Nordkurier (Германия): Не слишком ли героизируют в России Вторую мировую войну?

12 октября 2018 г. 14:31:25

Автор провел День немецкого единства в Санкт-Петербурге и задумался, что Россию часто критикуют за пристальное внимание к событиям Второй мировой войны. Требуя от России больше говорить о преступлениях сталинизма, на Западе забывают, что в одной только блокаде Ленинграда погибли более миллиона человек. Такое не забывается, и не стоит министру обороны Германии угрожать русским «силой».

Карстен Ганзель (Carsten Gansel)

Есть позиции, которые в политических вопросах выражаются слишком морализаторски. Стоит кому-то высказаться слишком критически и выразить мнение, но совпадающее с чьими-то представлениями о том, что такое хорошо и что такое плохо, — и автор моментально получает соответствующее «клеймо». Но ведь так быть не должно!

Сегодня, в День немецкого единства, у меня запланировано посещение Русского музея в Санкт-Петербурге, а вечером коллеги пригласили меня на концерт. Это же прекрасно! Но мне нужно еще раз вспомнить наши вчерашние разговоры. При этом стороны высказывали очень разные точки зрения.

В ленинградской гостинице «Астория», расположенной в непосредственной близости от Исаакиевского собора, он хотел отметить победу. О преступлениях и ошибках тоже нужно говорить, гласила рекомендация, но сегодня они не должны становиться ключевой темой для россиян. Я не хотел вмешиваться в дискуссию молодых людей в роли этакого морализатора, тем более что это не совсем мое дело — выступать в этой ситуации в качестве арбитра и раздавать советы. Достаточно того, что так без конца ведут себя немецкие «мейнстрим-медиа», настаивающие на том, что русским следовало бы больше думать о преступлениях Сталина и ГУЛАГе.

Клише в руках журналистов

Только представьте себе, какие высокомерие и заносчивость стоят за этим, тем более у журналистов, которые всегда имеют под рукой парочку клише и загоняют с их помощью людей в определенные «углы». Достаточно одного критического высказывания, которое не соответствует их представлениям о том, что такое хорошо и что такое плохо, — и эти люди моментально получают определенное «клеймо». Но при этом они не задумываются о том, что в Ленинграде — нынешнем Санкт-Петербурге — больше миллиона человек умерли во время блокады города со стороны гитлеровской Германии. «Люди лежали на улицах повсюду — абсолютно обессилевшие. Представь себе: умерли больше миллиона человек». Но об этом уже давно забыли, и теперь все говорят о том, что Германия должна осознавать свою «национальную задачу (или как-то так) перед миром». Тут у меня попросту нет слов.

Не так давно всегда такая самоуверенная министр обороны Урсула фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen), очевидно, абсолютно серьезно сообщила, что с Россией нужно «говорить с позиции силы». По слухам, ее российский коллега ответил на это, что после всего, что Германия натворила в России, госпоже фон дер Ляйен «следовало бы 200 лет молчать на эту тему». Когда я рассказал об этом одному своему российскому коллеге, он лишь улыбнулся и сказал, что она, наверное, обращалась к президенту США Трампу. Прав ли он, я не очень уверен. Думаю, министр говорила серьезно.

Ресторан под названием Mein Herz

Но мое настроение моментально улучшилось, когда я отправился обратно в гостиницу, откуда открывается вид на берег Невы и стоящий напротив Исаакиевский собор с его позолоченным куполом. По пути я прошел мимо ресторана, который всерьез назывался Mein Herz («Мое сердце»), причем не русскими буквами, а латиницей. Мне сразу захотелось узнать, назывался ли ресторан так и сразу после Второй мировой войны и когда он вообще открылся. «Мое сердце» — с учетом исторических событий это должно быть что-то даже слишком романтическое.

Поездка в Санкт-Петербургскую филармонию оказалась довольно сложной. Мы провели почти час в автобусе, хотя на метро можно было доехать всего минут за десять. Вот так бывает с решениями. Мы добрались лишь незадолго до начала представления, но, похоже, такие же проблемы возникли и у многих других посетителей, потому что фойе было забито людьми, стоявшими в очереди в гардероб. С некоторыми препятствиями мы добрались до своих мест в 26 ряду. Отсюда нам все было хорошо видно и слышно.

Концерт был совершенно особенным: дирижировал Юрий Термирканов, с 1988 года занимающий посты художественного директора и главного дирижера Петербургского филармонического оркестра и входящий в число лучших дирижеров мира. Вдобавок в первой части играли концерт Яна Сибелиуса для скрипки ре-минор с участием молодой звезды Эммануэля Текнаворяна. А во второй части исполняли 13-ю симфонию Шостаковича. И это был лучший выбор для Дня немецкого единства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.


Источник