Truthdig: война против Ассанжа — это война против свободы прессы

20 июля 2018 г. 21:55:15

Большинство западных СМИ не предпринимают никаких попыток вступиться за Джулиана Ассанжа, которого вполне могут лишить политического убежища в посольстве Эквадора в Лондоне и выдать на расправу властям США, пишет для Truthdig ведущий программы On Contact на RT America Крис Хеджес. По его мнению, дело Ассанжа — это показатель того, что правящие элиты, отбросив всякое притворство, взялись для достижения своих целей за более грубые инструменты: цензуру, клевету, угрозы и фактическое лишение свободы.

Меня просто поражает тот факт, что мейнстримные СМИ не предпринимают никаких попыток выступить в защиту Джулиана Ассанжа, который с 2012 года заперт в посольстве Эквадора в Лондоне, а с марта этого года ещё и оказался лишён всяких средств связи с внешним миром. Со дня на день его могут выгнать из посольства и арестовать. Экстрадиция основателя WikiLeaks, которой с таким рвением добиваются власти США, станет правовым прецедентом, который позволит властям криминализовать любые попытки журналистов контролировать и расследовать деятельность крупных компаний, которым принадлежит реальная власть. Любое разглашение секретной информации будет рассматриваться как государственная измена. Все действия правящих мировых элит будут окутаны завесой полной секретности.

Если Ассанжа экстрадируют в США и если ему вынесут обвинительный приговор, то и The New York Times, и The Washington Post, и все остальные СМИ — какими бы лояльными они ни были — подвергнутся жесточайшей цензуре. Если будет создан такой прецедент, то Дональд Трамп и его Верховный суд с превеликим удовольствием одобрят арест и заключение в тюрьму любого редактора и журналиста во имя интересов национальной безопасности.

Сегодня мы наблюдаем всё больше признаков того, что эквадорские власти во главе с Ленином Морено вот-вот выгонят Ассанжа из своего посольства и выдадут его британской полиции. Морено и его министр иностранных дел Хосе Валенсия уже подтвердили, что они ведут переговоры с британскими властями, чтобы «принять решение» по поводу судьбы Ассанжа. Морено, который планирует приехать в Великобританию через пару недель, называет Ассанжа «проблемой, доставшейся в наследство», «костью в горле» и «хакером». Складывается впечатление, что правительство Морено больше не считает Ассанжа «желанным гостем». У него остаётся одна надежда: что ему позволят беспрепятственно уехать к себе на родину в Австралию или в какую-либо другую страну, которая согласится предоставить ему политическое убежище.

Предшественник Морено Рафаэль Корреа, который предоставил Ассанжу политическое убежище, а в прошлом году — эквадорское гражданство, предупреждал Ассанжа, что «его дни сочтены». Он заявлял, что Морено — который лишил Ассанжа средств связи с внешним миром на следующей день после визита представителей Объединённого командования ВС США в зоне Центральной и Южной Америки — «выгонит его из посольства при малейшем давлении со стороны США».

Ассанж, который, судя по всему, испытывает серьёзные проблемы со здоровьем, попросил политического убежища, чтобы избежать экстрадиции в Швецию, где его собирались допрашивать в связи с обвинениями в изнасиловании. Он опасался, что, если его задержат в Швеции по этим обвинениям, которые он называет ложными, его сразу же экстрадируют в США. В мае 2017 года прокуратура Швеции объявила о прекращении расследования, отозвала запрос об экстрадиции и решила не предъявлять Ассанжу обвинения в изнасиловании. Однако британские власти заявляют, что Ассанж всё равно будет арестован и отправлен в тюрьму за нарушения условий освобождения под залог.

Преследование, которому подвергается Ассанж, является частью кампании, развязанной против антикапиталистических и антиимпериалистических СМИ. У правящих элит, которые отказываются признавать свою ответственность за глубокое социальное неравенство и империалистические преступления, больше нет идеологической маскировки, которую они использовали, чтобы оправдать жадность, некомпетентность и грабёж. Глобальный капитализм и неолиберализм как его идеологическое оправдание дискредитировали себя и не могут больше претендовать на то, что они отстаивают принципы демократии и справедливого распределения богатства. Контролируемую крупными корпорациями политико-экономическую систему ненавидят не только правые популисты, но и всё остальное население. Поэтому те, кто критикует корпоративизм и империализм, — журналисты, писатели, диссиденты и интеллектуалы, которых и так уже вытеснили на периферию медийного пространства, — стали опасны и оказались главными мишенями. Ассанж первый в списке таких людей.

Неделю назад я и ещё десятки активистов, включая Даниэля Эллсберга, Уильяма Бинни, Крейга Мюррея, Питера ван Бюрена, Славоя Жижека, Джорджа Гэллоуэя и Киэна Вестморленда, провели 36-часовую онлайн-акцию с требованием освободить главу WikiLeaks. Акция была организована лидером новозеландской Партии интернета Сьюзи Доусон. Это была уже третья акция Unity4J с тех пор, как в марте этого года власти Эквадора под давлением США лишили Ассанжа связи с внешним миром и запретили ему принимать посетителей. С тех пор Ассанжу разрешено встречаться только с его адвокатами и сотрудниками посольства Австралии.

В пятницу Межамериканский суд по правам человека вынес решение о том, что те, кто просит политического убежища, имеют право укрываться на территории посольств и дипломатических резиденций. Суд постановил, что власти всех стран обязаны предоставлять беспрепятственный выезд тем, кто получил политическое убежище. И хотя в решении суда ничего не говорилось об Ассанже, оно служит прямым укором британскому правительству, которое отказывается разрешить основателю WikiLeaks беспрепятственно покинуть здание посольства и добраться до аэропорта.

Правящим элитам больше нечего возразить своим критикам. Они перешли на более грубые формы контроля, которые включают цензуру, клевету, опорочивание и очернительство (которые, к сожалению, сработали в отношении Ассанжа), составление чёрных списков, финансовую блокаду, угрозы и запугивание, лишение свободы по обвинению в шпионаже, стигматизацию несогласных и диссидентов как «иностранных агентов» и «распространителей фейковых новостей». Корпоративные СМИ усиливают все эти обвинения, которые не имеют оснований, но тем не менее становятся частью общественного мнения за счёт постоянного повторения. Составление чёрных списков, тюремные заключения, депортация десятков тысяч людей, действующих по велению совести, времён «красной угрозы» в 1920-х и 1950-х — всё это вновь вернулось с новой силой. Это «новый маккартизм».

Пыталась ли Россия повлиять на выборы? Несомненно. Правительства всегда так делают. Соединённые Штаты вмешались в выборы 81 раз за период с 1945 по 2000 года, считает Дов Левин, профессор Университета Карнеги — Меллона. В свои подсчёты он не включил всевозможные государственные перевороты, организованные в различных странах, таких как Греция, Иран, Гватемала и Чили, а также такие события, как катастрофическая десантная операция в заливе Свиней на Кубе. Мы через посредников финансировали переизбрание в президенты России шута Бориса Ельцина, затратив на это порядка 2,5 миллиарда долларов.

Но удалось ли России, как это утверждает верхушка Демократической партии, переломить ход выборов в пользу Трампа? Нет. Трамп — не марионетка Владимира Путина. Он всего лишь один из многочисленных популистов правого толка, от Найджела Фаража и Бориса Джонсона в Великобритании до Виктора Орбана в Венгрии, которые оседлали волну гнева и фрустрации, рождённых глобальной экономической и политической системой, в которой доминирует капитализм и при которой права и чаяния работающих мужчин и женщин полностью игнорируются.

Номенклатура Демократической партии, как и либеральные элиты в большей части всего остального промышленно развитого мира, просто лишились бы места у руля власти, если бы всё решал открытый политический процесс без участия денег корпораций. Партийная элита, включая Чака Шумера и Нэнси Пелоси, — это порождение корпоративного государства. Экономика выборов и реформирование предвыборного процесса — всегда на последнем месте в повестке партийной иерархии. Она не будет инициировать социальные или политические программы, которые отпугнут её корпоративных хозяев. Эта близорукость и неприкрытый шкурный интерес могут вполне привести к переизбранию Дональда Трампа на второй срок; они могут привести к дальнейшему укреплению маргиналов-безумцев, верных Трампу; они могут продолжить подрывать доверие к политической системе. Но выбор, стоящий перед элитой Демократической партии, очевиден: либо политическое забвение, либо нужно пережить правление демагога. Они выбрали второе. Реформы их не интересуют. Они намерены заставить молчать любого, кто, подобно Ассанжу, будет указывать на гниль внутри правящего класса.

Верхушке Демократической партии выгодна наша система узаконенного взяточничества. Ей выгодно, чтобы никто не вмешивался в дела Уолл-стрит и сектор добычи ископаемых углеводородов. Ей выгодны бесконечные войны. Ей выгодно ущемление гражданских свобод, включая право на частную жизнь и соблюдение должных правовых процедур. Ей выгодна милитаризация полиции. Ей выгодны программы жёсткой экономии. Ей выгодны массовые аресты и тюремные заключения. Она помогает тирании, а не препятствует ей.

Демагоги, подобные Трампу, Фараджу и Джонсону, конечно же, не имеют ни малейшего намерения изменить систему корпоративного грабежа. Скорее, они этот грабеж усиливают — что и произошло с принятием поправок, предусматривающих огромное снижение налогов для корпораций в США. Они перенаправляют гнев общественности на демонизируемые социальные группы, такие как мусульмане, нелегально трудоустроенные, люди с другим цветом кожи, либералы, интеллектуалы, художники, феминистки, сообщество ЛГБТ и журналисты. Эти демонизируемые группы обвиняются в бедах, причина которых на самом деле — социальная и экономическая дисфункция, точно так же как евреев несправедливо обвинили в поражении Германии в Первой мировой войне и последовавшем за ней экономическом кризисе. А корпорации, подобные Goldman Sachs, прямо в разгар краха продолжают получать огромные прибыли.

Титаны корпораций, зачастую являющиеся выпускниками элитных учебных заведений, подобных Гарвардской школе бизнеса, считают таких демагогов грубыми и вульгарными. Их коробит их тупость, мания величия и некомпетентность. Но они предпочитают терпеть их присутствие, лишь бы не позволить социалистам или политикам левого толка нанести ущерб их прибылям и перенаправить расходование средств госбюджета на социальные программы, а не на производство вооружений, финансирование армии, частных тюрем, больших банков и хедж-фондов, нефтегазовой отрасли, привилегированных школ, частных военизированных формирований, частной разведки и всевозможных спецпрограмм, разработанных с целью позволять корпорациям и дальше грабить государство.

Ирония заключается в том, что серьёзное вмешательство в президентские выборы действительно было, но вмешалась не Россия. Демократическая партия, перещеголяв все грязные технологии, столь любимые Ричардом Никсоном, лишила права на голосование тысячи избирателей, отобрала у независимых избирателей право голосовать на праймериз, при помощи «суперделегатов» добилась победы Хиллари Клинтон, заставила национальный комитет Демократической партии (НКДП) обслуживать её предвыборную кампанию, контролировала все сообщения, публикуемые такими вещателями, как MSNBC и The New York Times, подтасовала результаты предварительных выборов в Неваде, потратила сотни миллионов долларов «тёмных» корпоративных денег на кампанию Клинтон и на махинации с дебатами на праймериз. Вот об этом вмешательстве, которое помешало стать кандидатом в президенты Берни Сандерсу, который, вполне вероятно, мог победить Трампа, никто не говорит. Партийная иерархия ничего не будет делать, чтобы изменить свой коррумпированный процесс выдвижения кандидатов.

WikiLeaks в большой степени разоблачила эту коррупцию, опубликовав десятки тысяч сообщений электронной почты председателя штаба Клинтон Джона Подесты. Эти сообщения пролили свет на усилия, предпринятые Демократической партией с целью воспрепятствовать номинации Сандерса, а также на тесные связи Клинтон с Уолл-стрит, включая её высокооплачиваемые выступления там. Они также подняли серьёзные вопросы о конфликте интересов вокруг Фонда Клинтонов и о том, не получала ли Клинтон заранее информацию о вопросах к дебатам на праймериз.

Вот почему НКДП разжигает антироссийскую истерию и преследует Ассанжа. Он подал иск, в котором утверждается, что WikiLeaks и Ассанж вступили в преступный сговор с Россией и избирательным штабом Трампа с целью украсть победу на президентских выборах.

Однако марионетками России объявили не только Ассанжа и WikiLeaks. Так, например, газета The Washington Post, которая в этой войне выступила на стороне Демократической партии и против Дональда Трампа, опубликовала материал о том, что анонимный сайт PropOrNot подготовил некий «чёрный список». При этом данное сообщение не сопровождалось никаким критическим анализом. Список, о котором шла речь, включал в себя 199 сайтов. Не приводя никаких доказательств, PropOrNot уверенно заявил, что все эти сайты «ретранслируют российскую пропаганду». Более половины из этих сайтов оказались ультраправыми конспирологическими ресурсами. Но примерно 20 из них — это солидные прогрессивные издания: AlterNet, Black Agenda Report, Democracy Now!, Naked Capitalism, Truthdig, Truthout, CounterPunch, World Socialist Web Site и др. Проект PropOrNot (сокращение от Propaganda or Not — «пропаганда или нет». — ИноТВ) обвинил эти сайты в распространении фейковых новостей в интересах России. Заголовок в The Washington Post безапелляционно заявлял: «Эксперты установили, что в ходе избирательной кампании российская пропаганда распространяла фейки».

Причём PropOrNot не просто не приводит никаких доказательств. Создатели сайта отказываются даже назвать свои имена. И тем не менее список PropOrNot был использован, чтобы с помощью специальных алгоритмов компаний Google, Facebook, Twitter и Amazon снизить количество пользователей, заходящих на эти сайты. За работой этих алгоритмов (или фильтров) следят тысячи так называемых оценщиков. Зачастую это бывшие военные или сотрудники спецслужб. Они ведут поиск по ключевым словам типа «армия США», «неравенство», «социализм», а также по некоторым именам собственным: «Джулиан Ассанж», «Лора Пойтрас» и так далее. До того как были запущены эти алгоритмы, человек мог задать поиск по имени «Джулиан Ассанж» и перейти по ссылке на один из внесённых в «чёрный список» сайтов. Но теперь алгоритмы показывают пользователям только мейнстримные сайты типа The Washington Post. В результате посещаемость сайтов из списка сократилась как минимум вдвое. Когда отменят правило сетевого нейтралитета, эта изоляция ещё больше усилится.

Нечто подобное будет происходить со всеми СМИ, которые открыто говорят о том, что у нас нет никакой демократии, и разоблачают преступления имперского режима. Так, например, в январе 2017 года спецслужбы опубликовали доклад, и семь страниц в этом докладе были посвящены телеканалу RT America, на котором я веду передачу On Contact. И хотя в докладе не утверждается, что RT America занимается распространением российской пропаганды, в нём все-таки говорится, что телеканал стремится усугубить имеющиеся в американском обществе противоречия, предоставляя эфир критикующим власть диссидентам, борцам с империализмом и капитализмом, активистам движения Black Lives Matter, борцам с фрекингом и независимым кандидатам в президенты, голос которых истеблишмент пытается заглушить.

Если бы в Соединённых Штатах было общественное независимое телевидение или хотя бы коммерческая пресса, не подконтрольная какой-либо корпорации, у населения была бы возможность услышать эти диссидентские голоса. Но у нас ничего этого нет. Раньше такие люди, как Говард Зинн, Ноам Хомский, Малколм Икс, Шелдон Волин, Ральф Нейдер, Джеймс Болдуин, Сьюзен Зонтаг, Анжела Дэвис и Эдвард Саид, регулярно получали возможность выступить на общественном телевидении или радио. Но теперь таким людям доступ к эфиру закрыт. Вместо них выступают бесхребетные публицисты типа Дэвида Брукса. В соответствии с требованиями Закона о регистрации иностранных агентов телеканал RT America был вынужден зарегистрироваться в качестве иностранного агента. По этому закону любой американец, работающий на иностранную организацию, обязан сообщить об этом. Этот закон используется сейчас для того, чтобы заглушить голос независимых СМИ, в том числе и голос Ассанжа.

В 2017 году сайт WikiLeaks опубликовал 8761 документ ЦРУ. Этот массив получил название Vault 7. Похоже, именно публикация этого архива стала последней каплей. В этих документах описывалось, как ЦРУ с помощью кибертехнологий взламывает компьютерные системы и смартфоны. Власти обвинили бывшего программиста из ЦРУ Джошуа Шульти в том, что именно он организовал эту утечку, и собираются судить его на основании закона о шпионаже.

В связи с публикацией архива Vault 7 США резко активизировали свои попытки добиться от эквадорских властей, чтобы те наконец выдали Ассанжа. Майк Помпео, который на тот момент был директором ЦРУ, заявил, что власти США «больше не могут позволять Ассанжу и его коллегам использовать свободу слова в ущерб Соединённым Штатам». Генеральный прокурор Джефф Сешнс заявил, что арест Ассанжа является для него одним из важнейших приоритетов.

Нам нужно подняться на защиту Ассанжа. Его жизнь в опасности. Это уже не политическое убежище — в нарушение элементарных прав человека эквадорские власти превратили его фактически в заключённого. Отключив ему интернет, они лишили его возможности общаться с внешним миром и следить за происходящими в мире событиями. Смысл этой изоляции — в том, чтобы выдавить Ассанжа из посольства. И тогда его тут же схватят, упекут в тюрьму, а затем британцы передадут его Майку Помпео, Джону Болтону и главному специалисту по пыткам, директору ЦРУ Джине Хаспел.

Ассанж — это бесстрашный борец за правду, которого сейчас преследуют за то, что он разоблачал преступления империализма и финансовой верхушки. Защищая Ассанжа, мы вносим важнейший вклад в борьбу с попытками властей отобрать у нас важнейшие, базовые демократические права. Поскольку Ассанж родился в Австралии, мы должны добиться от австралийского правительства Малкольма Тернбулла, чтобы оно защитило своего гражданина. Австралия должна потребовать от британских, американских и эквадорских властей, чтобы те прекратили незаконно преследовать Ассанжа. Ему должна быть обеспечена возможность свободно вернуться в Австралию. Если мы не сумеем защитить Ассанжа, это будет означать, что мы не сумели защитить себя.


Источник