Великобритания: Бесполезная помощь

Павел Кухмиров

6 декабря 2019 г. 13:50:08

Новости о списании правительством РФ долга государствам Африканского континента были восприняты крайне неоднозначно как внутри страны, так и за её пределами. Что ж, данное решение и в самом деле может быть истолковано сразу с нескольких позиций. Подобная помощь третьим странам в тот момент, когда внутри самой России не всё в порядке, вряд ли способна найти абсолютное понимание в её обществе. Реакция которого в подобных обстоятельствах вполне предсказуема.

Однако, рассматривая такую реакцию, стоит вспомнить о том, что Россия не является единственным государством, по тем или иным причинам оказывающим подобные виды помощи развивающимся странам. Более того, в граничащем с нашей страной Европейском союзе подобная политика давно вышла на принципиально иной, куда более значительный уровень и предусматривает даже не списание старых долгов, а прямые финансовые вливания на безвозмездной основе. Но насколько обоснована подобная политика и приносит ли она пользу на самом деле? В том числе и самим странам, которым оказывается помощь. Насколько она в действительности способствует улучшению положения населения этих государств? Каково отношение к данному вопросу внутри одной из стран Евросоюза, весьма широко участвующей в подобных программах? И почему обсуждение этого вопроса является одной из тем, которые сам Евросоюз вполне очевидно предпочитает «не выносить из избы»?

Министерство помощи

Направление оказания международной помощи в британском правительстве в данный момент является одним из самых неспокойных. Нынешний министр международного развития Рори Стюарт, занявший должность в начале мая этого года, уже через месяц начал угрожать отставкой возглавлявшей правительство на тот момент Терезе Мэй. Впрочем, даже если бы его уход состоялся, то новые руководители министерства вряд ли оказались бы в иной ситуации, нежели он сам. Они столкнулись бы с тем же вопросом, который мучил их предшественников: должна ли Великобритания расходовать свой «бюджет помощи» в размере 14 миллиардов фунтов стерлингов (по состоянию на 2019 год) исключительно в качестве благотворительности, или же он также должен использоваться для продвижения её национальных интересов? По словам Терезы Мэй, помощь Великобритании «...должна служить не только для борьбы с крайней нищетой, но и поддерживать влияние Британии в мире на должном уровне». Критики как внутри страны, так и вне её утверждают, что эта политика эгоистична. Но правы ли они?

Вряд ли их правоту можно признать. Утверждая это, они исходят из того, что помощь развитию других стран и служение национальным интересам — это вещи, противоречащие друг другу. Однако же в реальности увязка такой помощи с национальными интересами может даже повысить эффективность борьбы с нищетой.

Рецепт катастрофы

Нынешняя британская система оказания помощи третьим странам уже давно вызывает вопросы относительно своей эффективности. Ведущие экономисты западного мира, такие как лауреат Нобелевской премии Ангус Дитон и Уильям Истерли, утверждают, что предоставление денег бедным правительствам и гуманитарным агентствам ООН (а именно так расходуется большая часть помощи Великобритании) равносильно дружественному огню — несмотря на добрые намерения, это вредит развитию.

По их мнению, отчасти это объясняется тем, что помощь может нанести ущерб государственному развитию самих стран, которым она оказывается. Современное правительство они рассматривают, как «простого контрагента»: люди платят налоги, а взамен правительства предоставляют такие услуги, как образование, здравоохранение и инфраструктурное развитие. А если люди недовольны, то они теоретически могут просто поменять «оператора» у урны для голосования. Иностранная же финансовая помощь подрывает эти отношения двумя способами.

Во-первых, исследования показывают, что помощь заставляет граждан в более бедных странах меньше требовать от своих лидеров. По данным тех же исследований, когда правительство финансируется за счет налогов, его коррумпированность вызывает у населения куда более острую реакцию, нежели в случае его финансирования за счёт вливаний из-за рубежа. Налог — это деньги, взятые из их кармана, и люди чувствуют негодование от того, что их собственные деньги были попросту украдены. Но, когда иностранная помощь тратится впустую, местное население это заботит куда меньше. Чисто психологически, эти деньги воспринимаются им, как «лёгкие» и «чужие».

Во-вторых, подобная «благотворительная» помощь также заставляет политиков в бедных странах меньше заботиться о своих собственных гражданах. Они просто перестают восприниматься, как ценный ресурс. Во многих развивающихся странах помощь составляет значительную часть государственных расходов — до 63% в Буркина-Фасо и 70% в Мали. Исследования показывают, что правительства, получающие большие неналоговые доходы, куда менее внимательны к нуждам собственного населения, потому что меньше зависят от его поступлений. И точно так же для них куда меньшее значение имеет экономика собственной страны. Просто потому, что они не рассматривают её, как значимую для них производительную силу.

Таким образом, помощь извне приучает граждан бедных стран меньше требовать от своих лидеров, а самих этих лидеров - меньше заботиться о гражданах. И вывод здесь только один: ничем не обусловленная благотворительная помощь развращает, а не поддерживает. Она — это рецепт катастрофы, а не развития.

В итоге результаты финансовой помощи развивающимся странам от Великобритании в частности и Евросоюза в целом, если разобраться, могут показаться и вовсе парадоксальными: самой помощи всё больше — а ситуация всё хуже. Не трудно понять, почему положение дел в данной сфере обсуждается в странах ЕС с такой неохотой. Тем более, публично.

Удочка вместо рыбы

Есть ли способ изменить подобное положение вещей? Есть. Более того, он периодически обсуждается в самой Великобритании. Основная идея подобных предложений в том, что часть «бюджета помощи» должна направляться в новый инвестиционный фонд, который будет на централизованной основе вкладывать эти средства в предприятия в развивающихся странах. Это идея имеет взаимовыгодный характер, так как, с одной стороны, предполагает стимулирование развития в странах третьего мира, а, с другой стороны, генерирование прибыли для британских налогоплательщиков.

И для этого не понадобится производить долгие поиски объектов инвестирования: сами развивающиеся страны изобилуют яркими идеями на этот счёт. Многие зарождающиеся предприятия гибнут от дефицита капитала. Но известный факт, что финансирование перспективных «стартапов» может принести высокую прибыль, а также создать рабочие места в странах, где безработица является изнурительной проблемой всего общества.

Более того, эта новая бизнес-ориентированная помощь – в отличие от нынешней неэффективной системы – могла бы помочь политической стабилизации в проблемных регионах и понизить уровень терроризма в мире. Не говоря уже о развитии государственных институтов в третьих странах, что так же является существенной международной проблемой. По мере того как новые предприятия могли бы процветать, а уровень собираемости налогов мог бы подниматься, граждане, как новые налогоплательщики, могли бы повышать уровень своих требований к правительствам, чем способствовать тому самому институциональному развитию.

Ну, а саму Великобританию это вполне могло бы сделать эффективным конкурентом Китая и США, которые тратят миллиарды долларов в развивающихся странах. Да и самого Евросоюза, к выходу из которого она продолжает двигаться. Если «глобальная Британия», о которой активно говорят политики туманного Альбиона, должна быть чем-то большим, чем лозунг, то ей неизбежно придётся начинать восстанавливать свое влияние в мире. Вряд ли она сможет «перерасходовать» этих гигантов. Но капитал нового фонда может быть использован для установления связей между британскими учреждениями и их партнерами на развивающихся рынках. Действовать, во многом, точечно. И там, где не получится взять количеством — может получиться взять эффективностью.

Эти новые связи могут приносить дивиденды в течение десятилетий: развивающиеся страны сегодня являются экономическими двигателями завтрашнего дня. Такие страны, как Нигерия, Индонезия, Бразилия и Индия растут невероятно быстро, и новые связи могут помочь продвинуть экономику Великобритании в будущее. Но для этого, прежде всего, необходимо было бы отказаться от ложного выбора, согласно которому помощь может либо способствовать развитию, либо служить национальным интересам. Совмещать одно с другим не просто возможно — это выгодно обеим сторонам.

России стоило бы поучиться именно такому подходу к вопросу. Тем более, что у неё самой куда меньше возможностей для «просто благотворительности», осуществлять которую за счёт собственного населения — не самое правильное решение. Тем более, что именно для неё подобный подход к вопросу куда более актуален: ведь ныне существующий порядок вещей в странах коллективного Запада, в том, что касается данного вопроса, обусловлен не только устарелостью и неэффективностью подхода.

Ведь то, что подход именно устарел и именно неэффективен — понятно очень многим. Тем не менее, ситуация с «благотворительной помощью» как в Великобритании, так и в Европе в целом не меняется. И вряд ли радикально изменится в обозримой перспективе, не смотря на очевидность предлагаемых решений. А причина проста. Западному миру, в рамках сложившегося экономического уклада, просто выгодно держать всю остальную часть человечества в нищете. Как минимум с точки зрения предотвращения конкуренции. И безвозмездная помощь в той форме, в которой она имеет место сейчас — явление не только лицемерное, но и крайне аморальное. По сути, с её помощью Великобритания и другие страны «золотого миллиарда» просто откупаются от третьего мира. А, зачастую, ещё и способствуют ухудшению ситуации в нём. А, значит, вряд ли можно ожидать, что развивающиеся страны когда-нибудь получат от них удочку вместо рыбы. Таков нынешний порядок вещей. И при нём любая помощь бесполезна.

Стоит ли России в этом брать пример с «цивилизованного мира»? Это занятный вопрос.


Источник