Трагедия на ЧАЭС: документы и эксперты о развитии аварии. Что от нас скрывают?

7 августа 2020 г. 12:04:08

«Третий ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод.

Имя сей звезде «полынь»; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки»

(Апокалипсис, Откровение святого Иоанна Богослова, 8:10–11)

Посвящается всем участникам этих трагических событий.

Читайте также: первую часть Радиоактивный ад: Чернобыль — правда о самой страшной катастрофе человечества,

вторую часть Авария на ЧАЭС: что за эксперимент вызвал самую жуткую катастрофу?

третью часть Авария на ЧАЭС: как эксперимент закончился чудовищной катастрофой

четвёртую часть Чудовищная катастрофа — начало конца СССР: правда о реакторе, эксперименте и действиях персонала

пятую часть Апокалипсис на Украине: Упала с неба горящая звезда и отравила треть рек

шестую часть Мистическая страшная катастрофа, ввергшая нашу страну в новое смутное время

Часть 7. Что от нас скрывают?

Содержание

  • • Трагедия на ЧАЭС: документы и эксперты о развитии аварии
  • • Возможность искажения информации. Что от нас скрывают?

Украинское слово «чернобыль» означает «полынь». 34 года назад, 26.04.1986, на 4 блоке ЧАЭС произошла крупнейшая в истории человечества техногенная катастрофа, трагедия общенационального масштаба, мистически-знаковое событие, обозначившее кардинальную смену вектора нашего национального развития, который вскоре под лозунгами свободного рынка вверг нашу страну в новое «смутное время».

Ущерб от аварии был схож с последствиями войны с ограниченным применением ядерного оружия, а экономические и нравственные проблемы легли непосильной ношей на плечи государства, бывшего вторым полюсом мира. Суммарные потери от аварии за период с 1986–1990 гг. оцениваются в 200 млрд руб. — около 48% годового бюджета СССР 1986 г.

Почему нам нужно знать правду об этом? Авария вызвала активную критику власти со стороны граждан и незримо стала первым актом трагедии, способствующей началу процесса развала СССР. Автор надеется, что раскрытие истиной картины аварии сможет привести общество не только к переосмыслению причин аварии на ЧАЭС, но и многих других событий того сложного времени.

Трагедия на ЧАЭС: документы и эксперты о развитии аварии.

Наиболее краткое, но емкое описание процесса аварии дает фрагмент доклада (Легасова) подготовленный для МАГАТЭ (№1 INSAG-1) (курсив и выделения шрифта – автора) [i]:

«К 1 часу 23 мин. параметры реактора были наиболее близки к стабильным… и испытания начались… до этого оператор резко снизил расход питательной воды, что привело к увеличению температуры воды на входе в реактор… В 1 час 23 мин. 04 сек. оператор закрыл СРК ТГ № 8 и начался выбег турбогенератора.

Из-за уменьшения расхода пара из БС его давление начало слабо расти… Суммарный расход воды через реактор начал падать из-за того, что четыре из восьми ГЦН работали от «выбегающего» турбогенератора.

Повышение давления пара… и снижение расхода воды через реактор, а также подачи питательной воды в БС, с другой, являются конкурирующими факторами, определяющими объёмное паросодержание, а следовательно, мощность реактора… Конкуренция этих факторов в конечном итоге привела к росту мощности. Именно это обстоятельство могло быть причиной нажатия кнопки АЗ.

Кнопка А3-5 была нажата в 1 час 23 мин. 40 сек. Начался ввод стержней A3… работа персонала с недопустимо малым оперативным запасом реактивности привела к тому, что практически все… стержни-поглотители находились в верхней части активной зоны.

В создавшихся условиях допущенные персоналом нарушения привели к существенному снижению эффективности A3. Суммарная положительная реактивность, появившаяся в активной зоне, начала расти. Через 3 сек. мощность превысила 530 МВт, а период разгона стал намного меньше 20 сек. Положительный паровой эффект реактивности способствовал ухудшению ситуации…

Продолжающееся снижение расхода воды через ТК реактора в условиях роста мощности привело к интенсивному парообразованию, а затем к кризису теплоотдачи, разогреву топлива, его разрушению, бурному вскипанию теплоносителя, в который попали частицы разрушенного топлива, резкому повышению давления в ТК, их разрушению и тепловому взрыву, разрушившему реактор и часть конструкций здания и приведшему к выбросу активных продуктов деления во внешнюю среду».

Картина, представленная в этом документе, дает достаточно адекватное описание процесса аварии. Как мы видим, про «концевой эффект» дефект конструкции стержней, в этом докладе речи не идет.

Очень подробная и самая четкая картина аварии приведена в очень грамотной работе (12/12/2016) «Легенда об аварийной защите, взорвавшей ядерный реактор» [ii], а также в самой свежей работе (07/02/2020) «Куда делся графит» [iii], О.Ю. Новосельского, бывшего начальника теплофизической лаборатории НИКИЭТ до ноября 2014 г., активно участвовавшего в исследовании причин аварии и написавшего ряд научных работ по данной теме [iv].

Итак [v]: «За 20 секунд до начала испытаний выбега ТГ расход питательной воды снизился до первоначального, почти нулевого. За время выбега ТГ8 частота вращения и производительность ГЦН, подключенных к выбегавшему ТГ, снизилась на (15¸20) %. В результате общий расход воды через реактор сравнялся с расходом при пусковом режиме… В этом режиме … устанавливается кавитационный режим, критическое течение. При этом неравновесное массовое паросодержание на выходе ЗРК может достигать 2 %...

Зависимость пустотного эффекта rэф от плотности теплоносителя в рассматриваемом случае почти линейная: при плотности воды эффект нулевой, при плотности пара — максимальный, равный +5b. Иначе эту зависимость приближенно можно представить прямой линией от объемного паросодержания j: rэф=0 при j=0 (вода) и rэф=+5b при j=1 (пар)… в нашем случае если и когда на вход ТК попадет теплоноситель в виде пароводяной смеси с объемным паросодержанием, равным или более 20 % (массовое паросодержание ~1 %), разгон на мгновенных нейтронах обеспечен...

После почти полного прекращения подачи питводы в топливных каналах, в верхней их части появилось кипение, пароводяная смесь с низким массовым паросодержанием (~1 %) начинает поступать в сепараторы из активной зоны. Примерно через 20 секунд бóльшая часть водяного объема сепараторов замещается водой при температуре насыщения [прим.автора -кипения] . В это время начинаются испытания — закрывается СРК, в 1 час 23 мин. 04сек. прекращается подача пара на турбину. Давление в контуре начинает увеличиваться. В опускные трубы из БС поступает насыщенная вода, через 25–30 секунд из-за низкого перегрева на ЗРК развивается кавитация…

Приблизительно через 50 секунд после снижения расхода питводы на многих ЗРК появилась кавитация, и пар начал поступать в трубопроводы водяных коммуникаций…»

Далее автор описывает, что кнопка АЗ-5 была нажата и отпущена (хотя для работы в том варианте АЗ ее надо было удерживать непрерывно). Стержни не могли пройти большое расстояние, так называемый концевой эффект вытеснения воды графитовыми наконечниками стержней не мог сработать. После этого начинается отключение сначала выбегающих, а затем и всех остальных ГЦН, разгон реактора начался примерно через 1 секунду после нажатия кнопки (по официальным данным) АЗ-5 в 1 час 23 мин. 41 сек., о чем засвидетельствовали аварийные сигналы роста мощности АЗСР и АЗМ :

«На осциллограмме, где записан ток двигателя ГЦН14, запитанного от ТГ8, зафиксирован момент отключения этого двигателя собственной защитой по напряжению, которое упало ниже 0,75 Uo, т. е. на 25 % ниже исходного. Это произошло (по осциллограмме) в момент 1.23'40,2", после чего в течение одной секунды в режиме парных отключений прекратили подачу все четыре ГЦН, запитанные от ТГ8 через секцию 8РБ

Отключение половины насосов на каждом из напорных коллекторов вызвало перегрузку по расходу оставшихся в работе ГЦН, запитанных от внешнего источника. Теперь каждый из них должен был подавать примерно по 11 500 м3/ч… т. е. условия для кавитационного срыва подачи были созданы, он и произошел в течение секунды после отключения насосов, запитанных от ТГ8…

Итак, разгон, начало которого зафиксировано в 1 час 23 мин. 41сек. сигналами АЗСР и АЗМ, через секунду привел к массовому разрушению топливных каналов в юго-восточном квадранте активной зоны… Роль «концевого эффекта» во всем этом плохо просматривается».

При этом шум и дрожание здания происходило за счет срыва ГЦН, входящих в резонансное состояние на определенной частоте [vi]:«…каждый пуск и остановка насоса связан с прохождением критической (резонансной) “балочной” частоты, максимум амплитуды достигается при 600 об/мин…» При этом создаются настолько сильные колебания, что если стоять на верхней площадке насосного агрегата, можно быть сбитым с ног.

«Приближаясь к этой частоте, насосные агрегаты раскачивались с возрастающей амплитудой. Колебания передавались на перекрытие ППБ и на трубопроволы циркуляционного контура.

При срыве подачи ГЦН, запитанных от внешнего источника, эти четыре насоса удвоили ансамбль раскачивающихся насосных агрегатов: останавливаясь, они проходили через критическую частоту. Не забывая о том, что раскачиваются стотонные массы на перекрытиях ППБ, находим объяснение вибрации здания, так сильно ощущавшихся на БЩУ перед взрывом... Колебания передавались и на трубопроводы циркуляционного контура, возбуждение колебаний трубопроводов могло сопровождаться разнообразными звуковыми эффектами. Кавитационный срыв подачи насоса – тоже не бесшумное явление. Так что шумо-вибрационное оформление финальной части испытаний выбега ТГ было обеспечено в том числе и работой ГЦН».

По мнению В.А. Винокурова, к.т.н., ВМИИ [vii]:«Сорвало 4 ЦНПК [Циркуляционные насосы первого контура — прим. автора] (из-за кавитации или из-за того, что они не получали достаточное электропитание от остановленного АТГ). Началось медленное увеличение мощности, по-видимому, за счет парового эффекта реактивности. В 01 час 23 минуты 40 секунд начальник смены, осмыслив ситуацию, дал команду на сброс аварийной защиты. По команде АЗ-5 все стержни пошли вниз, но через несколько секунд раздались удары и стержни остановились. Примерно в 01 час 24 мин. последовательно прогремели два взрыва».

Также заключительный доклад INSAG-7 [viii] фактически признает, что запаривание активной зоны и паровой коэффициент реактивности по крайней мере отчасти были причиной аварии:

«…ввиду пониженного уровня мощности реактора в это время недогрев теплоносителя [разница между температурой воды и температурой ее кипения, в данном контексте вода близка к точке кипения — прим. автора] на входе в активную зону был лишь незначительным и… мог оказаться вообще нулевым. Эти условия привели к началу кипения в нижней части активной зоны или вблизи нее. В существовавших тогда эксплуатационных условиях паровой коэффициент реактивности был весьма существенно положи­тельным, а активная зона находилась в состоянии повышенной восприим­чивости к увеличению положительной обратной связи по паровой реактивности в случае повышения мощности. Более того, при повышенн­ом расходе теплоносителя уменьшился запас до кавитации циркуляционн­ых насосов.

После отключения турбины работа запитанных от нее четырех насо­сов начала замедляться, поскольку скорость вращения турбины снижа­лась и падало напряжение связанного с ней генератора. Понижающийся расход через активную зону вызвал повышение паросодержания в актив­ной зоне и обусловил появление первоначальной положительной обрат­ной связи по реактивности, которая по крайней мере отчасти была причиной аварии».

По сути, сходная картина аварии была предложена в декабрь 1987 г. сотрудниками шведского Инспекционного управления по ядерной энергетике (цитировано по О. Новосельскому) [ix]: «В соответствии с этой схемой паровые пузыри, которые образовались при кавитации ГЦН, поступают на вход ТК. Причиной их образования и длительного существования является низкий недогрев воды [близость температуры воды к точке кипения — прим. автора] на входе в насосы. При большом пустотном эффекте реактивности, которым обладал в то время реактор этот пар вызвал мощную вспышку реакции деления. Следствием этого локального скачка энерговыделения было разрушение множества ТК в нижней части. Причиной второго взрыва, как полагают авторы, было вытеснение паром воды из верхней части активной зоны. Т. е. опять сыграл большой положительный пустотный эффект. На временных интервалах в несколько секунд знак и величину эквивалентного быстрого мощностного эффекта реактивности почти целиком определяет паровой (пустотный) эффект. Остальные не успевают внести заметный вклад в реактивность [x]

Согласно авторитетному мнению М. Федуленко (ИАЭ им. И.В. Курчатова) (в 1986 г. начальник лаборатории теплотехнических расчётов канальных реакторов, отд. 33 ИАЭ им. И.В. Курчатова) [xi]:

«Появление пара в нижней и средней части рабочих каналов (для начала кипения большого роста мощности не требовалось, т. к. вода находилась практически при температуре насыщения) привело к быстрому и полному выталкиванию воды из технологических каналов и замещению ее паром (удельный объем пара примерно в 20 раз больше удельного объёма воды, т. е. нужно испарить одну двадцатую часть воды, чтобы вытолкнуть из канала всю воду). Произошел быстрый дополнительный (главный) скачок реактивности, который вызвал разгон реактора на мгновенных нейтронах…. Разгон мощности на мгновенных нейтронах в десятки, возможно, и сотню раз от номинала за первые 2–3 секунды после выталкивания воды из каналов «взорвал» твэлы нижней половины реактора… В момент быстрого роста паросодержания и выброса воды из каналов все главные циркуляционные насосы прекратили подачу воды вследствие резкого повышения гидравлического сопротивления активной зоны (по записям на самописцах осциллографов, которые были включены в период эксперимента с выбегом насосов). Раскалённая топливная «пыль» с паром… перегрела, в основном тепловым и гамма-излучением и нагревом в момент роста мощности, циркониевые трубы технологических каналов до температур, при которых произошел их массовый разрыв. Именно в это время слышались шум, рокот и вибрация, которые приняли за первый взрыв в центральном зале. Вода и пар с перегретой топливной “пылью” разрушили кожух реактора и заполнили реакторное пространство. Искривились графитовые колонны. Разрушался и размывался горячий графит, температура которого к этому времени была порядка 350–400°С. В это время вероятно смятие труб каналов СУЗ внешним давлением и заклинивание стержней регулирования. Именно поэтому стержни СУЗ остановились все разом, войдя в активную зону примерно на 3 метра.

После разрыва труб каналов расход по всем насосам (по записям на самописцах осциллографов) возрос почти до номинала. Практически вся вода шла в графитовую кладку и из насосов, и из сепараторов и превращалась в пар за счёт нагрева графитом и самоиспарения вследствие падения давления (в этот момент давление в кладке было ниже давления в сепараторе, а вода находилась при температуре насыщения). Давление сначала в пределах кожуха реактора, а затем и реакторного пространства возросло до значений, при которых был разрушен кожух реактора, была сорвана и сдвинута верхняя биологическая защита (схема «Е», «Елена»), разорваны вверху трубы каналов, отводящие теплоноситель, оборваны нижние трубы-калачи, подводящие воду к рабочим каналам…»

Возможность искажения информации. Что от нас скрывают?

Как считает следователь ГПУ (Главной прокуратуры Украины) С. Янковский, расследовавший дело об аварии [xii]: «Мне довелось быть участником этого расследования с первых часов после аварии до направления уголовного дела в суд. Это уникальное по своему документальному содержанию уголовное дело, состоящее из 57 томов следственных документов и многих приложений, доселе лежит мертвым грузом в архиве Верховного суда России. Многие из приложений до сих пор сильно “фонят”, но зато заключают в себе убийственную по доказательственной силе информацию. Уверен, что о большинстве документальных данных многие… даже не слышали. Дело-то было совершенно секретным, а первичные документы мы изъяли на станции незамедлительно, и к вечеру 28 апреля 1986 года они были уже в Москве. То, что потом изучали многочисленные специалисты, было в основном какими-то урезанными копиями или вообще фальсификатом… враньем мы Чернобыль не преодолеем». Далее автор призывает рассекретить все материалы данного дела.

А вот вывод из отчета [xiii] ВНИИАЭС, в котором проводилось математическое исследование причин аварии: «…на начальном этапе аварии происходит сильное возрастание нейтронного потока после сраба­тывания АЗ-5, однако этого разгона недостаточно, чтобы объяс­нить аварию… нейтронная и тепловая мощ­ности возрастают до 2700 и 490 МВт соответственно, что явно не­достаточно для разрушения реактора. Это означает, что зарегистрированная на распечатке ДРЭГ информация неполна и (или) недостаточно точна, и (или) недос­таточно точны использованные расчетные модели».

Борис Горбачев приводит [xiv] также оценку специалистов НИКИЭТ от 1994 г.: «Выполненные до настоящего времени анализы характеризуются ограниченностью использования имеющейся информации. Такому положению в немалой степени способствовало и то обстоятельство, что первичная информация была малодоступна. Опубликованные сведения подготовлены в спешке и неполны... либо выборочны и исподволь ориентированы на заданную версию».

Накопившиеся за последнее время научные работы многих авторов, в том числе О. Новосельского, Б. Горбачева, А. Тарапона, Н. Карпана, Н. Кравчука и пр., приведенных выше, свидетельствует о недостаточности официальной версии аварии на ЧАЭС, сводящейся к «концевому эффекту». Об этом, как ни парадоксально, свидетельствуют и сами официальные документы. Тем не менее, государственные органы, которые могут инициировать проведение дополнительного расследования данной трагедии, предпочитают закрывать глаза на совершенно очевидные вещи. Совершенно не случайно обществу предлагается англо-американский вариант истины, озвученный в популярном сериале «Чернобыль», где под новым соусом, закамуфлировано, внедряется в сознание общества та же официальная версия.

Раскрытию правды вероятнее всего мешает политическая и конспирологическаяокраска тех сведений, которые пока глубоко засекречены. Нынешнее состояние всех устраивает и никто не хочет ворошить этот опасный котел, вскрытие которого может вызвать совершенно неожиданный общественный резонанс, выходящий далеко за рамки самой чернобыльской аварии.

В 2021 году исполняется 35 лет со дня этой страшной трагедии. Срок достаточный, чтобы, наконец, поставить все точки над «i». Наиболее эффективным шагом в этом направлении было бы создание новой рабочей группы, которая сняла бы все накопившиеся вопросы. И сам Н.А. Штейнберг, руководитель комиссии Госпроматомнадзора (ГПАН) СССР, 1991 г., в своей недавней статье [xv] поддерживает эту идею: «Появилось желание дорасследовать аварию? Кто мешает?… Кто мешает сформировать комиссию? Пригласите г-на Новосельского: участника подготовки доклада группы А.А. Абагяна для INSAG и, видимо, с выводами доклада согласного. Теперь что – то привело его к переоценке взглядов, но опротестовывать доклад, соавтором которого он был, почему-то не хочет.Так пусть поработает в новой комиссии».

Лучшей кандидатуры для руководителя этого исследования, чем наш российский легендарный ученый, Асмолов В.Г., первый заместитель Генерального директора ОАО «Концерн Росэнергоатом», бывшим одним из соавторов первого доклада для МАГАТЭ (доклада Легасова [xvi]), найти, скорее всего, нельзя.

Еще одной важной проблемой является необходимость проведения дополнительного исследования обстоятельств смерти академика В. Легасова, в которой слишком много загадок. Возможно, это могло бы привести к обнародованию стертой части его записей, на которой, видимо, раскрывалась истинная причина аварии.

Правда об аварии все равно будет открыта, и чем раньше, тем лучше. И честь советской ядерной энергетики, при всех ее недостатках, будет восстановлена. Но история обычно пишется после того, как ее действующие лица уходят со сцены. Может быть, она будет открыта на 50 годовщину аварии, может раньше. Скорее всего, это будет возможно, когда произойдет смена нынешней переходной эпохи, находящейся с этой трагедией в одном историческом пласте.

При написании статьи использована дополненная и отредактированная статья [xvii] автора на сайте информационного агентства «ПроАтом», посвященного атомной отрасли, Санкт-Петербург, а также материалы полемики автора на данном сайте с г-ном Н. Штейнбергом, руководителем Комиссии Госпроматомнадзора (ГПАН) СССР, 1991 г.

Автор выражает огромную благодарность всем специалистам, которые в это сложное время решили взять на себя ответственность и публиковали оригинальные статьи (и книги) по данной теме. А также, ряду специалистов по реакторам РБМК, любезно согласившихся обсуждать с автором вопросы, возникших в процессе написания данной статьи, без чего данная работа была бы невозможна. И участникам основных форумов, посвященных аварии на ЧАЭС, которые десятки лет спорили и пытались выяснить истину.

Конец

Александр Одинцов, бывший сотрудник НИКИЭТ (мл.н.с.), ВНИИАЭС (руководитель группы), для «Русской Весны»

  • Информация об аварии на Чернобыльской АЭС и её последствиях, подготовленная для МАГАТЭ, Доклад №1 (INSAG-1), http://magate-1.narod.ru/vvedenie.html
  • О.Ю.Новосельский, ведущий научный сотрудник НИКИЭТ им. Н.А.Доллежаля до ноября 2014 г.,, Легенда об аварийной защите, взорвавшей ядерный реактор, http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=7200
  • О.Ю.Новосельский, Куда делся графит, http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=9010
  • Технические аспекты аварии на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС, О. Ю. Новосельский, Ю. М. Черкашов, К.П.Чечеров, http://www.rgo-sib.ru/book/articles/142.htm
  • О.Ю.Новосельский, ведущий научный сотрудник НИКИЭТ им. Н.А.Доллежаля до ноября 2014 г.,, Легенда об аварийной защите, взорвавшей ядерный реактор, http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=7200
  • О.Ю.Новосельский, Куда делся графит, http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=9010
  • В.А.Винокуров, к.т.н., ВМИИ, Чернобыльская катастрофа: что, как, почему, http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=3183
  • ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ АВАРИЯ: ДОПОЛНЕНИЕ К INSAG-1: INSAG-7
  • Nuclear News, December 1987, р. 67-68, цитировано по О.Ю.Новосельский, Куда делся графит, http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=9010
  • O.R. Fletcher et al. Simulation of the Chernobyl accident. – Nucl. Eng. And Design. 1988. v.105, p. 157-172
  • В.М.Федуленко, О причинах и развитии аварии на 4-м блоке ЧАЭС, http://www.proatom.ru/modules.php?file=print&name=News&sid=2814
  • Правда о Чернобыле лежит... в Москве, Сергей ЯНКОВСКИЙ, Зеркало недели № 16 (441) Суббота, 26 Апреля - 7 Мая 2003 года, http://www.diary.ru/~frau-kaufmann/p84462124.htm?oam
  • Отчет ВНИИАЭС «Анализ причин аварии на Чернобыльской АЭС путем математического моделирования физических процессов», инв.№ 461 от 30.11.1986
  • Б.И. Горбачев, Чернобыльская катастрофа и ультраконсерваторы, 26.04.2013, http://nuclearno.ru/?id=17140
  • Н.А. Штейнберг, Ну, наконец!, http://www.proatom.ru/
  • https://www.youtube.com/watch?v=gC9Cr8l7AsA
  • Трагедия на ЧАЭС: как эксперимент закончился катастрофой, http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=9143&mode=flat&order=1&thold=0

  • Источник