Какие задачи президент поставил перед Сергеем Глазьевым

Сергей Маржецкий

11 октября 2019 г. 13:37:27

Стало известно об официальном освобождении Сергея Глазьева с должности советника президента Путина. Поскольку глава государства в советах академика более не нуждается, того пристроили с понижением в Евразийскую экономическую комиссию на пост министра по делам интеграции. Какие же задачи будут стоять перед известным российским экономистом?

Почему Глазьев не прижился среди отечественных либералов, что правят бал в нашей экономике, легко можно понять по его многочисленным публичным высказываниям, например:

Главное для нас - это освоение и использование китайского опыта управления экономикой с целью выхода на темпы роста ВВП в 7-8% ежегодно. Китайские товарищи не могут понять, зачем мы следуем замшелым либертарианским клише и тупо выполняем рекомендации МВФ.

В любой системе управления есть официальные фигуры, которым дозволено говорить о деятельности правительства многое, но время, отведенное академику, явно вышло. Политолог Алексей Макаркин поясняет:

Глазьев как раз считается пламенным государственником, антизападником, борцом с западной закулисой. Причем он верит в то, что он говорит.

Можно ли считать его перевод в ЕЭК почетной ссылкой, или же это попытка найти его энергии лучшее применение в строительстве «мини-СССР»?

Академик получил должность министра в наднациональном органе, де-факто являющимся «правительством» Евразийского экономического союза, куда входят Россия, Казахстан, Армения, Белоруссия и Киргизия. Договор о создании ЕАЭС был подписан в 2014 году и рассматривается некоторыми, как попытка возрождения СССР. К сожалению, с «мини-СССР» все не так просто, как хотелось бы.

С одной стороны, есть определенный прогресс в развитии экономического союза: Молдавия стала страной-наблюдателем, КНР, Куба, Вьетнам и Иран подписали договор о зоне свободной торговли, еще около 50 стран изъявили желание с ним сотрудничать. ЕАЭС тесно связан с китайским инфраструктурным проектом «Нового шелкового пути» из Азии в Европу, который может стать одним из стимулов для интеграции с целью развития.

С другой стороны, общий удельный экономический вес даже пяти государств постсоветского пространства весьма невелик. Очень большим ударом для ЕАЭС является отсутствие в нем Украины. Идея о введении единой валюты, как в ЕС, явно еще очень долго останется на уровне разговоров. Есть также масса и других проблем.

Если называть вещи своими именами, целью некоторых стран, вступивших в ЕАЭС, является не интеграция, а получение экономических преференций со стороны Российской Федерации. Белорусские партнеры прославились своими креветками и сырами, что намекает на некие бреши в таможенном пространстве со стороны Европы. Но и с азиатским направлением все сложно. Подсчитано, что Киргизия закупает товаров в КНР на 70% от своего ВВП, которые после идут на российский рынок.

Проблемой является попадание России, крупнейшей экономики союза, под западные санкции. Это создает проблемы не только для нее самой, но и для других участников ЕАЭС. Есть непонимание по вопросу взаимной конкуренции. Российские экспортеры объективно заинтересованы в доступе на рынки союзников при одновременном ограничении импорта. При этом страны ЕАЭС производят много аналогичных товарных позиций. Решить эту задачу можно было бы через договоренности о специализации каждого участника союза и их взаимном дополнении. Но вместо того они пытаются максимально импортозаместиться.

При этом бывшие советские республики, мягко говоря, не настроены отказываться хотя бы от части своего суверенитета. Политической интеграции не происходит из-за невнятности экономической и общей рыхлости данного объединения.

В целом, появление ЕАЭС как попытку интеграции на постсоветском пространстве, можно поприветствовать, но данное объединение требует очень большой системной работы над собой, чтобы оно начало представлять некую реальную силу и притягательность для новых участников. Остается надеяться, что Сергей Глазьев будет иметь достаточно полномочий и ресурсов для исполнения подобной задачи.


Источник