Новая Зеландия: сложные маневры между Китаем и США

Александр Шпунт

4 марта 2019 г. 10:28:05

Веллингтону всё сложнее оставаться стратегическим союзником и Пекина, и Вашингтона

Bill Larkins

В конце прошлой недели были опубликованы данные китайской таможенной службы за год, заканчивающийся в сентябре 2018 года. Согласно этим документам, общий объем экспорта товаров и услуг Новой Зеландии в Китай увеличился на невероятные 18 процентов, при этом объем двусторонней торговли достиг 28,8 миллиарда новозеландских долларов ($19,7 млрд). Впечатляют не только абсолютные цифры, но и динамика: экспорт товаров и услуг Новой Зеландии увеличился на 10 процентов в долларовом выражении по сравнению с годом ранее. Новозеландский министр торговли и экспорта Дэвид Паркер заявил в четверг, что «опубликованная торговая статистика показывает успех и устойчивость экспортных секторов экономики Новой Зеландии». Успех — безусловно, а вот по поводу устойчивости у политических аналитиков региона Океании совсем недавно возникли серьезные сомнения. И — тоже связанные именно с Китаем.

До недавнего времени отношения Новой Зеландии с Китаем были легкими и не требующими особых усилий от Веллингтона. Но те дни, вероятно, прошли.

Бывший премьер-министр Новой Зеландии Брайан Малдун посещает Китай

Решение Новой Зеландии заблокировать сделку с китайским телекоммуникационным гигантом «Хуавэй» по развертыванию национальных сотовых сетей стандарта 5G на китайском оборудовании из-за возможных (по мнению США) проблем с безопасностью стало первым грозовым облачком, предвестником того, что Веллингтону предстоит много трудных и требующих предельного внимания маневров, которые Новая Зеландия должна будет провести, чтобы решить задачу сохранения стратегического статуса отношений с Пекином.

Более десяти лет Новая Зеландия пожинает плоды соглашения о свободной торговле с Китаем. Новозеландская индустрия развлечений и отдыха переживает бум китайских туристов. Китай является крупнейшим экспортным направлением Новой Зеландии. Но вот уже новозеландские бизнесмены в Китае предупреждают коллег через деловую прессу об ухудшении отношений, причем явно спланированном на государственном — точнее, партийном, как все подобные интонационные подвижки в Китае — уровне. Одновременно ассоциации и лидеры туристической индустрии высказывают обеспокоенность спадом турпотока из Поднебесной, связывая его с негативной реакцией китайцев на отказ от контракта с «Хуавэй», что китайцы восприняли как не союзнический акт.

Во время правления лейбористской партии под руководством Хелен Кларк (1999−2008 годы) и при национальном правительстве во главе с премьер-министром Джоном Ки (2008−2016 годы) Новая Зеландия могла быть «всем для всех» (полуофициальный лозунг курса страны на политическом сленге Веллингтона), выстраивая и более тесные отношения с Китаем, и, в конечном итоге, успокаивая возмущение Америки жесткой антиядерной политикой Новой Зеландии, не позволяющей Пентагону в полной мере использовать потенциал военно-морской инфраструктуры островов. Но сейчас приходится принимать тонкие решения.

Аналитики выделяют два ключевых фактора, меняющие карту отношений Пекина и Веллингтона — даже без оглядки на Вашингтон, который предполагает еще одну, отдельную линию балансировки.

В течение десятилетий Пекин позволял ВМС США безраздельно править в западной части Тихого океана. По мере того, как росли собственные экономические и военные возможности Китая, он начал демонстрировать, что он готов защищать то, что он считает своим собственным геостратегическим ресурсом. Гигантское строительство искусственных островов поверх скал в Южно-Китайском море стало самым зримым свидетельством желания обозначить свои глобальные претензии после десятилетий молчания.

Второй фактор, который ставит под давление отношения Пекина и Веллингтона, — это появление Китая как источника технологий, а не просто производителя товаров, созданных инженерами других стран. Многие китайские фирмы, такие как «Хуавэй», сегодня выступают прямыми конкурентами американских технологических компаний. Успех корпорации «Хуавэй» на глобальном рынке суперсовременных технологий, сопоставимый только с прорывом корпорации «Эппл» десятилетием раньше, делает «Хуавэй» стратегическим фортом для Пекина и предметом гордости для простых китайцев.

Тем не менее уже широко известно, что Китай активно контролирует население и бинес-процессы тех стран, куда поставляется IT-технология с маркировкой «сделано в Китае» — об этом неоднократно рассказывало своим читателям и ИА REGNUM . Тот факт, что таким же шпионажем в пользу своего правительства занимается и вся Силиконовая долина, китайцев никак не оправдывает в глазах тех же новозеландцев: американцы хоть идеологически «свои», а китайцы — комми. Решение Новой Зеландии об эффективном запрете компонентов «Хуавэй» в сотовых сетях 5G может стать первым из многих решений, принятых под давлением напуганного обывателя для как бы обеспечения национальной безопасности.

Товары китайского производства становятся всё более распространенными, и проблемы, связанные с конфиденциальностью и национальной безопасностью, будут усиливаться по мере того, как повседневные товары для дома подключаются к Интернету. Ожидаемые ограничения на товары китайского производства из мира «интернета вещей» еще больше выведут из себя Пекин и вызовут еще больший ответный удар по новозеландским экспортерам и туристическим операторам.

Во время холодной войны Новая Зеландия провела десятилетия, обсуждая, сколько публичной критики США может позволить себе правительство, прежде чем оно рискнет своим союзом с американцами. Новозеландцы до сих пор публично, в аналитических изданиях, задаются вопросом, действительно ли у них была в тот период независимая внешняя политика, если они не могли ни в чём противостоять своим американским друзьям. Со временем государственнические настроения перешли в форму жесткой антиядерной политики Новой Зеландии. Даже не потому, что острова боялись экологических или военных рисков, связанных с заходами американских кораблей с ядерным оружием на борту или ядерными силовыми установками. Это был маркер того, что Веллингтон научился возражать Вашингтону.

Новая Зеландия сейчас находится в сходной ситуации — местные политики активно дискутируют о том, насколько сильно они могут подвинуть интересы Пекина, прежде чем тот начнет наносить неприемлемый ущерб новозеландскому бизнесу в самых для него чувствительных полях.

Новая Зеландия в настоящее время сталкивается с самой сложной дипломатической ситуацией после окончания холодной войны. Отношения Новой Зеландии с Китаем стали главной историей успеха внешней политики страны в XXI веке. В 2008 году Новая Зеландия стала первой развитой страной с политической системой западного либерального толка, вступившей в соглашение о свободной торговле с Китаем. В 2014 году Китай и Новая Зеландия укрепили свои связи с «всеобъемлющим стратегическим партнерством», аналогов которому нет ни в дипломатическом багаже Новой Зеландии, ни в дипломатическом багаже КНР. С тех пор Китай стал крупнейшим торговым партнером Новой Зеландии, объем двусторонней торговли вырос до более чем 28 млрд новозеландских долларов ($19 млрд) в 2018 году.

Пекин предъявлял миру свои отношения с Веллингтоном в качестве примера взаимовыгодного сотрудничества между государствами с различными политическими философиями и подразумевал, что они является моделью для взаимодействия с западными государствами.

Именно поэтому решение Веллингтона по отказу от контракта с «Хуавэй» было воспринято Пекином не как бизнес-шаг и даже не как тактически маневр в пользу Вашингтона — как удар по политике председателя Си в отношении выстраивания отношений со странами «западной демократии» во всём мире.

Сегодня программа шумно объявленного до конфликта вокруг сетей 5G китайско-новозеландского года туризма отложена Пекином на неопределенный срок. «Хуавэй» запустила агрессивную кампанию по оказанию влияния на общественное мнение Новой Зеландии, выпустив рекламные объявления в полосу размером в основных национальных газетах: «5G без «Хуавэй» — это как регби без Новой Зеландии». Именно так — не Новая Зеландия без регби, намекая, что глобальная сеть 5G на китайской технологии всё равно состоится, а вот Новая Зеландия рискует обнаружить себя зелеными островами овцеводов на отшибе мировой технологической революции — ведь американцы, ставшие инициаторами запрета технологий «Хуавэй», пока не предложили Веллингтону никакой равной замены.


Источник