«Китайская глобализация» приходит на смену американской под видом выгодных международных проектов

14 июня 2018 г. 12:32:57

«Американский век» клонится к завершению, и на смену ему приходит Китай с проектом Нового шёлкового пути, в котором участвуют 65 стран и 62% мирового населения, пишет автор материала The Nation Федерико Рампини. По мнению автора, Пекин не менее националистичен, чем Вашингтон, однако Си Цзиньпину удаётся «скрывать национальные интересы Китая под маской глобального проекта, который предлагает выгоду другим странам».

Президент Китая Си Цзиньпин стремится заверить, что Китай — это мирная держава, которая заинтересована во взаимной выгоде, пишет автор материала The Nation Федерико Рампини. Внешнеполитическая модель Цзиньпина — это Шёлковый путь, который он возрождает в рамках стратегии инициативы «Один пояс — один путь». Этот проект позиционируется как основа новой формы глобализации. По сдержанным оценкам, Китай инвестирует $1 трлн на строительство промышленной инфраструктуры в странах, находящихся на территории от Индийского океана до Средиземного моря и от Юго-Восточной Азии до Центральной Европы. Гигантская программа строительства общественных сооружений, которую в основном финансирует сам Пекин, увеличит экспорт Китая и предоставит ему доступ к природным ресурсам в задействованных странах. Однако Новый шёлковый путь предназначен не только для экономической экспансии Китая, но и в качестве альтернативы длительному глобальному лидерству США, отмечает автор материала.

Сегодня Запад отворачивается от мультикультурализма и глобализации, и не только из-за Дональда Трампа. Ещё до выборов в США брексит в Великобритании ознаменовал начало конца послевоенной эры открытых рынков. Как только Трамп вошёл в Белый дом, он разорвал соглашение о Транстихоокеанском партнёрстве, к которому его предшественник Барак Обама стремился годами. Тем временем другое соглашение о сотрудничестве США и ЕС, Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнёрство, уже истекло, и снова не по вине Трампа: европейцы решили его не продлевать, подчёркивает Рампини. По мнению автора, Китай не менее националистичен и не более протекционистски настроен, чем США. Однако Цзиньпин «скрывает национальные интересы Китая под маской глобального проекта, который предлагает выгоду другим странам». По данным Пекина, его инвестиции в Новый шёлковый путь создали 180 тыс. рабочих мест в 65 задействованных странах, которые составляют 62% мирового населения и более трети мирового ВВП.

Глобальный проект Китая включает в себя строительство не только дорог и аэропортов, но и правительственных институтов. Первым шагом Китая в этом направлении стало учреждение Азиатского банка инфраструктурных инвестиций в 2016 году. Он находится под государственным контролем и финансирует инфраструктурные проекты во всей Азии. Си Цзиньпин уже привлёк крупные страны Европы к работе банка, в то время как США отказались от участия. Банк и Новый шёлковый путь — это средство по стимулированию экономического роста Китая. Всё это сопровождается интернационализацией китайской валюты, после того как МВФ признал юань международной обменной валютой наряду с долларом, евро и иеной. Доктрина «американского века» провозглашала превосходство системы рыночной экономики и либеральной демократии и обещала общую выгоду всем участникам. Однако сегодня Запад терпит неудачи и разочарования: «Глобализация принесла рост неравенства, средний класс разрушается, у молодёжи меньше перспектив, чем у их предшественников», пишет автор. В свою очередь, в Китае глобализация сократила экономическую дистанцию между им и Западом и создала новый средний класс численностью более полумиллиарда человек.

Однако, несмотря на уверенность Си Цзиньпина в превосходстве китайской модели над «хаосом западной демократии», Европа, сопротивлявшаяся глобализму Обамы, будет относиться ещё более бдительно к Китаю. Новый шёлковый путь предположительно будет иметь серьёзные экономические последствия для Средиземноморья. Автомобильные и железные дороги и порты, которые строят китайцы, укрепляют геополитические интересы Китая в Центральной Азии и усиливают зависимость мусульманских стран от Пекина, отмечает Рампини. В древности, создав Великую китайскую стену, Китай не смог защититься от варваров-завоевателей. В более недавнем прошлом Китай завоевал полупустынный регион, населённый тибетцами, уйгурами, монголами, и тем самым создал рубеж, который охранял сердце народа хань. Сейчас поверх этого оборонительного рубежа Китай создал другой рубеж: Новый шёлковый путь, резюмирует автор материала The Nation.


Источник