Глава МИД Белоруссии начал антироссийскую и антибелорусскую пропаганду

Юрий Баранчик

22 августа 2017 г. 20:16:40

По ком звонит колокол: Макей присоединился к осуждению «советской оккупации» Латвии

В июле 2017 года глава МИД РБ Владимир Макей принял участие в очередной антисоветской и антироссийской акции, чем в очередной раз поставил серьезный вопрос — на чьей стороне официальный Минск в противостоянии России и Запада?

Напомню, что 19 июля министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей принял участие в презентации в латвийском посольстве в Беларуси книги доктора исторических наук, профессора Антония Зунды и доктора исторических наук, профессора Илгварса Бутулиса «История Латвии» (на русском языке в электронном виде ее можно почитать здесь).

По мнению Макея,

«нам очень важно знать мнение научной общественности Латвии на события, которые имеют отношение к истории наших стран. Очень важно, что книга переведена на белорусский язык. Почему? Мне кажется, что это подчеркивает уважение и стремление Латвии к поддержанию национальной идентичности белорусского народа. Это очень важно. Беларусь и Латвию всегда связывали добрые партнерские отношения. Наши истории очень похожи и близки: небольшие государства находились в фокусе интересов крупных держав, крупных геополитических игроков. Это накладывало свой отпечаток на нашу историю».

То есть, как мы видим, глава МИД РБ Владимир Макей положительно отнесся к содержанию этой книги, к тем идеологическим, ценностным, историческим и иным идейным конструктам, которые ее пронизывают, выразив, таким образом, как свое личное, так и как глава МИД республики отношение к тому непростому времени, когда закладывались основы Советского государства, основы белорусской и латвийской государственности. Что же одобрил г-н Макей своим присутствием, каким образом данная книга может, по мнению главы белорусского МИД, «поддержать национальную идентичность белорусского народа»?

Книга «История Латвии» — весьма специфический пропагандистский продукт, который понадобился властям Латвии для оправдания своей агрессивной антироссийской риторики и формирования из России страны-агрессора. Если это делать на пустом месте, то пропагандистский и фальсификационный характер пропаганды будет очевиден даже детям. Поэтому для придания этой позиции солидности и «респектабельности», понадобилась история. Переписанная в угоду новым хозяевам Латвии история. И ее переписывают. Не удивительно, что книга издана при финансовой поддержке Комиссии по демократии посольства США в Латвии. Как говорится, комментарии излишни.

Не удивительно и то, что историю переписывают те, кто раньше бил себя пяткой в грудь на ниве пропаганды идей марксизма-ленинизма. Так, один из авторов книги Илгварс Бутулис защитил степень кандидата исторических наук в 1984 году по специальности «История Коммунистической партии Советского Союза» (ваковский код 07.00.01) на тему «Роль «Нового течения» в пропаганде марксистских идей в Латвии (1893−1897 гг.)», своей собственной биографией в очередной раз подтвердив ту незавидную участь «девушки с низкой социальной ответственностью», которую олицетворяет собой нынешняя элита Латвии, которую пользуют все кому не лень. Как только не раскорячишься, чтобы получить грант посольства США. Но профессионалы могут — опыт не пропьешь. Не удивительно и то, что имя Бутулиса неоднократно всплывало на страницах ИА REGNUM и других российских СМИ в контексте борьбы с фальсификацией истории еще с 2012 года.

Если говорить в двух словах, то книга «История Латвии» — это книга вовсе не о Латвии. На самом деле эта книга о борьбе просвещенной, богатой, цивилизованной Латвии, этого маленького, но боевого восточного форпоста Запада с историческим монстром, государством варваров — Россией. Эта книга — апологетика русофобии, ненависти к советскому периоду истории Латвии и при этом весьма одобрительного отношения к периоду фашистской оккупации Латвии. Вот под чем «подписался» глава МИД РБ Макей, принимая участие в презентации перевода на белорусский язык данной низкопробной исторической фальшивки и пропагандируя ее для белорусского читателя.

Не удивительно, что латвийские историки Зунда и Бутулис в своей книге достаточно благожелательно относятся к фашизму и участию латышей в формированиях СС и Вермахта. Ведь это — государственная позиция Латвии. Вспомним только, что один из бывших президентов Латвии Андрис Берзиньш в 2012 году заявил, что латышские эсэсовцы не являлись преступниками, а после того, как российские историки аргументированно доказали обратное, им запретили въезд в страну. Напомню, что в 2012 году МИД Латвии объявил персонами нон грата российских историков — директора фонда «Историческая память» Александра Дюкова и руководителя исследовательских программ того же фонда Владимира Симиндея. В соответствии с этим решением А. Дюков и В. Симиндей включены в список лиц, которым запрещен въезд в Латвию, а также в страны Шенгенской зоны.

Есть и другой немаловажный нюанс в появлении этой книги. Как известно, она была издана к 60-й годовщине Великой Победы над фашизмом под патронатом бывшего президента Вайры Вике-Фрейберги, и в книге есть эпиграф написанный ею лично. И это была спланированная властями Латвии показательная антисоветская публичная акция к 60-й годовщине Великой Победы над фашизмом. Вот какой контекст появления этой книги, и присоединившись к одобрению этой антироссийской фальшивки, Макей подал всем русофобам, как белорусско-прибалтийским, так и мировым понятный знак — я с Вами.

О чем говорится в этой книге? Вот несколько примеров откровенно антисоветской, антироссийской и русофобской пропаганды:

«Но главной задачей Вышинского было — придать аннексии видимость легальности: тут-то и понадобилась инсценировка с избранием «народного парламента»…»

«Просьба «Народного Сейма» была удовлетворена: Латвия была принята в состав Советского Союза; то есть Латвия была, наконец, не только оккупирована, но и аннексирована…""Тотчас же были отброшены всяческие остатки театральности — оккупационный режим стал явью…»

«на всех предприятиях — союзного и местного значения — были внедрены сталинские трудовые нормы и производственные отношения; это был полный разгром производственной культуры. Рабочие были вынуждены участвовать в так называемом социалистическом соревновании (особенно в стахановском движении), которое фактически являлось скрытой формой эксплуатации…»

«Террор «страшного года» коснулся, прежде всего, частной собственности населения Латвии: все, что было накоплено поколениями, было обречено на уничтожение, разграбление и захват коллаборационистами и оккупантами…»

«Официальное введение на территории оккупированной Латвии в ноябре 1940 года Уголовного кодекса СССР подстегнуло террор…»

«Советский террор приобрел зверские формы сразу же после вторжения немцев…»

Как мы видим, основные мемы в отношении советской власти — это оккупация и террор, а советские власти — звери, то есть не люди (о том, как современный Запад пытается дегуманизировать советских и русских людей для оправдания их уничтожения, на страницах ИА REGNUM неоднократно писалось). Интересно и то, что авторы практически не используют таких оценок в отношении немецкого периода оккупации Латвии в годы Второй мировой войны.

В работе латвийских историков присутствует и закономерный для многих представителей латышской элиты антисемитизм:

«В гораздо более важном Комиссариате государственной безопасности все руководство состояло из приезжих — комиссаром был назначен уже упомянутый Семен Шустин, и это было самое страшное, что мог сделать Сталин, — назначение еврея руководить кровавой службой во время большого террора могло только способствовать формированию представления о «жидах-чекистах», совершающих преступления против латышского народа.

И хотя в проведение террора было вовлечено большое количество чекистов и работников советской милиции, активистов компартии и комсомола, главных убийц было четверо: Семен Шустин, по чьему приказу было депортировано 6636 человек и не менее нескольких десятков расстреляно; Зиновий Кривицкий, начальник 1-го спецотдела Народного Комиссариата безопасности, на котором лежит вина в депортации 1915 человек; Александр Брезгин — виновен в депортации 1138 человек. Эти три высших должностных лица были евреи по национальности, что породило в оккупированной Латвии устойчивое представление о «жидах-чекистах».

Всего трое евреев, и какие нелицеприятные оценки «ученых». Не удивительно, что в фашистской Латвии было уничтожено практически все еврейское население.

Одобряют авторы и участие латышей в подразделениях СС и Вермахта, и их борьбу с советскими партизанами:

«После оккупации Латвии немцами группы национальных партизан были расформированы. Некоторые участники были направлены в немецкую военную комендатуру, в распоряжение сил полиции, а также в формирующиеся латышские структуры самообороны. С первых же дней немецкой оккупации по предложению нового режима и при его поддержке повсюду в Латвии начали создаваться комендатуры самообороны.

Фактически они формировались на основе распоряжений немецких военных властей. Начальник латышских сил самообороны полковник Александр Пленснерс 8 июля 1941 года в своем призыве к латышским солдатам, айзсаргам и полицейским сформулировал задачу: укрепление порядка на местах в тесном сотрудничестве с немецкими военными частями и учреждениями».

Далее в этом же разделе авторы приводят десятки примеров сотрудничества латышей с фашистами, при этом, что интересно, не осуждая этой позорной практики. Например, авторы положительно отзываются о желании властей Латвии в оккупированной фашистами стране стать протекторатом Третьего Рейха:

«В ноябре 1942 года А. Валдманис (генеральный директор юстиции Латвии) в меморандуме на имя О. Дрекслера (генеральный комиссар Латвийского генерального округа) писал, что Германия могла бы разрешить Латвии создать независимое государство по образцу Словакии, получив взамен поддержку в виде мобилизации латышей в легион. Валдманис обещал поставить вооруженным силам Германии 100 000 человек. Дрекслер поддержал это предложение».

Авторы книги одобряют участие латышей в войсках Вермахта и с благодарностью подчеркивают их участие в сопротивлении советским войскам:

«С марта по июль 1944 года 19-я дивизия вместе с 15-й участвовала в тяжелых отступательных боях на территории России. 17 июля части ее пересекли латвийскую границу в районе Карсавы. Затем были бои у озера Лубанас. В августе дивизия отошла к Айвиексте. В сентябре, после нового наступления Красной армии, бойцы дивизии и VI корпус СС вели совместные бои у Море. Командующий 18-й немецкой армией Карл Хилперт выразил благодарность солдатам 19-й дивизии за смелость в боях у Море, что дало возможность задержать наступление Красной армии и вывести немецкие войска из Эстонии».

Или тут: «15 октября 1944 года советские войска начали первое массированное наступление в Курземе. Основное направление удара — от Добеле к Джук-сте. За восемь дней боев Красная армия не добилась существенных успехов и лишь оттеснила немецкие силы примерно на два километра. Второе наступление началось 27 октября в секторе Приекуле-Вайнёде и Ауце. 28 октября немцы оставили Ауце, непрерывные атаки в течение 12 дней не принесли ощутимых результатов. 21 декабря началось третье массированное наступление Красной армии в Курземе, целью которого было: занять Салдус и прервать железнодорожное сообщение с Лиепаей. Тяжелейшие бои велись в секторе 19-й дивизии, в районе Румбини-Пиенава и Римейки. Здесь отважно сражалась боевая группа старшего лейтенанта Роберта Анцанса. 19-я дивизия несла огромные потери в живой силе.

В 42-м гренадерском полку Николая Галдыньша из 1200 бойцов осталось всего 300. 23 января 1945 года началось четвертое массированное наступление Красной армии. Одиннадцать советских дивизий вели атаки в направлении Лиепаи. 19-я дивизия обороняла участок Лестене-озеро Зебрус. Пятое наступление в Курземе продолжалось с 12 февраля по 14 марта. Образцово проявил себя батальон под командованием Эрнеста Лауманиса. В ходе этого наступления советскими войсками были заняты станции Берзупе, Посты и Блидене, под угрозой были Броцены и Салдус.

Тем не менее, при превосходящих силах противника немецким войскам удалось удержать фронт. 17 марта, во время шестого наступления советских войск в Курземе, в тяжелейших боях большие потери понесли 42-й и 43-й гренадерские полки 19-й дивизии. Семеро латышских бойцов за смелость в боях за Курземе были удостоены высшей немецкой военной награды — Железного рыцарского креста. 8 мая 1945 года немецкая группировка войск в Курземе капитулировала. В плен сдались около 146 тысяч солдат, в том числе 14 тысяч латышей».

Как мы видим, в этом отрывке авторов просто гордость берет за то, как латышские солдаты СС под руководством старших товарищей из Вермахта сопротивлялись Красной армии.

Представляя эту книгу для белорусского читателя, Макей одобряет и уничтожение белорусских партизан латышскими эсэсовцами, о чем с явным удовольствием пишут авторы книги:

«Кроме полицейских батальонов и 15-й и 19-й дивизии СС, в немецких вооруженных силах действовали и другие латышские соединения. По приказу начальника Полиции порядка в Латвии штандартенфюрера СС М. Кнехта от 1 августа 1943 года четыре полицейских батальона — 276-й, 277-й, 278-й и 321-й, охранявших латвийско-российскую границу, были объединены в Латышский добровольный полицейский полк под командованием Р. Осиса. Полк участвовал в боях с партизанами в России, в боях с Красной армией на Восточном фронте и в Латвии.

В октябре 1944 года полк был передислоцирован в Германию, где поступил в распоряжение 15-й латышской дивизии и был направлен на строительство укреплений. В феврале 1944 года на базе 22-го, 25-го, 313-го и 316-го батальонов было начато формирование Лиепайского латышского полицейского полка под командованием полковника-лейтенанта Яниса Гросбергса. Лиепайский полк участвовал в боях с партизанами в Белоруссии, а также в боевых действиях на фронте и был расформирован в августе 1944 года после больших потерь в боях на территории Латвии».

Надо отдать должное авторам — на нескольких страницах они подробно перечисляют факты сотрудничества латышских властей с фашистами. При этом обращает на себя внимание один «маленький нюанс» — у авторов нет ни одного слова осуждения этой практики. Получается, что одобряя эту книгу для граждан Беларуси — белорусов, русских, евреев, украинцев по национальности и других, к этой логике присоединяется и министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей.

Солидаризуется бывший полковник советского ГРУ и с тем тезисом данной пропагандистской брошюры, что «сопротивление (фашистам в Латвии — прим. автора) в годы Второй мировой войны не было и сплоченным, носило разнородный характер. Поддерживаемое Советским Союзом коммунистическое сопротивление ставило перед собой целью ослабление Германии и восстановление незаконного советского оккупационного режима. Таким образом, юридически, исходя из государственных интересов Латвийской Республики, это было не сопротивление, а деятельность диверсантов, партизан, подпольщиков, инспирированная Москвой в ее собственных интересах. Граждан Латвии, которые по разным причинам сотрудничали с советским подпольем или партизанами, скорее следует причислить к коллаборационистам, а не к участникам сопротивления».

Согласно логике авторов этой исторической фальшивки, получается, что и белорусские партизаны на самом деле никакие не партизаны, а коллаборационисты и предатели. Так, по мнению Макея, надо «поддерживать национальную идентичность белорусского народа»?

Авторы книги одобряют сотрудничества с фашистами, исходя из очень странной логики: «Руководители сопротивления считали, что вооруженные акции только ослабят нацистскую Германию, а, значит, будут способствовать скорейшему возвращению советского режима». То есть, они считают, что для Латвии фашистский режим был лучше, чем советский. Одобряя эту книгу для белорусского читателя, получается, что с этой логикой согласен и министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей.

Сотрудничество латышей с фашистской администрацией носило такие плотные и взаимовыгодные формы, что, видимо, не случайно один бывший летчик, инвалид ВОВ, сделал следующий вывод: «латыши спелись с немцами. Вот смотрите, в Псковской области все деревни сожжены, а здесь — хутора целы, скот цел — да в каждом дворе по 5−7 коров. Почему? Потому, что все латыши поддерживали немцев и немцы их не трогали». И он во многом прав, что и подтверждает книга Зунда и Бутулис, создавая ощущение полной идиллии между фашистским оккупационным режимом и латвийскими властями.

Через всю книгу красной нитью проходит следующее отношение к Советской власти: «позицию большинства жителей Латвии в конце войны и вскоре после ее окончания можно назвать выжидательной. Советский режим и его эмиссары воспринимались как представители чужой власти, с присутствием которой приходилось мириться, но эта власть была незваной и нежеланной. Многие просто хотели отгородиться от советского режима. Настроение большинства крестьян высказал крестьянин Аглонской волости: «Я от советской власти ничего не хочу, и от нас пусть ничего не требуют».

Скорее всего, можно предположить, что аналогичное отношение к советскому периоду власти пытается закрепить в Беларуси и Владимир Макей. Однако, совершенно непонятно, как эти нелегкие усилия согласуются с тем, что на словах заявляет белорусское руководство относительно подвига белорусов в годы ВОВ. Одобряя эту книгу для чтения граждан Беларуси, Владимир Макей солидаризуется с тем, что сотрудничество с фашистами — это нормальная практика лимитрофных государств, что довольно-таки странно для главы внешнеполитического ведомства страны, потерявшей каждого четвертого.

Я думаю, нет необходимости перечислять весь тот бред, которым наполнен данный псевдоисторический опус. Из приведенных выше цитат и так все понятно. Приведу последний очень наглядный пример логики и ценностей авторов сего опуса.

Авторы исторической фальшивки не смогли обойти вниманием борьбу «лесных братьев» с властями Латвийской ССР и рядовыми гражданами Советского Союза. При этом, естественно, они не осуждают, а одобряют терроризм «лесных братьев», называя их «партизанами», и с видимым удовольствием отмечают, что действовали они и убивали советских граждан на территории Латвии аж до 1956 года http://www.istmira.ru/istnovei/istoriya-latvii/page/198/:

«Несмотря на то, что партизаны действовали в очень неблагоприятных условиях, им удалось нанести существенный урон своим противникам.С 1944 по 1953 год на территории Латвии ими было уничтожено 1070 гражданских лиц (в основном это были представители местной власти — парторги, работники исполнительных комитетов, местные активисты и т. д.), 259 военнослужащих войск МВД, 111 сотрудников органов МВД, 199 боевиков истребительных батальонов — всего 1639 человек, ранено было 568 человек».

Макей, видимо, забыл, что «лесные братья» убивали и мирных граждан БССР: «В северо-западных районах БССР сражались бойцы освободительной армии Летувы (Lietuvos laisves armija). Они развернули террор против «красных» сразу после оккупации Прибалтики советскими войсками в 1940 году, находясь на нелегальном положении», то есть были террористами.

Белорусская радиальная оппозиция, так же как и их прибалтийские коллеги во власти, гордится тем, как долго белорусские «лесные братья» боролись против «красных»:

"Некоторые белорусские авторы (в основном из числа эмигрантов) утверждают, будто бы он создал обширную сеть подпольных ячеек и партизанских отрядов, действовавшую до 1950 года, общей численностью около 3,5 тысяч боевиков и 10−15 тысяч подпольщиков. А всю территорию БССР штаб Витушко разделил на три оперативные зоны — Север, Центр и Юг. Эта сеть, получившая название «Белорусский Освободительный фронт» (БОФ), действовала до 1955 года».

Вот так г-н Макей хочет «поддерживать национальную идентичность белорусского народа» — наглядным примером «лесных братьев»… Только вопрос возникает — зачем такая книга гражданам республики? Очевидно для чего — гражданам республики пытаются переписать культурно-исторический и цивилизационный код, открыть очередное «окно Овертона» и представить дело так, что и Беларусь, как и Прибалтика, не вела Отечественную войну с фашизмом, а была лишь несчастной территорией, на которой схлестнулись два тоталитарных режима.

Вот такие идеологические пируэты выписывает нынешний министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей. Понятно, что с такими союзниками и враги не нужны. Интересно, как такая деятельность главы белорусского МИД Владимира Макея на ниве внешней политики, идеологии и патриотизма согласуется с официальной позицией республики в отношении советского прошлого, «лесных братьев», фашизма и так далее?


Источник








comments powered by HyperComments