Конец недолгой "золотой эры" китайско-британских отношений

Ирина Алкснис

17 июля 2020 г. 10:06:02

Хотя основные — и резко активизировавшиеся — "боевые действия" против Китая ведутся из-за океана, на этой неделе болезненный удар по Пекину был нанесен из Старого Света.

Правительство Британии ввело запрет на привлечение корпорации Huawei к строительству инфраструктуры мобильной связи пятого поколения (5G) в стране. С нового года операторы должны будут отказываться от покупки оборудования компании, а уже установленная техника будет демонтирована к 2027 году.

Это стало самым жестким решением в Европе в отношении Huawei. В ЕС пока предпочитают избегать радикальных запретов и вводят только некоторые ограничения на использование услуг корпорации.

Ситуация тем более досадна для Китая, что в январе Лондон принял компромиссное решение, ограничив 35 процентами долю компании на рынке оборудования 5G, а также запретив его использование на "чувствительных" для национальной безопасности объектах. А в конце июня Huawei получила разрешение на строительство в Кембридже научно-исследовательского центра в области электронно-оптических устройств, с вложением миллиарда фунтов только на первой стадии проекта.

Однако события внезапно пошли по самому неприятному для китайцев сценарию. При этом Лондон не остановили очевидные негативные последствия такого решения: угроза цифрового отставания страны (откладывание запуска 5G на два-три года), потребность изыскания дополнительных средств (около двух миллиардов фунтов), которые будут вынуты из кармана британцев, рост тарифов на доступ в интернет для населения и, как следствие, усиление социального расслоения в вопросе доступности цифровых услуг.

Впечатление выстрела в ногу, причем сделанного британскими властями не добровольно, усугубляется из-за контекста, в котором Лондон выглядит довольно жалко. Его решение сопровождалось повсеместными дружными комментариями, что оно было принято под влиянием и давлением Штатов.

Масла в огонь подлил сам Дональд Трамп, заявивший, что это заслуга США и его лично: "Я отговорил многие страны от его использования: если они хотят вести с нами бизнес, они не могут его использовать. Насколько мне известно, сегодня Великобритания объявила, что не собирается его использовать".

Данное высказывание, конечно, уязвило Лондон, который торопливо, в течение буквально пары часов, опроверг слова американского президента, заверив, что это было его собственное решение.

До какой степени власти страны действуют по своему разумению, а до какой — по указке из Вашингтона, — вопрос дискуссионный. Не стоит забывать, что у Соединенного Королевства действительно хватает собственных интересов и порожденных ими трений с Пекином. Прямо сейчас особенно острыми являются противоречия из-за Гонконга: британцы не забыли, что вернули его Пекину меньше четверти века назад.

Но более интересно скорее иное.

Всего несколько лет назад всерьез обсуждалось формирование стратегического китайско-британского партнерства, которое, воплотившись в реальность, могло бы значительно повлиять на геополитические расклады мира. Апофеозом этого процесса стал триумфальный — иначе не назовешь — визит Си Цзиньпина осенью 2015 года в Лондон, где его принимали с поистине королевскими почестями. Наблюдатели отмечали подчеркнутый символизм каждого жеста принимающей стороны, вплоть до платья не просто красного цвета, а оттенка государственного флага КНР на герцогине Кембриджской, которая сидела рядом с китайским лидером на приеме в его честь.

Однако ритуалами дело не ограничилось. Были заключены торговые и инвестиционные соглашения более чем на 30 миллиардов фунтов, обеспечившие создание на острове почти четырех тысяч рабочих мест.

Тогдашний британский премьер Дэвид Кэмерон назвал те процессы наступившей "золотой эрой" отношений двух стран.

Менее пяти лет спустя стало очевидно, что эра эта оказалась очень краткой.

Сейчас в Британии прикидывают последствия мер против Huawei, поскольку корпорация много лет активно вкладывалась в исследовательские и конструкторские работы на острове, спонсировала научную деятельность в ведущих вузах страны. Тот же разрешенный к строительству научно-исследовательский центр должен был помочь Кембриджу укрепиться в качестве глобальной инновационной зоны. Теперь же его будущее по понятным причинам крайне туманно: не исключено, что сами власти страны отыграют разрешение на реализацию проекта — если сама корпорация этого не сделает.

Решение британцев действительно нанесло чувствительный удар по Huawei и стало очередным уроком для Китая (да и для остального мира), что в отношениях с Западом ни в чем нельзя быть уверенным. Любая стабильность является только кажущейся, и даже самые масштабные договоренности могут быть легко пересмотрены при смене политического ветра.

Самое обидное во всей этой истории с Huawei и в целом в отношениях с Китаем — что дело вовсе не в стратегическом коварстве Британии.

Еще совсем недавно трансформацию, которую претерпели отношения двух стран, объясняли бы тщательно продуманным злонамеренным иезуитством островной элиты, которая за кулисами международной политики выстраивает долгосрочные схемы манипуляции миром, преследуя свои отдаленные зловещие цели. События последних лет, включая Brexit, развеяли эти заблуждения, вскрыв поразительный уровень сиюминутности, непрофессионализма и "флюгерности", лежащих в основе решений и действий британских государственных деятелей.

Но от этого не легче. Наоборот.

Принципиальный отказ ряда ключевых держав Запада от стратегической предсказуемости и договороспособности быстро превращается в одну из главных не просто проблем, а угроз для мира.


Источник