Русские хищники в Сирии

Артем Вахрушев

21 марта 2019 г. 14:06:10

Некоторое время назад СМИ обратили внимание на нашивки на форме подразделений российского спецназа в Сирии. «Война – мой мир», «Хищник», «Злая Россия», «Я сделаю тебе очень больно» – эти слова и фразы, написанные по-русски и арабской вязью, впечатлили сирийцев, вселив в них уверенность в неминуемой победе над исламскими террористами.

Русский характер – сложное и многосоставное понятие, потому что сам русский народ этнически многосоставен, выплавлен из представителей множества древних народностей, главенствующее положение среди которых занимают русичи.

Канули в Лету половцы и касоги, печенеги и торки – народы, воевавшие с русскими тысячу лет назад. А русские остались. И не просто остались, а обладают внутренней силой отвечать на каждый удар внешнего агрессора серией мощных ударов.

В 1996 г. чеченские боевики пребывали в глупой уверенности, что они победили Россию. В 1999 г. Россия пришла и спросила с них за все злодеяния, ими совершённые.

Грозный Радуев, с нелепой стрижкой и в тюремной робе, что-то трусливо лепетал о дружбе народов. Масхадов, как крыса, ползал по норам, боясь выказать нос наружу. От Басаева остались рожки да ножки. Яндарбиев сбежал за границу, понимая, что воевать против русских – гиблое дело. Они, если надо, и в Катаре достанут. Яндарбиева там и достали.

Исследователь древнерусского былинного творчества Лев Прозоров в одном из недавних телеинтервью назвал черту, характерную для русских богатырей – воспринимать запрет как вызов. Прозоров процитировал выдержки из былины о Добрыне Никитиче и богатыре Дунае, когда Добрыня, видя угрожающую надпись на шатре Дуная, всё равно входит в шатёр.

Не просто входит, а ест и пьёт всё, что там приготовлено, и остаётся дожидаться возвращения Дуная. Богатырь воспринял запрет на вход в шатёр как вызов, и он этот вызов принял – вошёл внутрь. И остался ждать сурового Дуная.

Для Дуная вызовом был факт нарушения Добрыней его грозного предупреждения. Начинается богатырская сеча, свидетелем которой становится проезжавший мимо Илья Муромец. Прозоров цитирует Муромца, подчёркивая важный смысл сказанного: «Если русский с русским дерётся, надо помирить. Если русский с иноземцем дерётся, надо подсобить. Если иноземец с иноземцем дерётся, надо подтолкнуть». Вот оно, богатырское стратегическое мышление!

В Сирии российские военнослужащие находятся потому, что угроза исламистов принести войну на территорию России нами воспринята как вызов. Нам бросили вызов, мы отреагировали. Теперь от тех, кто осмелился этот вызов бросить, почти ничего не осталось.

Некогда грозное «Исламское государство» (запрещено в России) на деле оказалось сборищем управляемых извне шаек разного калибра и пошиба, обращённых в бегство российскими солдатами. Хищниками, для которых война – это мир. Они пришли из холодной и злой России, чтобы сделать террористам очень больно. У них это хорошо получилось. Террористам, действительно, сделали очень больно.

Неоднократно встречаясь в жизни с гражданами разных стран, я задаю им один и тот же вопрос. Сначала рассказываю о подвигах Матросова, Гастелло, Карбышева или Талалихина, а потом интересуюсь, были ли у них подобные герои. И получаю один и тот же ответ – большинство отвечает отрицательно. Или же с трудом вспомнят одного-двух, не больше.

Не закрывали чехи, голландцы, хорваты дзоты своими телами. Не врезались англичане на своих самолётах во вражеские колонны. Не хранили бельгийцы, китайцы, итальянцы суровое молчание под пытками ледяной водой. Не таранили датчане, шведы, норвежцы вражеские самолёты. Не стояли насмерть американские, польские, румынские, венгерские солдаты в Афганистане, как российская 12-я погранзастава в Таджикистане в 1993 г. Не вызывали французы или американцы огонь на себя, как лейтенант Александр Прохоренко в Сирии в 2016 г. Не сдерживали вражеские танки канадцы, исландцы, испанцы, как это делали солдаты генерала Панфилова в 1941 г.

Много чего не могут сделать другие народы из того, что могут русские.

Артем Вахрушев


Источник