Кого «поддерживает Москва» в ПМР?

Владимир Ястребчак

1 декабря 2016 г. 12:18:25

Россия и Приднестровье: вызовы и перспективы

Тематика России и традиционный вопрос «кого поддерживает Москва» приобрели неожиданную актуальность в рамках приднестровской избирательной гонки. Было вполне очевидно, что практически все кандидаты подчеркивают свою пророссийскую ориентацию и пытаются опереться на своих «стратегических партнеров» в Российской Федерации и их ресурсы, однако эта конкуренция приобретает не всегда адекватный характер.

К сожалению, прошлогодняя «битва за Москву», когда во время парламентской кампании 2015 г. основные политические силы ссылались на российскую поддержку и пытались заручиться поддержкой различных представителей России, что усугубляло напряжение в Приднестровье, повторяется и в нынешнем году.

На протяжении последнего времени в Приднестровье активно обсуждается ситуация с концертами знаменитого советского и российского мастера эстрады, первого заместителя председателя Комитета Государственной Думы по культуре И. Кобзона. Депутат ГД от «Единой России» И. Кобзон не только провел несколько неизменно великолепных концертов в Приднестровье, но и активно включился в приднестровскую избирательную кампанию на стороне действующего Президента ПМР Е. Шевчука. То, как это произошло, не делает чести участникам этих событий.

Озвученное И.Д. Кобзоном в СМИ содержание телефонного разговора с О. Гукаленко, якобы обозначившей себя в качестве представителя Верховного Совета в Госдуме, является печальным примером взаимного недопонимания. С одной стороны, вряд ли высокому функционеру приднестровского парламента стоило напрямую давать рекомендации яркому представителю российской политический и эстрадной элиты, в особенности указывать на то, кого российскому депутату следует представлять и поддерживать от имени «Единой России». С другой стороны, уважаемый ветеран отечественной культуры мог бы постараться лучше понять местную специфику: к примеру, ссылки на генерала Евневича как на эксперта по Приднестровью вряд ли вызовут энтузиазм в республике (если, конечно, это не было предупреждением приднестровским парламентариям). И тем более вряд ли Иосиф Давыдович настолько хорошо разбирается в приднестровском избирательном законодательстве и межпартийных связях «Единой России» и «Обновления», что может давать оценки законности использования тех или иных логотипов, как это было сделано в его телеграмме, которую цитировали приднестровские СМИ, или публично называть что-либо «спекуляциями». Такая уверенность в своём знании не дезориентирует приднестровских избирателей или руководство «Единой России», которое, без сомнений, знает, с кем «единороссы» работают в Приднестровье и на каком основании в ПМР используется символика «Единой России», но может сыграть злую шутку с тем, кто попытается выдать ту или иную информацию в качестве увиденной собственными глазами сенсации.

Остается надеяться, что народный артист СССР обязательно посетит и, к примеру, Московскую Патриархию и уведомит Святейшего об использовании его образа в агитационной кампании одного из кандидатов.

Этот эпизод мог бы показаться достаточно забавным, если бы на деле не был достаточно грустным. Как отмечено выше, на политическом треке происходят попытки втягивания России в приднестровскую избирательную кампанию. Такое «перетягивание» приводит к ослаблению авторитета Российской Федерации, к ограничению возможности выполнения российской стороной функции арбитра в приднестровском политическом процессе.

Впрочем, будем надеяться на то, что политический сегмент российско-приднестровских отношений в очередной раз подтвердит свой высокий уровень «реанимируемости». Это будет дополнительным тестом для кандидатов в президенты Приднестровья, которые неизменно декларируют свои пророссийские подходы. Стоит надеяться и на то, что и в Москве с пониманием отнесутся к сложной социально-политической ситуации в Приднестровье тогда, когда надо будет возвращаться к нормальной работе.

На данном этапе крайне важно продолжить укрепление двусторонних институциональных связей по различным направлениям в рамках уже имеющихся документов — Протокола Жуков — Смирнов 2006 г. и Протокола Рогозин — Шевчук 2013 г. Как представляется, по-прежнему сохраняет актуальность активизация сотрудничества в экономической и смежной с ней сферах (аккредитация, подтверждение соответствия, стандартизация, техническое регулирование и т.п.). Значимость продолжения данной работы обусловлена не только необходимостью расширения двусторонних торгово-экономических связей, но и нарастающими внешними вызовами, которые, скорее всего, будут связаны с распределением приднестровских товарных потоков на европейские и евразийские рынки, с условиями работы на данных рынках, в т.ч. в контексте компромиссов, достигнутых в 2015 г. исполнительной властью Приднестровья относительно доступа на рынки ЕС.

Для приднестровской политической элиты будет жизненно необходимо оперативно выйти из избирательной кампании вне зависимости от ее исхода, определить структуру исполнительной власти и обеспечить работоспособность тех органов власти и учреждений, которые являются контрагентами профильных органов власти России в рамках уже подписанных межведомственных договоренностей, тем более что ряд из них носит весьма предметный характер.

Хорошую динамику показал в текущем году Верховный Совет Приднестровья в работе по установлению межрегиональных связей с субъектами Российской Федерации. Осенью этого года впервые были подписаны не только документы о сотрудничестве на уровне Верховного Совета ПМР и законодательных органов субъектов федерации, но и на уровне ВС ПМР и руководства исполнительной власти некоторых субъектов РФ. Интенсивные усилия по организации двусторонних экономических мероприятий, проводившихся по линии Верховного Совета и «Единой России», позволили, как представляется, создать важные предпосылки для дальнейшего взаимодействия.

Верховному Совету важно будет сосредоточиться над работой не только по линии субъектов РФ, но и над работой с Государственной Думой и Советом Федерации. Представляется, что нынешний состав приднестровского парламента вполне готов к тому, чтобы ставить вопрос о заключении прямых формализованных договоренностей на уровне рабочих органов Верховного Совета, Совета Федерации и Государственной Думы, а также и на более высоких уровнях.

В дальнейшей российско-приднестровской работе следует учитывать и потенциальные вызовы, которые могут отразиться на ее перспективах и эффективности. К числу наиболее значимых вызовов или, скорее, задач для Приднестровья следует отнести выведение двустороннего российско-приднестровского сегмента взаимодействия из-под влияния такого фактора, как взаимоотношения Российской Федерации с другими государствами. Потепление диалога между Россией и Западом, к примеру, не должно замедлять двусторонних механизмов работы России и Приднестровья, которая должна иметь собственную постоянную динамику и ценность.

Кроме того, для приднестровской стороны желательно продолжать усилия по расширению именно двусторонних контактов с Россией, избегая разного рода институциональных «фильтров» или увязок с договорно-правовыми особенностями контактов РФ с третьими государствами. У Приднестровья уже есть неплохая двусторонняя институционально-правовая база сотрудничества с Россией; возможно, есть смысл задуматься о создании постоянно действующего совместного механизма. Важно, чтобы Приднестровье не было «завязано» на различные механизмы сотрудничества РФ с другими странами, в т.ч. на Межправительственную комиссию (МПК) по торгово-экономическому сотрудничеству РФ и РМ. Безусловно, МПК РФ — РМ является важным инструментом двустороннего диалога этих государств, но он имеет выраженное политическое значение. Для Приднестровья, напротив, на данном этапе важно избегать политики и сосредоточиться на постоянно действующих механизмах, для которых периодичность работы МПК и настроения в ней не имели бы особого значения, тем более сам факт участия в работе данного двустороннего механизма выходит за рамки «независимого наблюдения».

Со своей стороны приднестровские представители должны быть заинтересованы к более активному подключению представителей России на тех направлениях, где требуется объективная экспертная оценка и (или) могут затрагиваться российские интересы. Прежде всего речь идет о диалоге с Европейским Союзом по экономической проблематике, к которому подключение профильных структур РФ было бы востребованным и обоснованным.

Как представляется, эти и многие другие задачи вполне решаемы, но при этом следует помнить, что ресурс времени у Приднестровья весьма ограничен. Для приднестровской стороны важно как можно быстрее выйти из затянувшегося избирательного цикла, сформировать дееспособную управленческую команду, которая сможет справиться с существующими и потенциальными вызовами в интересах России и Приднестровья.


Источник





comments powered by HyperComments