Что имел в виду Сурков?

Дмитрий Алимкин

15 февраля 2019 г. 13:23:25

С каким «долгим государством» нам всем предстоит иметь дело

Скажу и я пару слов по поводу того, что написало в «Независимой газете» «частное лицо» Владислав Сурков. Все многочисленные комментарии по этому поводу можно поделить на две категории. Первые анализируют, что и кому он хотел сказать в контексте элитных раскладов, кто в действительности автор и зачем это всё вообще. То есть, переходят на личности. Вторые придираются к каждому слову, но, в первую очередь, к увиденной этими комментаторами в тексте мысли о том, что ещё лет так 80 в России ничего не изменится.

Я очень далёк от московской политической тусовки, и не обладаю никакой инсайдерской информацией. С другой стороны, даже если мне что-то не нравится, я пытаюсь это хотя бы понять. Поэтому проанализируем, что там написано. Просто по тексту.

Автор статьи не первый, кто заметил, что Россия всегда постепенно «переваривает» и перестраивает под себя привнесённые извне схемы, будь то христианство, «Третий Рим» или коммунизм. Впрочем, автор и не настаивает на приоритете.

У какого-то сатирика даже есть рассказ на похожую тему о том, как в каком-то российском городе зимой построили многоэтажку из снега и раздали в ней людям квартиры. Пришло лето, но дом не растаял. Потому что жильцы, сознавая своё положение, успели укрепить стены и перекрытия, кто чем мог.

Конечно, метафоры помогают что-то понять. Но только в момент объяснения какого-то эффекта. В случае если метафора начинает жить своей жизнью, и употребляться где ни попадя, она начинает не помогать пониманию, а наоборот – запутывать.

Так случилось и с термином «глубинное государство». Его уже затаскали дальше некуда. Теперь этот термин не помогает понять реальность, а ещё больше запутывает. Люди, слыша его, слишком буквально представляют себе какие-то структуры, которые управляют страной в действительности, тогда как видимое государство – только марионетки.

По-настоящему то, что называют «глубинным государством», не только почти не имеет рычагов реального управления процессами в стране, но и не представляет из себя единую систему. Оно может влиять на кадровые решения и совершать какие-то разовые противозаконные акции, и всё. Это немало, но всё-таки, даже при наличии «глубинного», решения принимает «поверхностное» государство.

Боюсь, что введённый автором статьи по аналогии с «глубинным государством» термин «глубинный народ» тоже заживёт своей жизнью и будет понят неправильно. Как какая-то многочисленная мафия или что-то в этом роде.

С одной стороны, я не согласен с тем, что Россия уже остановила падение и наступает по всему фронту. Как показывают участившиеся техногенные катастрофы, падение ещё не остановлено. А то, что на Россию смотрят с надеждой во всём мире, это пока такой «аванс» нам. Помня наше прошлое, народы мира ждут от нас какого-то прорыва из тупика капитализма, в котором сейчас оказалось человечество. А западные государства, эксплуатируя в антироссийской пропаганде фантомный образ СССР, только усиливают это убеждение.

С другой стороны, нельзя не признать, что жители России уже несколько адаптировались к сложившейся системе, хотя в большинстве считают её неправильной. Вот здесь автор статьи в чём-то прав. Он прав в том, что изменений к какой-то конкретике не будет.

Мы живём в постмодерне, где фронты проходят не по государственным границам, а по душам людей. Поэтому больше невозможны системы государственного устройства, которые поддерживает абсолютное большинство народа, а оставшимися можно пренебречь как маргиналами или подавить их. Поэтому государство, устраивающее всех, невозможно по определению. Для левых оно всегда будет слишком правым, для консерваторов – слишком модернистским, и так далее.

Поэтому не будет возврата к «лихим 90-м», о котором так мечтает наша прозападная тусовка. Просто потому, что государство тогда чуть не погибло от такой «свободы» и, как живой организм, этого больше не допустит. Но не будет и однозначного патриотического поворота, так как для него потребуются слишком большие издержки, на которые народ идти не готов, что бы он себе не воображал. Но главное – Россия сохранится, и продолжит своё существование в истории.

Вот эту компромиссную ситуацию, которая должна сохраниться надолго, как я понял, автор статьи и назвал «долгим государством Путина». Зачем он связал это с именем Путина - другой вопрос. Не знаю зачем. Может, чтобы засвидетельствовать прочность своего положения, верность сюзерену или ещё по каким-то своим причинам?

А, может быть, для того, чтобы подать сигнал всем, кто сейчас «целится в «путинизм» в надежде попасть в Россию», о том, что Россию хоронить рано.


Источник