Новая нефтяная валюта призвана заменить доллар

Ольга Самофалова

11 октября 2018 г. 11:45:28

Ускорить отказ от доллара при экспертных расчетах могут помочь современные технологии цифровой экономики. Появилась идея воспользоваться столь тесной дружбой России с ОПЕК и вместе создать сильную нефтяную криптовалюту, за которую и продавать свое сырье. Это утопия или реальная альтернатива нефтедолларам?

В условиях готовящегося в правительстве плана дедолларизации российской экономики и желания чиновников перевести экспортные расчеты с долларов на рубли, юани или евро появляются новые неожиданные решения проблемы.

Для расчетов на нефтяном рынке страны ОПЕК+, включая Россию, могли бы использовать вместо доллара специальную криптовалюту на основе блокчейн, обеспеченную газом, нефтью или другими энергоресурсами, считает бывший министр энергетики, а ныне глава корпорации «Энергия» Игорь Юсуфов, передает Прайм. Учитывая, что половину российского экспорта по-прежнему составляют нефтегазовые ресурсы, отказ от доллара в этих расчетах стал бы огромным шагом на пути дедолларизации.

Национальные валюты во время глобальных экономических кризисов и политической нестабильности уже не могут выступать надежным расчетным средством на рынке энергоресурсов. Но если заменить нефтедоллары привязанной к производству нефти криптовалютой, то производители диверсифицируют риски и избавятся от привязки к уязвимым национальным валютам, считает эксперт.

Новая валюта обезопасит страны в том числе от санкций. «Гипотетически, нефтяная криптовалюта позволит нефтедобывающим странам обходить любые финансовые и торговые ограничения, которых становится слишком много в последние годы, наращивать экспорт нефти и газа», – объясняет свою позицию Юсуфов.

Если Россия и страны ОПЕК, которые контролируют более 2/3 мировых запасов нефти, создадут мощное углеродно-криптовалютное лобби, то могут прийти к согласию по вопросам урегулирования ситуации на рынке нефти. Иными словами, производители нефти смогут устанавливать цены на том уровне, который им необходим, не переживая по поводу возможного нового нефтяного кризиса из-за перепроизводства, о чем недавно говорил министр энергетики РФ Александр Новак.

Что это – утопия или реальная альтернатива нефтедолларам? Создать такую валюту можно быстро и не так сложно. «Подобная идея вполне может быть реализована: сейчас все в мировой экономике стремится именно к подобным решениям. А вот как это может отразиться на отношениях с Западом, можно только догадываться», – считает Александр Агеев из компании «ФинИст».

Первыми криптовалюту El Petro, обеспеченную нефтью с месторождения Ayacucho 1, не от хорошей жизни ввели в Венесуэле c 1 октября. Однако об ее успешности говорить пока сложно. Стоимость El Petro была приравнена к цене барреля добываемой в стране нефти. Были разговоры о создании нефтяной валюты и в США, но они канули в Лету, что понятно – им-то зачем создавать конкурента своей собственной валюте.

Впрочем, отдельным нефтяным валютам завоевать мировой рынок будет сложно, поэтому идея как раз заключается в том, чтобы создать общую электронную площадку и единую криптовалюту для всех стран ОПЕК и России.

Как она в теории могла бы выглядеть? По мнению Агеева, криптовалюта для расчетов за нефть должна иметь максимально безопасную и закрытую блокчейн-сеть, а ее эмитентом должна быть независимая организация, которая будет контролировать работу сети и являться гарантом совершения всех операций.

Стоимость валюты можно привязать к стоимости одного барреля нефти в долларовом выражении. Например, если нефть марки Brent стоит 84,69 доллара за баррель, то одна монета (1 oilcoin) может стоить 84,69 доллара, либо баррель может стоить 84,69 oilcoin, то есть количество монет равно тому количеству долларов, сколько дают за баррель на мировом рынке. «Такой подход к расчетам сразу решает вопрос разнообразия марок нефти и разницы в их стоимости. И привычные для этого бизнеса схемы работы никак не поменяются, только сами расчеты будут происходить без американского доллара, то есть без посредников, и гораздо быстрее», – считает Агеев.

«Более того, можно создать полностью независимую и регулируемую взаимовыгодную финансовую среду, которая никак не будет реагировать на внешние факторы. Она упростит и ускорит все экспортные расчеты и может положить начало появлению новой международной торговой среды», – рассуждает эксперт.

Наконец, добавляет он, экспортеры и покупатели нефти смогут получить реальную экономическую выгоду за счет отсутствия затрат на посредников, а также не опасаться, что США очередными санкциями поставят под удар энергетическое благополучие какой-либо страны.

Мошенничества с новой валютой опасаться на стоит, если будет создана открытая и прозрачная площадка для всех участников, плюс доступ ко всей информации в сети можно предоставить независимой организации, говорит Агеев.

И все же у цифровой экономики тоже есть враги – это киберпреступность. «Страны ОПЕК+ в первую очередь должны быть готовы активно защищать эту криптовалюту от кибератак», – говорит Мария Сальникова из «Эксперт плюс».

Однако не все согласны, что у этой идеи есть светлое будущее. Есть сомнение, что решать задачу ухода от долларовой зависимости надо полным уходом от расчетов в традиционных валютах.

«Эта идея – утопия. Она сродни натуральному обмену товарами, только более высокого уровня», – считает Петр Пушкарев из ГК TeleTrade. По его мнению, если привязать нефтяную криптовалюту к производству нефти, к месторождениям, то это будет попытка создания диктата производителя, когда «продавец всегда прав», а покупатель пусть подстраивается под продавца. Рыночные же механизмы предполагают, что на цену нефти влияет не только предложение, но и спрос со стороны покупателя. Это как если бы производители яблок или зерна создали собственные продуктовые валюты, которые зависели бы от урожайности и погодных условий. «Идея фиксированных цен тоже несколько утопична в условиях, когда все привыкли к рынку. Снова возникнут или спекулянты, или искусственный дефицит из-за несогласия одной из сторон с ценой», – говорит Пушкарев.

Наконец, найти консенсус между 24 странами ОПЕК плюс Россия по этому вопросу будет не так-то просто, как может показаться. Внутри картеля постоянно происходят мелкие и больше междоусобные войны. Усмирить некоторых членов и прийти к единому мнению удается далеко не всегда. Это получается только после длительных переговоров и уступок и тогда, когда ситуация на рынке нефти складывается катастрофически для производителей. Только благодаря обвалу цен на нефть и затяжным переговорам удалось прийти к сделке по снижению и сдерживанию добычи нефти странами ОПЕК плюс Россия. И даже дисциплину удалось подлатать, тогда как обычно она сильно хромала – члены картеля, даже договорившись о чем-то, довольно легко нарушали эти договоренности.

«Тут по более простым вопросам между таким количеством государств не всегда удается договориться. А в случае военных действий контроль весь полетит. Поставки нефти в условиях войны были во все времена, даже неприятелю»,

– говорит Пушкарев.

Поэтому только серьезная опасность доходам и экономикам нефтеэкспортеров может заставить их рассмотреть и принять идею создания новой общей валюты взамен доллара. Пока этого нет, говорить о необходимости ухода от долларовой зависимости будут больше, чем в реальности делать. Хотя процесс дедолларизации уже не остановить, он будет продолжаться, но по-прежнему медленно и технично. «Никто ведь не мешает формально и сейчас вместо доллара договариваться о расчетах за нефть в евро или в любой другой удобной национальной валюте. У евро нет недостатков, которыми обладает доллар: европейцы сами по себе не давят всех санкциями и политикой, хотя отчасти участвуют в американской политике давления», – говорит Пушкарев. Однако риски никто не хочет брать на себя, ровно так же никто из нефтеэкспортеров не захочет брать на себя риски последствий от внедрения новой валюты. США вряд ли смогут стерпеть такую открытую наглость – массовый отказ от доллара.

Впрочем, идея создания цифровой валюты на уровне отдельного государства или в рамках БРИКС, когда она обеспечена не объемами нефти, а внешнеторговым балансом, объемом ВВП и другими макроэкономическими показателями, имеет здравое зерно, считает Пушкарев. «Например, можно на основе формулы аппроксимировать на прошлых периодах курс этой искусственной цифровой валюты под колебания реального рубля», – считает он.

Квазивалюта в рамках БРИКС могла бы в перспективе оказаться интересной альтернативой национальным валютам, которые спекулятивно зависимы от необъективных факторов, в том числе внешних. «Смоделировать ее «справедливый» обменный курс в каждый момент времени. И позволить, разумеется, разброс рыночных «биржевых» колебаний в пределах отклонений плюс-минус 5% от высчитанной «справедливой» цены на сегодня. В будущем такая валюта могла бы сама вызвать интерес у покупателей, а не просто быть навязанной», – рассуждает Пушкарев. И за такой крипторубль можно было бы покупать уже не только нефть или газ, но и любые другие товары и услуги при согласии контрагентов.

«Эта валюта будет подкупать покупателей и продавцов своей относительной предсказуемостью, при этом оставит свободу рыночных колебаний курса в определенных пределах вокруг некоего цифрового стержня, определяемого формулами и выдающего в каждый момент цифровой «ответ» о «справедливом» курсе», – рассуждает собеседник. Поначалу, конечно, популярность у такой валюты будет невысокой, но время покажет, выдержит ли она конкуренцию с деревянным рублем, добавляет он. Если удастся создать сильную региональную валюту, то и биться с долларом дальше станет легче.


Источник