Почему мотор китайской экономики скоро заглохнет?

3 декабря 2019 г. 13:13:27

Государственное статистическое агентство Китая совсем недавно опубликовало экономические данные, показывающие наименьший рост ВВП Китая за почти 30 лет. Корни этой проблемы выходят далеко за рамки последствий недавней американо-китайской торговой войны или таких бедствий, как африканская чума, из-за которой в стране значительно сократилось поголовье свиней. В основе очень серьезной проблемы лежит зарождающаяся катастрофа, которую мало кто готов обсуждать открыто.

Примерно с 2017 года население Китая начало ощущать реальное влияние непродуманной политики "один ребенок", навязанной Коммунистической партией около 40 лет назад в 1979 году, которую когда-то считали выгодной. Эта медленно растущая проблема подрывает всю основу экономического чуда Китая. Вопрос в том, сможет ли Пекин перейти к старению населения без серьезных социальных и экономических потрясений.

18 октября Государственное статистическое бюро Китая опубликовало ВВП за третий квартал, который составил 6,0% по сравнению с 6,2% в предыдущем квартале. Существует серьезный скептицизм в отношении достоверности отчетности в Китае, но тот факт, что правительство вообще объявляет о замедлении роста, говорит о том, что в действительности ситуация может быть гораздо хуже.

Истинные данные по экономике Китая остаются непрозрачными. В декабре 2018 года Шанхайский университет финансов и экономики опубликовал свой ежегодный обзор прозрачности 31 региона на уровне провинций. Средний балл был чуть выше 53%. Исследование завершилось следующим выводом: "К сожалению, общий уровень прозрачности в китайских местных органах власти остается низким".

Более прямой показатель состояния экономики определяется фактическими торговыми данными. Bloomberg сообщает, что продажи автомобилей в Китае в сентябре упали в 15-й раз за 16 месяцев. Это "худший спад за поколение" согласно Bloomberg. Кроме того, продажи новых домов и квартир в Пекине, Шанхае и других крупных городах резко упали до минимумов 2014 года.

Более глубокая проблема заключается не в непрозрачности официальных экономических данных. Более глубокий вопрос заключается в том, вступает ли Китайское чудо (удивительный подъем менее чем за три десятилетия с уровня отсталости третьего мира) в структурный кризис , который затронет не только экономику Китая. Последние данные о продаже новых автомобилей и покупке нового жилья могут стать зловещим индикатором того, что китайский бум начинает резко замедляться с огромными последствиями не только для Китая, но и для всего мира.

Пики Золотой Эры

Как в никакой другой экономике в современной истории, выдающемуся экономическому росту Китая способствовало чрезвычайное краткосрочное демографическое благословение. Это благословение начало превращаться в проклятье.

В 1980-е годы, когда Китай официально открыл свою экономику для западных фабрик и инвестиций, у него был бесконечный пул низкооплачиваемой рабочей силы из сельской местности: для строительства дорог, новых городов и сборки товаров на заводах Nike, VW или Apple, предназначенных для отправки по всему миру. В 1987 году, в первые дни экономического чуда в Китае, 64% населения было трудоспособного возраста, и только 4% было в возрасте старше 65 лет. Это означало огромный избыток рабочей силы, способный обеспечить китайский дешевый производственный бум. Это привело к среднегодовым темпам роста ВВП в период 1987-2007 годов, составлявшим 10-11%.

До тех пор, пока глобализация с правилами недавно созданной Всемирной торговой организации поощряла аутсорсинг производства в Китай с его огромным числом рабочей силы и сверхнизкой заработной платой, Китай процветал, как никто другой.

В 1979 году Коммунистическая партия, встревоженная ростом населения с 1950 по 1978 год на 20% в год, ввела драконовскую политику "одна семья – один ребенок ". Дэн Сяопин в рамках четырех модернизаций поставил цель сохранить численность населения на уровне 1,2 миллиарда человек к 2000 году в рамках формулы для четырехкратного увеличения ВВП Китая за тот же период.

Долгосрочные экономические последствия этой политики проявились лишь примерно через три десятилетия, поколение спустя, ориентировочно в то же время, что и разразившийся мировой экономический кризис 2008-2009 годов. Можно привести пример того, что рост заработной платы в производственном секторе Китая, вызванный первой нехваткой рабочей силы, начавшейся примерно в 2007-10 годах, был в большей степени фактором усиления мирового финансового кризиса того времени, чем рынок недвижимости США.

Поворот Китая к тому, что Дэн Сяопин назвал "социализмом с китайской спецификой" после 1979 года, на самом деле был контролируемым государством поворотом к западным компаниям и инвестициям, чтобы воспользоваться, казалось бы, неограниченной дешевой рабочей силой Китая. Эта рабочая сила в основном включала тех, кто родился до 1979 года, до политики "один ребенок". Работнику, которому было около 20 лет в 1980 году, исполнилось 50 лет к моменту кризиса на Западе в 2008-2009 г. Демографические изменения происходят медленно и могут быть упущены из виду в годы экономического бума, предшествовавшие 2008 году. В настоящее время – в последнее десятилетие, заработная плата в обрабатывающей промышленности Китая растет, а население, родившееся в эпоху "одного ребенка", значительно меньше, что усугубляет усиливающееся в последнее время давление на заработную плату.

По мере того, как производство в Китае продвигалось по цепочке создания добавленной стоимости в рамках своей стратегии развития "Сделано в Китае 2025" (Made in China 2025), заработная плата значительно выросла. По оценкам Economist Intelligence Unit, с 2013 по 2020 годы средние затраты на рабочую силу увеличивались в среднем на 12% в год. Сегодня средние затраты на заработную плату в Китае примерно в три раза выше, чем в Индии, и намного выше, чем в Индонезии или Вьетнаме.

В то же время, поскольку для быстроразвивающейся производственной базы Китая требуется более высокая квалификация рабочей силы, особенно в условиях стратегии "Сделано в Китае 2025" и трансформации в мировую высокотехнологичную экономику, количество общей рабочей силы, когда-то считавшееся почти безграничным, начало сокращаться. Количество рабочей силы Китая достигло своего пика в 2015 году и начало сокращаться, хотя и поначалу медленно. В настоящее время этот спад запрограммирован на ускорение, поскольку работники, работавшие до 1979 года, достигают пенсионного возраста и не заменяются в равных количествах из-за резкого сокращения рождаемости после 1979 года. По оценкам Deutsche Bank, рабочая сила сократится с 911 миллионов в 2015 году до 849 миллионов в 2020 году и до 782 миллионов в 2030 году. Если не будет резкого изменения рождаемости, начиная примерно с 2025 года общее население Китая начнет медленно, но с ускорением, уменьшаться.

В 2017 году коэффициент рождаемости в Китае был значительно ниже уровня воспроизводства населения в 2,1 раза, необходимого для поддержания численности населения. Постепенно осознавая долгосрочные последствия, в 2013 году Коммунистическая партия перешла к незначительному повышению лимита до двух детей для некоторых семей, а в 2016 году - до двух детей для всех. Даже если бы результат был таким, как ожидалось, для изменения динамики потребуется, по крайней мере, целое поколение. Однако по ряду причин эта политика пока не привела к сколько-нибудь значительному увеличению рождаемости.

Сдвиг Старения

В Китае не только сокращается численность рабочей силы и растет заработная плата, но и население в целом стареет быстрее, чем в любой другой аналогичной стране, что обусловлено сочетанием быстрого экономического роста и ограничения в отношении детей на протяжении последних четырех десятилетий. С повышением уровня жизни в сельской местности значительно увеличилась продолжительность жизни населения. Продолжительность жизни в Китае увеличилась с 43 лет в 1960 году до 75 лет в 2013 году.

Китай стареет быстрее, чем практически любая другая страна, так как число новых рождений было резко ограничено, в то время как родившиеся живут намного дольше. По данным Государственного статистического бюро Китая за 2016 год в Китае был самый низкий уровень рождаемости в мире – 1,05. Социальные изменения побуждают молодых женщин заниматься карьерой и откладывать вступление в брак, в то время как сельская практика поощряет рождение детей мужского пола, а не женского, что приводит к снижению рождаемости.

Пожилое население Китая (старше шестидесяти лет), составлявшее 14% в 2016 году, вырастет до 24 % к 2030 году и достигнет 39 % от общего количества населения к 2050 году. В то же время коэффициент иждивенчества в Китае – число людей в возрасте до 15 лет и старше 65 лет, поделенное на общую численность работающего населения, – по прогнозам, увеличится до 70 % по сравнению с 37 % в 2015 году. Это означает резкое уменьшение числа трудоспособного населения, которое несет ответственность за обеспечение как молодых, так и пожилых людей. Другими словами, сокращающееся относительное число налогоплательщиков трудоспособного возраста сталкивается с растущим числом пожилых пенсионеров. Чтобы предотвратить социальные волнения, правительство должно каким-то образом взять на себя огромные расходы по обеспечению пожилых людей.

Традиционно молодые китайцы заботились о своих престарелых родителях, но теперь, когда значительно меньше работающих детей заботятся о пожилых пенсионерах, правительство будет вынуждено обеспечить некоторые улучшенные формы социальных пособий, медицинского обслуживания и поддержки доходов в то время, когда торговый профицит сокращается, а государственный долг растет. В то же время молодые семьи находятся под давлением увеличения размера семьи, что также увеличивает семейные расходы. По оценкам, 23% пожилых людей в Китае сегодня не могут позаботиться о себе, в то время как в 2010 году только 43% пожилых мужчин и 13% пожилых женщин получали какую-либо финансовую пенсию. В то время как Япония стала богатой до того, как ее население постарело, Китай этого не сделал. Старение Китая – это социальная бомба замедленного действия.

Хотя все это может показаться похожим на проблемы, с которыми сталкиваются многие страны, такие как Италия или Германия, но учитывая масштаб роли Китая в мировой экономике и резкий сдвиг всего через несколько лет с так называемого "демографического дивиденда" - ускорения экономического роста и после снижения рождаемости и смертности - на то, что сейчас можно назвать "демографической катастрофой", Китай является уникальным.

Становится ясно, что срочность, с которой Си Цзиньпин и партийное руководство продвигают свою инициативу "Один пояс, один путь", а также Сделано в Китае 2025, это попытка достичь почти невозможного экономического подвига. Однако демографический сдвиг уже наступил, в то время как ожидаемые дивиденды от BRI и Made in China 2025 выглядят на данный момент весьма отдаленными. Резкое снижение в последние месяцы внутреннего потребления автомобилей и жилья может на самом деле быть гораздо более тревожным, чем просто циклический спад. Это вполне может быть первым признаком негативного глобального экономического эффекта от происходящего сейчас огромного демографического сдвига в Китае.

Автор, Уильям Энгдаль – американский политолог, обладатель докторской степени Принстонского университета, постоянный обозреватель информационного ресурса "Новое восточное обозрение"

Перевод - Ксения

Источник: Новое Восточное Обозрение


Источник