Признавать ли России итоги выборов президента Украины?

Антон Антонович

11 марта 2019 г. 14:18:14

На прошлой неделе, накануне визита в Софию, премьер-министр РФ Дмитрий Медведев дал интервью болгарской газете «Труд», где заявил, что не знает, с кем можно будет разговаривать на Украине после выборов президента, поскольку в ходе предвыборной кампании имеют место грубые нарушения.

«На Украине идет жесткая, грязная избирательная кампания по выборам президента. Наблюдая за ней, мы в России пока не понимаем, с кем на Украине можно разговаривать», – сказал Медведев. Российский премьер подчеркнул, что «важно, будет ли эта победа честной, будут ли эти выборы легитимными, без фальсификаций», при этом, по его мнению, «недавние события заставляют подозревать худшее». «Кампания по выборам президента страны проходит с грубейшими нарушениями общепринятых демократических норм. В том числе норм, которыми руководствуются европейские страны», – пояснил Медведев.

Глава правительства России напомнил о том, что Киев принял решение о закрытии избирательных участков в РФ (точнее – о переносе их в Финляндию, Казахстан, Грузию, что, тем не менее, отсекает проживающих в РФ украинских граждан от голосования), а также запретил присутствовать российским наблюдателям на избирательных участках на территории Украины даже в составе миссии ОБСЕ. Последняя хотя и выразила недовольство решением Киева, но никакого давления по политико-дипломатическим каналам не оказала, тем более в этом вопросе киевские власти поддержал Курт Волкер, спецпредставитель Госдепартамента США по Украине. Работая в русле внешнеполитической поддержки Порошенко, Волкер согласился с мнением украинского президента, инициировавшего запрет присутствия россиян на президентских выборах.

Кроме того, Киев заранее, еще в октябре 2018 года, объявил о том, что наблюдателям под эгидой СНГ будет отказано в доступе на выборы президента Украины. По инициативе Петра Порошенко Украина разорвала связи с этой организацией, отозвав своих представителей из исполнительных органов СНГ и прекратив платить членские взносы еще несколько лет назад. К слову, избирательные участки не будут оборудованы системой видеонаблюдения, которая впервые была внедрена в ходе парламентских выборов в 2012 году, – соответствующее решение принял ЦИК Украины в ноябре прошлого года.

Одновременно с этим можно выделить еще множество факторов, которые подрывают легитимность избирательного процесса. Прежде всего, продолжаются «игры» с реестром избирателей, где наличествует множество «мертвых душ», поскольку последняя перепись населения на Украине проводилась еще в далеком 2001 году. К этому добавляется тот факт, что жители Донбасса и Крыма как проживающие на неподконтрольных официальному Киеву территориях, так и имеющие статус внутренне перемещенных лиц пускай и не де-юре, но де-факто лишены права голоса из-за избыточного бюрократизма.

Тем временем журналисты и общественники фиксируют факты массовой покупки голосов через так называемые сетки и небывалое использование административного ресурса. Силовые структуры и националистические парамилитарные формирования оказывают давление на любые общественные силы, выступающие за мир в Донбассе на основе прямых переговоров и за изменение внешней политики. После 2014 года политический спектр резко сдвинулся вправо, посему практически полностью исключены из избирательного процесса представители левых политсил.

Фактически у внешних игроков, в первую очередь у России, имеется масса предпосылок для непризнания результатов выборов президента Украины. Что же это даст самой России?

Во-первых, это даст рычаги влияния на осеннюю избирательную кампанию в Верховную Раду. Даже наиболее непримиримые оппоненты России на украинском политическом поле в условиях продолжения конфликта в Донбассе, экономических санкций и невозможности решения без Москвы целого ряда вопросов будут вынуждены контактировать с Кремлем. За примерами далеко ходить не надо, достаточно вспомнить, что за последние полгода Порошенко не единожды жаловался в прессе на игнорирование его телефонных звонков президентом РФ.

Вопреки последовательному сокращению связей между Киевом и Москвой во всех сферах после Евромайдана, повестка украинско-российских отношений остается весьма обширной. Лишним доказательством этому служит недавнее подписание соглашения между соответствующими ведомствами Москвы и Киева о распределении квот на вылов рыбы в Азовском море. Помимо этого, в конце этого года истекает крайне важный контракт от 2009 года на транзит природного газа через Украину, который желают, правда каждый на своих условиях, продлить обе стороны. Истекают сроки проектной эксплуатации энергоблоков украинских АЭС, обслуживать которые невозможно без сотрудничества с «Росатомом». И так далее.

Во-вторых, если следующий парламент будет оппозиционным следующему президенту Украины (вероятность чего немалая), то непризнанному Россией главе государства при принятии любых решений придется постоянно оглядываться на мнение внутри парламентской коалиции. Практика показывает, что в условиях парламентско-президентского противостояния любым внешним силам всегда проще влиять как на президента, так и на Верховную Раду или отдельные фракции. Следовательно, приоткрывается окно возможностей для организации прямых переговоров между Киевом и Донбассом (особенно учитывая, что Нормандский формат продолжит быть заблокированным), а также для прагматизации внешнеполитического курса Украины в целом (притом сам Порошенко уже выступает с концепцией «холодного мира» с РФ).

Обратной стороной медали непризнания итогов выборов является повышение рисков для сохранности российских активов на Украине. Вероятно, этот мотив учитывался, когда в 2014 году после определенной паузы Москва признала результаты выборов, тем более Порошенко на тот момент был в неплохих отношениях с тогдашним послом РФ в Киеве Михаилом Зурабовым. Впрочем, Порошенко с течением времени ужесточал свою позицию по отношению с РФ, а договоренности о неприкосновенности российских активов, если они конечно существовали, систематически нарушались. Объем российских активов на Украине по сравнению с 2014 годом сократился на порядок, но он все еще остается существенным. Асимметричным ответом Киева на непризнание выборов президента может быть, например, резкое ужесточение санкционного режима по отношению к российскому капиталу.

Пока представляется, что вопреки множеству нарушений в ходе избирательной кампании Москва признает итоги выборов, особенно если Порошенко не сумеет переизбраться. С Юлией Тимошенко у Кремля имеется опыт относительно успешного сотрудничества в 2009 году, а Владимир Зеленский и вовсе новичок в политике, обладающий возможностью выстраивать отношения с внешними игроками с чистого листа. Прочие кандидаты шансов на итоговую победу практически не имеют. Характерно, что в первой декаде декабря пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что Москва не будет не признавать итоги президентских выборов на Украине, вопреки их низкой легитимности, вызванной недопуском российских наблюдателей даже по линии БДИПЧ ОБСЕ.

Правильное ли это решение – покажет время. Равно как время покажет, сделаны ли выводы из истории 2014 года. Ведь все больше российских экспертов говорят о том, что Москва допустила ошибку, признав результаты президентских выборов в 2014 году на Украине, существенно сузив для себя пространство для маневра.


Источник