пей­ской части России только 15 % при­над­ле­жа­ло дво­ря­нам, а в Сибири и на Даль­нем Во­сто­ке дво­рян­ских зем­ле­вла­де­ний вообще не было[Пуш­ка­рев С. Г.,Обзор рус­ской ис­то­рии. М.: Наука, 1991].Огром­ные зе­мель­ные вла­де­ния казны боль­шей частью со­сто­я­ли из неудоб­ных земель: та­еж­ных се­вер­ных лесов, тундры, гор, болот[Ис­то­рия России. XX век: 1894-1939 / под ред. Зубова А. Б. М.: Аст­рель, 2009., c. 72]. При пре­об­ла­да­нии мел­ко­го кре­стьян­ско­го зем­ле­вла­де­ния в России ма­ло­зе­мель­ных хо­зяйств (менее 5 де­ся­тин на двор) было го­раз­до меньше, чем в других стра­нах — менее чет­вер­ти. Так, во Фран­ции хо­зяй­ства менее 5 гектар (это 4,55 де­ся­тин) со­став­ля­ли около 71% всех хо­зяйств, в Гер­ма­нии — 76%, в Бель­гии — 90%. Сред­ний размер зем­ле­вла­де­ния фран­цуз­ских кре­стьян­ских хо­зяйств в конце XIX века был в три-четыре раза меньше, чем рус­ских[Пуш­ка­рев С. Г., Обзор рус­ской ис­то­рии. М.: Наука, 1991].В России кре­стья­нам при­над­ле­жа­ло 62% всех удоб­ных земель, в то время как во Фран­ции — 55%, в Прус­сии — 12%, а в Англии в то время почти все кре­стьяне были только арен­да­то­ра­ми земель ла­ти­фун­ди­стов. Воз­мож­ность улуч­шить по­ло­же­ние кре­стьян­ства за счет по­ме­щи­чьей соб­ствен­но­сти была ил­лю­зи­ей (ко­то­рую, тем не менее, ак­тив­но успеш­но раз­ду­ва­ли в своих целях ре­во­лю­ци­о­не­ры и часть ин­тел­ли­ген­ции ). Уве­ли­че­ние сред­ней пло­ща­ди земли, на­хо­дя­щей­ся в поль­зо­ва­нии кре­стьян после Де­кре­та о Земле 1917 года, со­ста­ви­ло всего 16,3%[Ис­то­рия России. XX век: 1894-1939 / под ред. Зубова А. Б. М.: Аст­рель, 2009., c. 72].

Резюме:

Прежде чем бежать - за­им­ство­вать чужое, стоит для начала изу­чить ис­то­ри­че­ское - своё, иногда там на­хо­дят­ся более ори­ги­наль­ные и прак­ти­че­ские ре­ше­ния про­блем, чем им­порт­ные.


Источник








comments powered by HyperComments