Foreign Affairs (США): добро пожаловать в будущее США — оно выглядит совсем как прошлое Украины

15 октября 2019 г. 20:34:07

Автор жонглирует американскими стереотипами, чтобы дискредитировать американского же президента — Дональда Трампа. Он описывает Киев сегодня как «очищенное США от коррупции» место, а Трампа сравнивает с «решалами» 90-х. Кто-то в США, может, и поверит. А вот нам эта статья точно напомнит газеты 90-х.Вашингтон становится очередной жертвой рэкета после того, как Трамп его хорошенько встряхнул.

Максим Эристави (Maksym Eristavi)

Расследование, на основе которого президент США Дональд Трамп может подвергнуться импичменту, поставило мою родину Украину в центр внимания. Больше американцев, чем когда-либо в истории. Тем не менее не все понимают, о чем они говорят. Некоторые все еще неправильно употребляют слово Украина с предлогом the (английский аналог употребления предлога «на» со словом «Украина» в русском языке — «на Украине» вместо «в Украине» — прим. ред.). И все еще очень немногие пишут и произносят название нашей столицы так, как это делаем мы, — Кыив. А у некоторых сохраняются неправильные взгляды насчет многовековой борьбы Украины или даже сомнения в том, что Украина борется с российским вторжением.

Многие американцы говорят мне, что скандал с безобразным поведением Трампа во время его звонка украинскому президенту Владимиру Зеленскому никогда не будет восприниматься как что-то украинское. Этот скандал, мол, весь о сохранении демократии в Соединенных Штатах.

Я с этим не согласен. Этот скандал, наоборот, весь об Украине, только не в том смысле, как думает большинство американцев.

С тех пор, как телефонный разговор Зеленского и Трампа был опубликован, многие американцы стали использовать слово «Украина» как синоним слова «коррупция». Но давайте отделим факты от домыслов: Украина — это еще не самое коррумпированное место на планете Земля. В соответствии с «Индексом восприятия коррупции», по меньшей мере 60 стран мира обогнали Украину по уровню коррупции. Среди них — Россия, Мексика, Нигерия, а также Иран. Более того, Украина недавно отважилась на глубочайшие антикоррупционные реформы в своей истории. А выборы нового руководства страны привели к власти людей, которые выступили с самой радикальной антикоррупционной платформой в истории страны.

Я, однако, признаю, что моя родина когда-то и вправду была жутко коррумпированной. Она была настолько коррумпированной, что украла у поколения моих родителей любые шансы на достойную жизнь. Коррупция и у меня украла множество возможностей. Но я не собираюсь заставлять вас проникаться духом многолетней украинской борьбы с коррупцией. У меня другая цель: я думаю, что понимание некоторых схем, по которым на Украине в недостойном прошлом развивалась коррупция, — что это понимание может объяснить некоторым из моих читателей политическую коррупцию в сегодняшних США.

Когда я просмотрел печально знаменитую распечатку телефонного разговора между Зеленским и Трампом, у меня возникло чувство, будто я переместился в прошлое и оказался в девяностых годах, в восточной части Украины. Трамп поставил украинского лидера перед нежеланным выбором: Зеленский должен был или нарушить украинские законы, чтобы сфабриковать грязные обвинения против оппонента действующего Президента США на предстоящих выборах, или восстановить против себя Белый Дом. Выбор в пользу законности означал прекращение поставок оружия, которое совершенно необходимо Украине для отражения нашествия России. Украина оказалась зажатой внутри этих двух вариантов, как начинка внутри сэндвича. И этот сценарий напомнил мне ситуацию, в которой оказался мой отец, когда его стали трясти рэкетиры.

До 1991-го года мой отец был украинским водителем грузовика и в советское время работал на государственное предприятие. Но когда Советский Союз развалился в 1991-м году, чтобы спасти нашу семью от голода, отцу пришлось быстро сварганить свой собственный малый бизнес. Но Украина начала 1990-х не имела ни американского верховенства закона, ни действующей банковской системы, так что кредит на «подъем» собственного бизнеса было почти невозможно достать. И вот тут в дело вступила мафия. Одна банда навязала папе «кредитную линию», очень напоминающую долговую ловушку. А другая банда предложила (за деньги) защитить отца от первой банды. Обе банды грозили за отказ от своих услуг просто забрать у него наш единственный грузовик. Его малый бизнес скончался, толком не начавшись. Впоследствии мой отец сравнивал свой опыт с судьбами других жертв рэкета, и ему стало ясно, что «решалы» из этих двух банд просто координировали свои действия.

Кто такой «решала»? Это посредник, «фиксер», то есть то самое звено, которое роднит ситуацию моего отца с положением Владимира Зеленского, когда ему позвонил Трамп. В своих операциях на Украине Трамп действовал через своего ныне посаженного за решетку «решалу» Пола Манафорта. А впоследствии — через своего юриста Руди Джулиани. В свою очередь, Джулиани обратился к помощи других двух решал рангом пониже — через ныне арестованных решал Льва Парнаса и Игоря Фрумана. Для нас, переживших дикие 1990е и 2000-е в восточной Европе, огромная роль, которая отводится теневым решалам, не является чем-то новым. Каждый рэкет базируется на вымогательстве. А каждый рэкетир ведет свой бизнес через решал. По-английски их называют «мобстерами», по-итальянски — «консильери», а мы на Украине называем их «reshaly.»

Ирония истории состоит в том, что власть наших украинских решал в последние 15 лет как раз уменьшилась, сведясь к минимуму — и все благодаря антикоррупционным реформам, навязанным нам нашими западными союзниками, в первую очередь США. Американцы просто потребовали удаления «решал» в качестве предварительного условия для иностранной помощи. Мне особенно нравится следующий позитивный пример. Большинство американцев теперь знают, что в 2015-м году вице-президент Джо Байден приезжал на Украину и прямо с председательского места в нашем парламенте призвал к отставке генпрокурора Виктора Шокина. Джулиани попытался вставить этот достойный момент в свою теорию заговора насчет того, что Байден просто защищал свои бизнес-интересы на Украине. На самом деле в тот момент Байден отвечал на мощный «социальный заказ» от украинского гражданского общества, включая таких независимых журналистов, как я. Мы все убеждали его призвать к отставке Шокина.

Мы видели в Шокине агента старой, коррумпированной системы. Он был мощной силой сопротивления тому хрупкому прогрессу, которого мы на Украине добились после того, как свергли путем революции клептократический в 2014 году. Но Петро Порошенко, который тогда стал президентом, боялся быстрых перемен. Порошенко был механизмом торможения перемен, а Шокин был его «решалой»: именно он держал соглашения с олигархами не нарушенными, часто за счет несоблюдения законности.

Но тогда, в 2015-м году, мы, украинцы, опирались на солидарность наших союзников в США и ЕС. Эти союзники насильно заставляли наши элиты делать правильные шаги — шаги, которые сделали бы Украину менее коррумпированной и более уважающей верховенство закона. А теперь, после ухода Обамы, все стало наоборот. Самый близкий союзник Украины, Соединенные Штаты, совсем недавно и подумать не мог о том, чтобы попросить взамен за свою поддержку что-то аморальное — какую-то такую вещь, которая бы уменьшила прогресс, который дался украинцам и американцам с таким трудом. Мир в 2019-м году — это мир, в котором страна, страдающая от российского нашествия, не может рассчитывать, как раньше, на автоматически срабатывающую международную солидарность против страны — нарушителя международного порядка. Теперь помощь для нас зависит от того, насколько наши лидеры могут быть полезны в том, чтобы копать грязь на демократически определенных кандидатов в процессе выборов в другой стране.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

Я не собираюсь читать американцам проповеди или говорить так, будто существует какой-то украинский моральный авторитет и я вещаю с его высоты. Зеленский во время того телефонного разговора понаделал собственных ошибок. Не надо было ему обещать ничего, что могло хоть каким-то образом подорвать царящее на Украине верховенство закона. Не надо было ему говорить хоть что-то плохое о европейских союзниках, которые с «майданного» 2014-го прислали нашей стране в 5 раз больше помощи, чем США. Надо было Зеленскому отказаться от любых непрозрачных для общественности встреч с любыми связанными с Трампом людьми. Надеяться на способность нынешних США хранить тайны и уважать конфиденциальность переговоров при существующей в Америке системе вполне законной слежки за людьми — это было наивно. Но, если отставить тот злосчастный телефонный разговор в стороне, мы, украинцы, можем научить американцев парочке полезных навыков в условиях нынешнего политического кризиса.

Мы, жители Восточной Европы, заплатили когда-то огромную цену за то, что один раз в жизни разрешили неограниченный приток больших денег в нашу политические системы. Все эти украинские «решалы» и бандиты, которые сперва терроризировали моего отца, — они потом начали «покупать» через взятки местных чиновников, включая тех, кого избрал народ. Потом, вместе с другими мафиози, они перенесли свой «бизнес» в украинский парламент, платя депутатам за то, что те штамповали нужные им законы.

Потом они решили, что платить другим людям за то, чтобы они выполняли волю «спонсоров», — это тоже неэффективно. И вот тогда «решалы» и их боссы сами пересели в парламент, используя подтасовки на выборах и подкуп избирателей. И вот в конце концов, они стали управлять страной так же, как они управлял своим рэкетирским бизнесом. Два этих предприятия стали неразделимы. В нашем регионе мы называем такую ситуацию «захваченным государством».

Недавняя цепь спонтанных народных восстаний — от Украины и Молдавии до Армении и так далее — эта цепь полезных бунтов помогла разрушить несколько таких «захваченных государств» и уменьшить власть наших врагов-олигархов над нашими же правительствами. А вот у России государство — по-прежнему в их олигархическом плену. Кремлем там точно управляют в стиле «решал».

Пережив две антикоррупционные революции, я не решусь предложить американцам сделать такую же революцию у себя в качестве опции номер один для борьбы с политическим злом. Но нынешний период может оказаться «окном возможностей», когда американцы могут извлечь уроки из коррупции, которую Украина оставила в прошлом, — таким образом, чтобы это наше прошлое не стало американским будущим.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.


Источник