КГБ приписывают еще одно знаковое убийство

Евгений Крутиков

9 декабря 2019 г. 12:31:35

Мифология Запада о «страшных преступлениях кей-джи-би» пополнилась очередной кровавой историей. На этот раз утверждается, что КГБ СССР причастен ни много ни мало к гибели выдающегося французского писателя и интеллектуала Альбера Камю. Кто и на основании каких доказательств утверждает подобное?

Британская газета Guardian опубликовала расширенную рецензию на скандальную книгу итальянца Джованни Кателли. В книге утверждается, что выдающий французский писатель и философ Альбер Камю 60 лет назад не погиб в случайной автомобильной катастрофе, а был убит агентами КГБ по чуть ли не личному распоряжению министра иностранных дел СССР Дмитрия Шепилова. Кателли уже пытался озвучивать эту абсурдную версию в спокойном 2011 году, но тогда его подвергли резкой критике. А теперь на общем абсурдистском фоне истерии вокруг советских и российских спецслужб его книга «Смерть Камю» вполне может попасть в список бестселлеров.

Нобелевский лауреат по литературе Альбер Камю – левак, анархист, экзистенциалист, антифашист и империалист в одном флаконе – погиб 6 января 1960 года в случайной автокатастрофе на ровном участке дороге при хорошей погоде. За рулем находился его близкий друг Мишель Галлимар, племянник владельца издательства «Галлимар», с которым Камю сотрудничал всю жизнь. На заднем сиденье находились жена и дочь Мишеля Галлимара. Машина неожиданно съехала с дороги и врезалась в дерево. Камю погиб на месте, Мишель Галлимар скончался через два дня в госпитале. Его семья выжила. Камю было только 46 лет, и он был на пике творческих и физических сил.

Кателли ранее озвучивал версию с «убийством агентами КГБ» через итальянскую газету Corriere della Sera, с которой сотрудничал. Он утверждает, что потратил несколько лет на изучение архивов чешского поэта и переводчика Яна Забраны, интервьюирование его вдовы Марии, а также итальянского адвоката Джулиана Спаццали. Его книга уже вышла на итальянском языке, а теперь речь идет о ее переводе на английский, что автоматически превратит ее в мировой бестселлер. О переводе на французский пока речи не идет, поскольку дочь Альбера Камю Катерина и философ Мишель Онофре, готовивший публикацию биографии писателя, выступают резко против.

Кроме того, Кателли утверждает, что французские спецслужбы сотрудничали с КГБ в организации убийства Камю, что уже ни в какие ворота не лезет. Фигура Камю и так до сих пор вызывает во французских интеллектуальных кругах споры и брожения. Когда в 2009 году тогдашний президент Франции Саркози предложил перенести прах Камю с провинциального кладбища в парижский Пантеон, разразился скандал. Против выступили не только родственники писателя, но и многочисленные левые интеллектуалы условно «сартрского кружка», весьма влиятельные в современной Франции, которые вслед за своим кумиром Сартром клеймили Камю за его «отказ от революции» и за профранцузскую позицию во время Алжирской войны.

Альбер Камю – по происхождению «черноногий», то есть уроженец Алжира смешанного европейского происхождения (отец из Эльзаса, мать испанка),

выступил против массового террора, развязанного арабскими повстанцами, и фактически поддержал политику Парижа по военному подавлению вооруженной борьбы арабов за независимость Алжира. По этой же причине он резко критиковал Советский Союз за поддержку Палестины и вообще арабского национально-освободительного движения, считая, что оно несет только насилие и разрушение, и его нельзя считать в чистом виде борьбой за свободу, равенство и братство. Это категорически противоречило общей левацкой атмосфере во Франции, и Камю был заклеймен радикальной «сектой свидетелей Сартра» как чуть ли не империалист. А он выступал против сартровской «теории бунта», которая в итоге и привела Францию к событиям 1968 года. Да и с СССР его отношения (а Камю был активным участником движения Сопротивления и некоторое время членом Французской компартии) стали расходиться задолго до венгерских событий 1956 года.

«Соучастие» французских спецслужб Кателли объясняет тем, что правительство де Голля как раз в этот момент проводило курс на сближение с СССР. А Камю жестко критиковал СССР за венгерские события, опубликовал в 1957 году большую статью на эту тему, а также поддерживал Бориса Пастернака в истории с вручением Нобелевской премии по литературе. Этим, следовательно, как бы мешал общим франко-советским интересам.

«Доказательства» Кателли сводятся к паре фраз из дневниковых записей чешского поэта и переводчика Яна Забраны, умершего еще в 1984 году от диабета и рака. Ян Забраны в социалистической ЧССР был персоной опальной и полуподпольной. Его родители – средней руки политические деятели Чехословакии довоенного времени – при коммунистах были арестованы и помещены в тюрьмы, а он всю жизнь был вынужден зарабатывать переводами. При этом он входил в оппозиционную тусовку творческой интеллигенции, классических диссидентов того времени – и вел подробный дневник. Именно этот дневник и считается «документом эпохи».

Кателли вычитал в нем фразу о том, что якобы какой-то из неназванных собеседников Яна Забраны (возможно, это был сотрудник чехословацкой госбезопасности, курировавший творческую интеллигенцию) по секрету сказал ему: мол, видишь, Камю разбился на машине. Это все КГБ устроило. Прицепило специально устройство на колесо, которое в нужный момент прокололо шину.

Если этот разговор и имел место, то, скорее всего, чешский гэбист хотел таким вот извращенным образом напугать Забраны. Или даже не его, а его друзей, в число которых входили Вацлав Гавел, Шкворецкий, Грабал, Йиржи Копаржик и другие фрондирующие интеллектуалы. Не слишком умное поведение, но свойственное этой группе тогдашних работников государственной безопасности. Но повторимся: опять же, если этот разговор вообще был. Даже Кателли не удалось установить, кто был изначальным источником информации для дневниковой записи, сделанной в 1980 году, то есть через 20 лет после гибели Камю. Ничего в этом плане не дало и интервью вдовы Яна Забраны.

Для выстраивания версии этого мало. Тогда Кателли обратился к соотечественнику – адвокату Джулиано Спаццали, который дружил с французским скандально известным «адвокатом дьявола» Жаком Верже. И именно Верже якобы сообщил когда-то Спаццали, что «уверен в том, что автокатастрофа была постановочной». Верже, мол, опять-таки утверждал, что аварию подстроили в КГБ при прямой поддержке французских спецслужб.

Культовая фигура «французской левой» Жак Верже умер в 2013 году, его тоже, как и Яна Забраны, напрямую не спросишь. Прозвище «адвокат дьявола», он же «адвокат террора», Верже, сын французского консула в Сиаме и вьетнамки, и на этой почве тяжелого детства имевший пожизненную прививку радикального антиимпериализма, получил за защиту в суде последовательно алжирских террористов, взрывавших бомбы в людных кафе, Карлоса Ильича Рамиреса Санчеса, более известного как Шакал, немецких леваков-радикалов из «Фракции Красной Армии», африканских диктаторов, фашистского коменданта Лиона Клауса Барбье, более известного как «Лионский мясник» и лидеров красных кхмеров. Слободан Милошевич от услуг Верже отказался, решив защищаться самостоятельно. Верже в 1970-х годах вообще на восемь лет исчез из Франции. Ходили слухи, что он то ли в джунглях Камбоджи у своего однокашника и друга по Сорбонне Пол Пота, то ли в застенках КГБ, то ли во многочисленных лагерях подготовки палестинцев на Ближнем Востоке, в которых в те времена проходили подготовку многие западноевропейские леваки, в том числе и все та же немецкая «Фракция Красной армии», с одной из боевичек которой, Магдаленой Копп, у Верже вроде как был роман. Удивительная, конечно, авантюрно-приключенческая биография, но именно она и не делает Жака Верже достойным доверия источником информации.

И вот теперь автор версии об участии советских и французских спецслужб ссылается на итальянского адвоката, которому якобы что-то когда-то сказал Жак Верже. Показания с чужих слов – вообще не показания, но общий уровень аргументации просто поражает. Дневниковая запись 1980 года чешского оппозиционного и явно антикоммунистически и антирусски настроенного интеллектуала, неподтвержденное голословное мнение одиозного «адвоката дьявола» и поддержка английского издателя.

Это не говоря уже о том, что Кателли явно не в ладах с советской действительностью того времени. Бывший министр иностранных дел Дмитрий Шепилов в 1960 году уже был никто и звать его никак (замдиректора Института экономики АН Киргизской ССР, а затем археограф в Главном архивном управлении Совмина СССР), а мем «и примкнувший к ним Шепилов» используется до сих пор.

Однако Кателли утверждает, что глава советского МИДа Шепилов еще в 1957 году приказал убрать Камю из-за его венгерских и антиарабских публикаций.

Шепилов действительно представлял интересы СССР на международных конференциях после венгерского восстания 1956 года и яростно лоббировал советско-арабскую дружбу. Он практически в одиночку создал этот безумный вектор советской политики, очарованный «фараонским» приемом, который оказал ему в Египте Насер. Но чтобы глава МИДа приказал КГБ ликвидировать всемирно известного французского писателя, и целых три года КГБ этот теракт готовило при содействии самих же французов – это сродни книгам о рептилоидах с планеты Небиру, поработивших человечество.

Катерина Камю добилась запрета книги во Франции, Италии и почему-то Аргентине, но в Великобритании она почти наверняка выйдет к 60-летию гибели писателя, и ее автор на некоторое время станет героем недели. Обидно, что все это действительно будет читаться и продаваться. Общая истерика вокруг советско-российских спецслужб, охватившая англосаксонский мир, приводит к таким вот вопиющим случаям зарабатывания легких денег на таинственных историях. И если во Франции есть люди, способные остановить эту вакханалию, то в Англии возмущаются только оксфордские профессора.

Создается впечатление, что на фоне общей истерики можно написать и успешно продать практически любую чушь, если в ней в одном предложении используются слова «КГБ» и «убийство». Стоит ожидать новых версий гибели Хемингуэя и Джона Леннона. Очень актуально по нынешним временам.


Источник