Туркмения может стать новой проблемой России

Иван Абакумов, Оксана Борисова

19 июля 2019 г. 13:01:19

На постсоветском пространстве может появиться новая горячая точка. Согласно британскому докладу, в стране ощущается острая нехватка продовольствия. Экономический кризис чреват активизацией в республике радикальных исламистов. В битву за богатую газом страну могут включиться и другие игроки. России же при неблагоприятном раскладе придется думать, как спасать оттуда русскоязычное население.

«Думается мне, в скором времени наши пытливые взгляды будут обращены в сторону Туркменистана», – написала в среду в своем Facebook политолог и телеведущая Надана Фридрихсон.

«На мятежном постсоветском пространстве есть не только Украина. Вот недавняя эскалация уже подсветила контуры Грузии. Ну а скоро настанет пора и Туркмении – богатого на природные ресурсы каспийского игрока. Внутренний кризис довольно быстро приобретет масштабный характер, во многом из-за активизации ИГ, как раз собирающегося с силами в Афганистане», – предрекает эксперт.

Не исключено, что на такой мрачный прогноз политолога натолкнул доклад «Гиперинфляция и голод: Туркмения на грани катастрофы», подготовленный лондонским Центром внешней политики. В докладе сообщается, что Туркменистан переживает в последние месяцы наихудший экономический кризис с момента распада СССР. По утверждению исследователей, в этой сказочно богатой газом стране, особенно в отдаленных от столицы регионах, начался настоящий голод.

Эта страна обладает примерно 10% всех разведанных мировых запасов природного газа (первое в мире место по запасам и четвертое место в мире по разведанным запасам), но в последние месяцы там возникла гиперинфляция, а главное – повсеместная нехватка продовольствия, следует из доклада. Эти потрясения частично обусловлены снижением цен на газ, а также ссорой с Москвой, из-за которой в 2016–2019 годах был приостановлен экспорт голубого топлива в Россию. Как уже сообщала газета ВЗГЛЯД, недавно Газпром вновь заключил сделку с Ашхабадом, но в очень скромных объемах. Туркменский бюджет, похоже, сделка уже не спасает.

Окончательный удар по экономике нанес неурожай, пишут английские экономисты: этой весной посевы пшеницы и ячменя на юге Туркмении серьезно пострадали из-за наводнения. При этом одной из причин дефицита муки стал внешнеполитический жест президента страны Гурбангулы Бердымухамедова. Он велел отправить гуманитарную помощь в сопредельные провинции Афганистана, население которого тоже пострадало от весеннего наводнения. Причем помощь была направлена не из резерва, а из запасов, предназначенных для самих туркмен.

В результате, как сообщал еще в апреле «Регнум», в туркменской глубинке возникла нехватка муки, и теперь ее продажа населению строго лимитирована – не более 5 кг на человека в месяц. Возле магазинов ежедневно стоят большие очереди, которые занимают с шести утра. Даже при нормированном отпуске, две буханки на человека, хлеба не всегда хватает на всех. В очередях вспыхивают нешуточные драки и давка. Иногда с человеческими жертвами. Как минимум два человека погибли в давках за хлебом в марте и апреле.

«Думаю, что в докладе британских исследователей – значительная доля правды. Достоверную информацию из нынешнего Туркменистана получить сложновато.

Но то, что долетает, свидетельствует о том, что ситуация близка к критической»,

– сказал газете ВЗГЛЯД эксперт по Средней Азии Андрей Серенко. По оценке эксперта, «режим Гурбангулы Бердымухамедова переживает, может быть, самый драматичный период своей истории. Всякие попытки продемонстрировать личную активность президента и его команды – это попытки сделать хорошую мину при плохой игре».

По мнению Серенко, действующую власть пока «спасает только одно – очевидный рост протестных настроений еще не трансформируется в протестные действия». Причина – в «специфике определенного политического поведения у жителей республики» и «мощных карательных структурах, которые действуют в Туркмении».

Эксперт полагает, что «на фоне реформирующегося Узбекистана, вступающего в полосу политического транзита Таджикистана, демократичной Киргизии, Туркменистан выглядит абсолютно архаичным государством с точки зрения сложившихся практик – и перемены там неизбежны». Изменения, по мнению собеседника, будут спровоцированы, с одной стороны, «мощнейшим социально-экономическим кризисом, а с другой – вызовами исламистских тенденций, которые в регионе никуда не делись».

«У Туркмении из стратегических ресурсов есть только газ и выход к Каспийскому морю. При этом в стране – небольшое население, его можно прокормить при нормальной политике, но пока это не очень получается», – посетовал Серенко.

И пока режим слабеет, прогнозирует политолог, «конкуренция различных региональных и международных игроков за Туркмению будет усиливаться». На этом фоне появились сообщения о том, что Туркменистан и Евросоюз во вторник приступили к работе над рамочным соглашением о поставках газа в Европу, сообщает «Прайм».

Кстати, осенью в Ашхабаде впервые за много лет побывала делегация политиков и предпринимателей из Германии. Гости пообещали активизировать лоббистские усилия по продвижению проекта Транскаспийского газопровода. Если этот грандиозный трубопровод будет построен, туркменский газ сможет попадать прямо в Евросоюз, минуя Россию – через Закавказье и Турцию.

Тем временем сам Ашхабад уверяет, что дела в республике идут успешно. Опубликованные во вторник данные Статкомитета СНГ свидетельствуют, что Туркмения с показателем 6,2% замыкает тройку стран, демонстрирующих самые высокие темпы роста ВВП среди представителей постсоветского пространства. Первые две позиции разделили Таджикистан (7,5%) и Армения (7,1%).

Но за официальными данными скрывается финансовый хаос, говорится в докладе английских экономистов. Министерство международной торговли Британии не считает достоверными данные Ашхабада. В качестве инвестиционных рисков в министерстве официально называют «капризы президента, которые приводят к произволу со стороны склеротичной бюрократии».

Ранее появились сообщения, что из-за нехватки продовольствия ускорилась эмиграция – в первую очередь в Россию и Турцию. Выехать не так-то просто, но сельские жители используют последние сбережения, сообщали ранее «Новые известия». По данным аналитиков Всемирного банка, в 2017 году численность населения Туркмении составляла 5,7 млн человек. Но как считают в оппозиционных эмигрантских изданиях, эта цифра гораздо меньше – порядка 3,3 млн человек. Они полагают, что более полутора миллионов человек за последние 10 лет уехали из республики.

Но выехать сложно и по финансовым, и по политическим причинам. Только на прошлой неделе стало известно, что власти разрешили выдавать загранпаспорта лицам с двойным, преимущественно российским, гражданством. С 2013 года эти люди были невыездными – их ставили перед выбором: для получения туркменского загранпаспорта нужно было отказаться от российского, отмечал «Коммерсантъ». Издание не исключает, что поблажки для русскоязычных стали одним из негласных условий, которые Москва поставила Ашхабаду, прежде чем возобновить закупку газа.

Гендиректор Института ЕАЭС Владимир Лепехин видит в докладе английского Центра «определенную долю вымысла», при оценке его содержания надо учесть притязания на богатства Туркмении со стороны углеводородных компаний Китая, США и Великобритании. Он призвал, однако, не забывать про сильные экономические связи страны с Пекином, которому Туркмения активно сбывает свой газ, что стратегически дает ей «некую подушку безопасности».

Но эксперт признал, что туркменские власти «чрезмерно увлеклись» моносырьевым направлением и «не уделяют должного внимание другим отраслям своей экономики». «Добыча и транспортировка газа очень серьезно зависит от рынка, мировых цен на газ, поэтому манипулировать туркменской экономикой очень легко», – сказал Лепехин газете ВЗГЛЯД. «При этом Ашхабад имеет в виду, что Пекин, возможно, хотел бы полностью подмять под себя газовый сектор этой страны в связи с планомерной экспансией Китая в Среднюю Азию», – констатировал Лепехин.

Серенко тоже напоминает: на Туркмению имеют свои виды не только Китай, но и соседние государства, Россия и, конечно, другие внешние игроки. То, что подробный анализ ситуации в Туркмении проведен именно британцами, неудивительно. «Лондон вообще идет к тому, чтобы пересмотреть свою стратегию относительно постсоветского пространства и в первую очередь Каспийского региона, Кавказа и Центральной Азии. Активность Британии там будет только нарастать», – полагает Серенко.

«Туркмения – один из международных транспортных коридоров. Поэтому другие государства будут пытаться активнее влиять на будущее ее политической модели. Россия также должна максимально активизировать туркменское направление внешней политики», – подчеркнул эксперт.

При этом Лепехин считает, что положение русских в республике в любом случае не улучшится, но это России может быть даже выгодно. По его словам, русскоязычным жителям по сути «нечего делать» в странах Средней Азии, «поэтому позиция Москвы заключается в создании условий для того, чтобы они уезжали в Россию».

Стоит отметить: по данным за 1989 год в Туркмении проживало не менее полумиллиона русских из примерно миллиона русскоязычных. Более свежих точных данных нет. По мнению экспертов, русских осталось около 100 тысяч и еще примерно 200 тысяч – это русскоязычные.


Источник