Какие танки нужны российской армии в современной войне

26 октября 2020 г. 15:04:52

В последнее время в экспертной среде, особенно в зарубежной, регулярно возникает дискуссия о роли танков в современной войне и даже высказываются соображения о нецелесообразности иметь их в армии. В этих дискуссиях при рассмотрении роли и места танков надо иметь в виду, что танки были и остаются ударной силой сухопутных войск и овладение территорий всегда осуществляется не авиацией и ракетами, а сухопутными войсками при поддержке танков и взаимодействии с другими родами войск.

Уровень технического и технологического превосходства противоборствующих сторон в танках и средствах поражения танков позволяет добиваться серьезного преимущества при реализации поставленных задач в военных конфликтах разной интенсивности.

Роль танков в последних конфликтах

Танки могут использоваться в крупномасштабных (глобальных), региональных и локальных конфликтах. В каждом из них требования к танкам и их роль принципиально отличаются. В глобальном конфликте при столкновении противников, обладающих высокотехнологичным оружием, потребуется массовое применение танков с высокими характеристиками по подвижности, возможностью эффективного огня на большие расстояния, хорошей защищенностью от разнообразных средств поражения и встраиванием в единую систему управления войсками.

В региональных конфликтах с участием ведущих стран мира, как это было в Ираке, решающим становится не их количество, а технический уровень оснащения танков и возможность оперативно управлять ими на поле боя.

В локальных конфликтах противники используют ограниченное количество танков и, как правило, с довольно невысокими характеристиками. Условия ведения боев совершенно другие, быстротечные боестолкновения на коротких дистанциях, зачастую в условиях городской застройки и насыщенности сторон в ПТРК и РПГ, где высокая огневая мощь танку не нужна, он должен быть хорошо защищен от средств поражения ближнего действия.

Также надо иметь в виду появление на поле боя новых угроз для танка в виде БПЛА различного класса и назначения, высокоточного оружия наземного и воздушного базирования, мощных и дальнобойных систем РСЗО.

Глобального конфликта после Второй мировой войны пока не было, региональные конфликты возникали регулярно. В них использовались крупные танковые группировки в несколько тысяч танков, не редкостью были и локальные конфликты с применением нескольких сотен танков. Примером региональных конфликтов могут служить две последние войны в Ираке, 1991 и 2003 годов, а локальных — на Донбассе в 2014 году и разгоревшегося недавно в Карабахе. Во всех этих конфликтах использовались танки и им отводилась одна из ведущих ролей.

В первой войне 1991 года «Буря в пустыне» коалиция во главе с США использовала бронированный кулак в 5600 танков, из них около 2000 М1А1 и 250 английских «Челленджеров». Несмотря на относительно большую численность танкового парка Ирака, они вряд ли представляли собой реальную боевую силу, Ирак выставил 5500 танков, из них 4900 Т-55 и Т -62 и около 600 Т-72.

Во второй войне, 2003 года («Шок и трепет»), у США было всего 760 танков, из них 640 М1А1 и М1А2 и 120 «Челленджеров». Иракская армия могла противопоставить примерно 2200-2600 танков, из них всего 700-900 Т-72, Т-72М и Т-72М1, а большая часть бронетанковой техники представляла устаревшие машины Т-55 и Т-62 и их китайские клоны «Тип 59» и «Тип 69».

По типам танков видно, что иракские танки не могли серьезно противостоять американским. В первой войне характеристики М1А1 с Т-55/Т-62 были просто несопоставимы, также и во второй М1А2 существенно превосходил Т-72.

Американцы, естественно, добились впечатляющих результатов, иракские танковые группировки были разгромлены при минимальных потерях американцев. В операции 1991 года они потеряли всего 21 танк М1А1, что объяснялось малой продолжительностью боев — всего несколько недель, ослаблением иракской армии вследствие массированных авиационных ударов, превосходством американцев в технике, разведке и управлении войсками. Во встречных танковых боях иракцы проигрывали и несли серьезные потери на дальних дистанциях из-за несовершенства своих танков и существенного превосходства американских в эффективности ведения огня, особенно ночью, с использованием тепловизионных прицелов. Иракцы готовы были серьезно противостоять американцам, но техника была несопоставима и им не хватало уровня подготовки владения даже этой техникой, и элитные иракские танковые дивизии были разгромлены.

В ходе второй войны американцы использовали более совершенные танки М1А2, которые имели информационно-управляющую и навигационные системы, независимые прицелы командира и наводчика и совершенный баллистический вычислитель с набором датчиков. К тому же после взятия Багдада иракская оборона прекратила свое существование, поскольку американцам удалось подкупить большую часть иракского генералитета, который капитулировал, и иракские войска разбежались по домам. На улицах Багдада и Тикрита были брошены абсолютно исправные несколько сотен Т-72 с неизрасходованным боекомплектом.

В этих двух войнах решающую роль сыграло не количество танков, а техническое превосходство американцев и предательство командного состава иракской армии, позволившее американцам в кратчайшие сроки одержать победу.

В локальном конфликте на Донбассе в 2014 году со стороны ВСУ использовалось примерно до 500 танков, в основном модификации Т-64Б, и некоторое количество Т-72Б1, со стороны ополчение несколько сотен танков, в основном модификации Т-72Б до Т-72Б3, и некоторое количество модификаций Т-64Б. Массово танки не применялись, в основном использовались в составе батальонных тактических групп и при захвате опорных и населенных пунктов. Встречных танковых боев не было, имелись единичные случаи танковых дуэлей. При довольно высоком техническом уровне танков потери сторон были существенными, ВСУ потеряли 184 танка, 48 были захвачены ополчением, а ополчением было потеряно 88 танков, 5 захватил противник.

По статистике, до 70% танков были уничтожены ствольной и реактивной артиллерией и какое-то количество от огня ПТРК и РПГ. Высокий уровень потерь сторон был обусловлен слабой подготовкой танкистов на всех уровнях, отсутствием на танках технических средств для взаимодействия между танками, артиллерией и пехотой и отсутствием продуманной тактики использования танков.

С обеих сторон применялись танки одного технического уровня и примерно одинаковой подготовки танкистов, решающего преимущества не достигла ни одна из сторон при значительных потерях танков. По результатам конфликта встала задача усиления защиты танков от артиллерии, ПТРК и РПГ.

В карабахском конфликте также используется сотни танков, в азербайджанской армии 760 танков, в том числе порядка 470 танков Т-72, 200 Т-90С и около сотни Т-55, а в армянской армии 320 танков, в том числе 270 Т-72, 40 Т-55 и несколько Т-80. Фактически с двух сторон противостоят друг другу Т-72.

По результатам трех недель боев стороны несут серьезные потери, по их неподтвержденным заявлениям, каждая из сторон потеряла до 150 танков. Есть много видео, на которых танки действительно уничтожаются. Причины те же самые: слабая подготовка танкистов, отсутствие продуманной тактики их использования и ограничения по рельефу местности. В этом конфликте быстро проявилась новая угроза для танков – ударные БПЛА и планирующие боеприпасы, легко поражающие танки в наименее защищенную верхнюю проекцию.

Опыт использования танков в последних конфликтах показывает, что ни один из конфликтов не обходится без серьезного применения танков. Нужны или не нужны танки в современной войне? На вопрос дается однозначный ответ: нужны. Какие танки нужны? Этот вопрос требует анализа угроз от вероятного противника, его технической оснащенности и возможности противопоставить ему необходимое количество танков с соответствующими техническими характеристиками.

Технический уровень существующих танков

Прошедшие конфликты показали, что слабым звеном танков является не огневая мощь и подвижность, а защищенность и возможность взаимодействия между собой и другими родами войск.

В огневой мощи и подвижности танки достигли определенного уровня. Уже долгое время здесь нет качественного скачка. Гусеничная ходовая, дизельный двигатель или ГТД со всеми своими преимуществами и недостатками вполне обеспечивают приемлемую удельную мощность. Она принципиально не отличается как на существующих, так и на перспективных танках.

По огневой мощи современные танки приблизились к оптимальному калибру пушки. На дальнейшее увеличение калибра до 152 мм никто не идет, и вряд ли это целесообразно, поскольку ведет к неоправданному повышению массы танка, уменьшению количества боеприпасов и снижению его подвижности. Нашли другой способ повышения огневой мощи танка — без существенно увеличения его массы, за счет применения управляемого вооружения.

Системы управления огнем танка на основе оптических, тепловизионных и телевизионных каналов обеспечивают эффективное ведение огня и приемлемые условия обнаружения и сопровождения цели. При этом не устранен существенный недостаток — неудовлетворительная обзорность из танка и отсутствие удобного представления экипажу информации об окружающей обстановке. Танку нужны хорошие «глаза», и их может обеспечить только интегрированная информация в рамках информационно-управляющей системы.

Классическая защита танка броней и ее повышение неизбежно вело к увеличению массы и снижению подвижности. Применение динамической защиты частично решило эту проблему, но она также имеет свои пределы и при этом не приводит к гарантированной защите танка от средств поражения.

Достижения в области создания комплексов активной защиты, работающих по принципу уничтожения летящего в танк снаряда (ПТУРС) встречным боеприпасом, не позволили создать эффективного КАЗ. Масса технических сложностей по обеспечению точки встречи летящего в танк и отстреливаемого боеприпасов при существующих технологиях не позволяет качественно и в требуемых габаритах решить эту задачу.

Против нового средства поражения танков (БПЛА) и планирующих боеприпасов, атакующих танк сверху, пока нет эффективного «противоядия». Танк оказывается практически беззащитным перед этой угрозой. Полностью закрыть верхнюю полусферу танка пытались с помощью разрабатываемого в 80-е годы КАЗ «Шатер», но положительного результата так и не достигли. Не решена эта задача и сегодня. Разрабатываемые на новых принципах системы электродинамической защиты пока что далеки от реализации по причине отсутствия приемлемых для танка массогабаритных источников энергии. На сегодня решение задачи обеспечения защищенности (в том числе и перспективных танков) остается наиболее актуальной.

Место и роль перспективного танка «Армата»

В связи с этим встает вопрос об эффективности перспективного танка «Армата» и его места в российской армии. Он как бы есть и дефилирует на парадах, а фактически не принят на вооружение и уже шестой год проходит непонятно какие испытания. Следует подчеркнуть, что танк «Армата» первый раз появился на параде в мае 2015 года, когда после присоединения Крыма Запад серьезно «наехал» на Россию, и надо было показать свою силу. Недоведенная «сырая» Армата успешно выполнила свою рекламную задачу, а заявленные высокие характеристики надо подтверждать, для этого требуются годы, и доводка танка до сих пор продолжается.

«Армата», несомненно, является танком нового поколения, в нем пытаются внедрить оригинальные технические решения, дающие танку новое качество, но военные не спешат принимать его на вооружение, и в этом есть свой резон. Помимо неоднозначного технического решения с необитаемой башней, эффективность которого можно проверить только в реальной боевой ситуации, есть и другие вопросы. Если сравнить основные характеристики «Арматы» с наиболее совершенными серийными Т-72 Б3М и Т-90МС, то по огневой мощи и подвижности характеристики лучше, но принципиального отрыва нет. По проходимости достигнута высокая удельная мощность, но она может быть достигнута и на существующих танках за счет установки мощного двигателя до 1500 л.с.

На танке используется более совершенная 125-мм пушка 2А82, дальнейшее развитие серийной 2А46. От установки 152-мм пушки все-таки обоснованно отказались, слишком много проблем для танка несет это решение, о которых сказано выше. По всей видимости, на базе танка и 152-мм пушки целесообразнее создавать специализированные САУ для поддержки танков и взлома обороны противника. По системе управления огнем применены те же самые технические решения на основе теплотелевизионных каналов, которые используются в СУО «Калина» для модернизации существующего поколения танков. Не решен и вопрос управляемого вооружения, работающего по принципу «выстрелил — забыл». При этом достигнута высокая степень комплексирования приборов управления огнем с системами защиты КАЗ и ОЭП, позволяющая повысить эффективность огня.

По защищенности танка отрыв в основном за счет установки КАЗ «Афганит», но заявленные характеристики по перехвату БОПС на этих образцах танка вряд ли достигнуты. Применение совершенных радиолокационных и ИК-систем решило задачу фиксации и расчета точки встречи подлетающего снаряда (ПТУРС) и отстреливаемого боеприпаса. Но не решена задача гарантированного его уничтожения, для этого нужны принципиально новые поражающие боеприпасы, их пока нет.

Для заявленного поражения БОПС, по мнению экспертов, необходим принципиально иной поражающий боеприпас типа «ударное ядро» с задаваемой траекторией полета при помощи инициирования одного из матричных взрывателей на тыльной стороне боевой части и со скоростью перехвата снаряда 2000-3000 м/с, установленного на поворотной в двух плоскостях платформе и отслеживающего подлетающий снаряд. Как видно на фотографиях танка, ничего этого нет, на башне жестко закреплены пусковые установки разработки еще начала 70-х со скоростью доставки боеприпаса примерно 120 м/с, и они не могут обеспечить решение поставленной задачи. То есть КАЗ пока не обеспечивает гарантированную защиту танка, тем более от нападения сверху, и танк по защищенности также требует доводки.

«Армата» обладает одним неоспоримым преимуществом – наличием танковой информационно-управляющей системы, делающей ее сетецентричным танком, способным взаимодействовать с другими танками и родами войск в процессе сетецентричного боя. Опыт последних военных конфликтов выявил новые угрозы для танка. Противостоять им он как отдельная боевая единица вряд ли способен. Для парирования таких угроз в наиболее совершенных армиях мира разрабатываются информационно-управляющие системы ведения сетецентрического боя, дающие совершенно другое качество. Особенно это актуально с появлением БПЛА, которые придавать каждому танку вряд ли целесообразно, но такие аппараты в танковой роте существенно увеличили бы её возможности: передача подразделению интегрированной картинки с поля боя расширила бы экипажам танков «зрение».

В первую очередь такими системами оснащаются танки, например, в США и Германии танки М1А2 и «Леопард» 2А2 уже оснащаются вторым поколением ТИУС, а в российской армии таких систем пока нет. В 80-е мне пришлось обосновывать и разрабатывать основные принципы создания таких систем, но Союз развалился, и работа серьезно застопорилась. Информационно-управляющую систему тактического звена сейчас разрабатывает концерн «Созвездие», в которую включен и танк «Армата», но пока, кроме рекламных заявлений, не слышно о ее внедрении в армии, и мы, будучи пионерами в их создании, сегодня серьезно отстаем. Система делает «Армату» танком будущего, и такой танк должен быть в войсках.

Какие танки нужны российской армии

Анализ региональных и локальных конфликтов последних десятилетий показывает, что успех в превосходстве над противником на последнем этапе овладения территорией всегда достигается с применением танков — наиболее эффективного средства достижения поставленной цели. При этом танк не может быть универсальным средством для всех видах конфликтов.

В глобальном конфликте при столкновении сил основных мировых игроков, обладающих самыми передовыми технологиями в массовом производстве вооружений, потребуются самые совершенные танки и в большом количестве, способные успешно противостоять как в широкомасштабных столкновениях сил и средств на значительных территориях с различным рельефом местности, так и в условиях локальных столкновений в агломерации городской застройки.

В региональных конфликтах в зависимости от участников может потребоваться массовое или ограниченное использование танков, при этом их технический уровень должен превосходить танки вероятного противника.

В локальных конфликтах применение танков ограничено возможностями сторон и условиями ТВД для решения поставленных задач и, как правило, не требуется высокий технический уровень танков, и сегодняшнее поколение танков вполне их может удовлетворять.

Территория России охватывает несколько ТВД (дальневосточный, среднеазиатский, кавказский, европейский). И появляется угроза на северном ТВД, на который пытается выйти НАТО. Все это говорит о том, что танки российской армии нужны, и в довольно большом количестве.

Какие же танки нужны российской армии? Сейчас, по открытой информации, в российской армии в строевых частях в 86 танковых батальонах находится 2685 танков различных модификаций Т-72, Т-80, Т-90 и еще около 400 танков Т-72 в учебных центрах. По своему техническому уровню примерно четверть обладает высокими характеристиками на уровне последних достижений. Эти танки сравнимы с западными образцами. Остальные требуют капитальной модернизации. Кроме этого, многие тысячи танков еще производства Советского Союза находятся на базах хранения.

До какого технического уровня должны быть доведены танки в строевых частях? По всей видимости, путем капитальной модернизации по основным характеристикам парк танков порядка 3000 штук в строевых частях должен быть унифицирован и доведен по своим характеристикам и оснащению до уровня Т-72Б3М и Т-90МС. Выпускать новые Т-72 и Т-90 нет смысла, производственные мощности должны быть загружены модернизацией ранее выпущенных танков и доведением их до требуемого уровня и выполнения зарубежных контрактов, чем и занимаются уже много лет США и Германия.

Тысячи танков резерва на базах хранения должны поддерживаться в работоспособном состоянии с заложенными в них характеристиками для быстрого использования в случае необходимости, а также для соответствующей модернизации и пополнения выходящих из строя в строевых частях.

Танк «Армата» должен быть доведен до подтверждения заявленных характеристик и запущен в серийное производство. Таких танков пока будет не так много, со временем их количество будет увеличиваться, при этом должно быть обеспечено техническое взаимодействие с существующим поколением танков, которые должны быть оборудованы ТИУС. Необходима серьезная программа модернизации танков с установкой цифровых систем управления движением, защитой, огнем и взаимодействием, совместимых с системами танка «Армата».

При таком подходе российская армия будет иметь три уровня танков: перспективные, модернизированные и предыдущих поколений. Цикл производства танка и комплектующих его узлов и систем очень длительный, поэтому в резерве на базах хранения на особый период надо держать пусть не совсем совершенные, но боеспособные танки, готовые в сжатые сроки к использованию в армии или модернизации на случай масштабного регионального или глобального конфликта. Количественный состав танков каждого уровня будет определяться потребностями армии и состоянием международной обстановки, в соответствии с которой он может корректироваться по каждому уровню.


Источник