Казаки пытаются преодолеть ельцинский раскол

Алексей Нечаев

15 февраля 2018 г. 9:55:32

«Необходимо полностью пересмотреть политику в отношении казачества. Она нелогична, неправильна, неконструктивна и наносит вред российскому государству», – заявил газете ВЗГЛЯД депутат Госдумы, казачий генерал Виктор Водолацкий. Он рассказал о своих ожиданиях от первого в истории Большого круга казаков, начинающегося в Москве, и о том, что делают казаки в Донбассе и Сирии.

На четверг в московском храме Христа Спасителя намечен Первый Большой круг российского казачества. На повестке отношения в треугольнике казачество – церковь – государство, а также вечный вопрос объединения российских казаков, разбитых на государственные и общественные союзы.

Атаман войскового казачьего общества «Всевеликое Войско Донское» в 2000–2013 годах, зампред комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками казачий генерал Виктор Водолацкий ранее не раз призывал отменить деление на реестровые (государственные) и общественные казачьи объединения. Такое деление, на его взгляд, мешает консолидации всех россиян, которые идентифицируют себя с этим сословием.

В интервью газете ВЗГЛЯД Виктор Водолацкий рассказал о том, что он ждет от Большого круга.

ВЗГЛЯД: Виктор Петрович, в начале 90-х возрожденные казачьи союзы были разделены на «белых» и «красных», как в гражданскую войну. Потом они поделились на реестровые, то есть государственные, и на общественные организации. Каковы шансы на то, что первый Большой круг поможет преодолеть этот раздрай?

Виктор Водолацкий: В начале 90-х годов, когда казачество возрождалось, была единая структура и всякое деление отсутствовало. Сегодня большая часть казаков разрознена, и это разделение на общественных и реестровых казаков идет с 1995 года, когда Ельцин подписал указ о госслужбе казачества. Этим указом был жестко установлен водораздел между казаками. Казаков начали дробить. Тогда же произошло деление на красных и белых. Раньше это была мощная общественно-политическая сила на Дону, на Кубани, на Тереке. Сегодня этого нет.

Сегодня деление продолжается, и есть высокая вероятность дальнейшего дробления казачества на еще более мелкие группы. Это наносит огромный вред и внутренней безопасности государства, и работе в плане патриотического воспитания, и в плане сохранения казачества как важного этносоциального фактора.

ВЗГЛЯД: Сейчас реестровое казачество разбито на 11 «войск». Регулярно обсуждается идея объединить их в одно Всероссийское войско под началом одного верховного атамана.Нуждается ли казачество в такой реформе?

В. В.: Эти 11 обществ имеют реальную возможность интегрироваться в единое всероссийское казачье общество. Но этот процесс не говорит об объединении всего казачества. Это лишь маленькая часть казаков, которые взяли на себя обязательства по несению государственной службы.

Сегодня Федеральному агентству по делам национальностей (ФАДН), которое возглавляет донской казак Игорь Вячеславович Баринов, необходимо полностью пересмотреть ту политику в отношении казачества. Она нелогична, неправильна, неконструктивна и наносит вред российскому государству.

Необходимо создать на базе ФАДН площадку, где казаки всех объединений и всех структур, а также те казаки, которые не находятся в реестрах и обществах, могли объединиться.

То заседание, которое состоится в Москве, увы, не отвечает в полной мере всем чаяниям казаков, которые хотят увидеть механизмы объединения казачества. Это печально, это плохо, но я надеюсь, что это все же станет отправной точкой, благодаря которой тот же Баринов займет внятную и четкую позицию в отношении всего казачества.

ВЗГЛЯД: Нужно ли, по-вашему, унифицировать форму казаков? А то многие из них ходят по улицам ряженые, носят кучу каких-то самодельных орденов и медалей.

В. В.: У нас традиционная форма, которую носили еще наши предки. На Кубани – своя форма, и мы видим на парадах, насколько красива форма. У нас, на Тихом Дону, своя форма, доставшаяся от предков.

Сегодня появились новоделы, ряженые, которые «работают» казаками, шьют себе форму, не соответствующую действительности; лепят погоны и шевроны, которых исторически не было. Здесь необходимо наводить порядок, необходимо вносить поправки в КоАП, гражданский кодекс. Потому что это дискредитирует казачество. И как раз те механизмы, которые пытается найти Баринов и ФАДН, затрагивают эту проблему. Нужно убрать накипь, которая прилипла к казакам.

ВЗГЛЯД: Вы – верховный атаман «Союза Казаков – Воинов России и Зарубежья», вы же – зампред комитета Госдумы по связям с соотечественниками. Вы недавно призвали казаков, проживающих за рубежом, объединиться в одно сообщество с российскими. Но ведь зарубежные казаки остаются гражданами других государств?

В. В.: Мы лишь строим политику дружеских, братских отношений. У нас есть 38 представительств в ближнем и дальнем зарубежье. Представители Киргизии, Казахстана, США, Германии, Чехии и других стран раз в год приезжают к нам на большое собрание.

Это та самая мягкая сила, которая необходима России. Они на местах рассказывают о происходящем в нашей стране, поясняют, что показываемые местными СМИ сюжеты о России искажают действительность, что Россия – не агрессор.

ВЗГЛЯД: А насколько тесно связаны казачьи круги и движение «добровольцев» в Донбассе и Сирии?

В. В.: Что касается Донбасса, они не просто тесно связаны, это наша земля. Прежние Луганская и Донецкая области – это историческая часть Всевеликого войска Донского.

Ленин подписал декрет о передаче этой территории в создаваемую УССР, но эти земли никогда не были Украиной, они всегда были единой территорией. Будучи почти 14 лет атаманом войска Донского, я каждый квартал приезжал в хутора и станицы прежних Луганской и Донецкой областей. И у нас не было деления, мы все входили в одну структуру.

Когда в 2014-м случилась беда, когда началась братоубийственная война в результате госпереворота в Киеве, естественно, казаки поехали помогать своим, своему брату, своей маме, своему племяннику и так далее. Потому что это наш дом, мы никому не позволим, в том числе неонацистам, топтать нашу землю.

Что касается Сирии – там ситуация иная, которая сейчас передергивается некоторыми СМИ. В Сирии есть много православных святынь, которые помогали восстанавливать наши казаки. Они не ездили туда воевать. Есть отдельные, частные случаи, когда казаки в индивидуальном порядке воюют против террористов, но это не носит системный характер.

ВЗГЛЯД: Известно, что на Украине есть свои казачьи организации со своей историей, традициями. Вы поддерживаете с ними контакты?

В. В.: Некоторые казачьи организации поддержали Порошенко, но их очень мало. Другая часть выбрала нейтралитет, осталась в своих городах, живут, работают. Уверен, они потом еще сыграют свою роль в наведении конституционного порядка на Украине. Но большая часть украинских казаков вместе со своим руководством сегодня находится на территории ЛНР и ДНР. Они категорически не приняли режим Порошенко.


Источник