«Добрый дядя Си»: Китай как новый друг Белоруссии

NewsPrice

17 сентября 2020 г. 13:27:06

10 августа 2020 года председатель КНР Си Цзиньпин первым из лидеров иностранных государств поздравил президента Белоруссии Александра Лукашенко с победой на выборах. В последние годы отношения между Китаем и Беларусью интенсивно развиваются, и поддержка могущественной державы в условиях массовых протестов Лукашенко крайне необходима. Но сможет ли КНР заменить Россию в качестве главного партнера Белоруссии?

ПЕРСПЕКТИВНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

Впервые свой взгляд на Восток президент Белоруссии Александр Лукашенко обратил еще в середине 2000-х годов. В условиях энергетических конфликтов с Россией и санкций со стороны западных стран «последний диктатор Европы» обратился к Китаю, видя в нем третью сторону, с которой можно выстроить взаимовыгодные отношения без лишнего политического давления.

Сам Лукашенко в интервью китайскому информационному агентству «Синьхуа» тогда сказал, что пока развиваются белорусско-китайские отношения, его страна не может попасть в международную изоляцию. В 2005 году он посетил Китай с дипломатическим визитом, а министерство внешней торговли и экономического сотрудничества КНР начало инвестировать в белорусскую экономику. К концу десятилетия китайские инвестиции в Беларусь составили 24 млн долларов. Впоследствии эта цифра значительно увеличилась.

Однако Китай в 2000-х годах был больше заинтересован в развитии отношений со странами Центральной Азии как с экспортерами природных ресурсов. А Белоруссия как страна с небольшими запасами природных ресурсов тогда не могла серьезно заинтересовать КНР. Но все изменилось с приходом к власти в Китае нового руководства.

В 2013 году новым председателем КНР стал Си Цзиньпин. Еще в бытность заместителем председателя (вице-президентом) Си Цзиньпин побывал в Белоруссии с дипломатическим визитом и хорошо познакомился с Александром Лукашенко. Кроме того, Беларусь стала важной частью концепции китайского председателя под названием «Один пояс − один путь».

«Один пояс − один путь» — это международная инициатива КНР, которая направлена на создание новых и совершенствование уже существующих торговых путей, а также экономических и транспортных коридоров, которые связывают более чем 60 стран Евразии и Африки, с которыми Китай хочет выстроить взаимовыгодные отношения. В целом это глобальная концепция КНР по созданию собственной международной торгово-экономической сети, которая будет продвигать китайские интересы и товары сразу на нескольких континентах.

И Белоруссия стала важной частью концепции «одного пояса − одного пути». Китай стал рассматривать ее как площадку для выхода на рынки балтийских стран и государств Восточной Европы, а также Евразийского экономического союза.

В 2015 году Лукашенко заявил, что Беларусь готова стать площадкой для выхода китайских товаров на европейские рынки. С тех пор роль КНР в белорусской экономике начала интенсивно увеличиваться.

Уже в том же 2015 году китайские инвестиции в Белоруссию превысили 500 млн долларов. В дальнейшем объем инвестиций держался примерно на том же уровне. Но рекорд был поставлен в 2019, когда Китай с учетом кредита и двух соглашений предоставил Белоруссии почти $700 млн. А в общем белорусском товарообороте за 2018 год доля Китая составила 5,1%, к 2020 году увеличившись до 7%. В целом КНР заняла третье место в товарообороте Белоруссии, уступая только России и Украине.

Кроме того, Китай и Белоруссия участвуют в нескольких совместных проектах. Так, в 2017 году в Жодино был открыт автомобильный завод «БелДжи», на котором стали выпускать автомобили Geely.

Кроме того, интенсивно стало развиваться и военно-техническое сотрудничество между двумя странами. Самым крупным проектом в этой сфере стало создание ракетной системы залпового огня (РСЗ0) под названием «Полонез». В Белоруссии она была принята на вооружение в 2016 году. Правда, эксперты отмечают, что создание этой ракетной системы – достижение скорее китайских инженеров, а основным вкладом Беларуси в проект стали шасси, выпущенные в Минске.

Для КНР такой проект – это вопрос престижа, так как появление китайского оружия на постсоветском рынке является очень важным для будущего страны. А сотрудничество с Белоруссией, когда способна не просто покупать оружие, но и участвовать в совместных проектах, представляет собой для Поднебесной очень перспективное направление.

Третьим важным проектом Беларуси и Китая стал огромный индустриальный парк под названием «Великий камень», который сейчас возводится в Минской области. Его строительство предполагается полностью закончить к 2030 году. Этот проект, в который Китай уже вложил порядка 2 млрд долларов, Си Цзиньпин назвал «жемчужиной» наземной части своей инициативы «Один пояс – один путь».

Изначально предполагалось, что в «Великом камне» появятся высокотехнологичные и ориентированные на экспорт производства. Однако в реальности, как считают эксперты, КНР планирует использовать проект в качестве перевалочной базы, с которой ее товары будут поступать в страны Европы. Это мнение подтверждает тот факт, что многие резиденты, участвующих в «Великом камне», так и не приступали к непосредственному производству. Кроме того, объем произведенной в индустриальном парке продукции предпочитают не разглашать.

В целом белорусско-китайские отношения поступательно развиваются. Но так ли важна КНР для Белоруссии в сравнении с Россией? И в чем проявляется разница между российским и китайским подходами к отношениям с Беларусью?

КИТАЙСКИЙ И РОССИЙСКИЙ ПОДХОДЫ

Необходимо сразу отметить, что Белоруссия во многом и стала развивать отношения с Китаем именно для того, чтобы снизить зависимость от России в своей экономике и политике. Кроме того, Лукашенко привлекает и сам китайский подход к двусторонним отношениям – чисто прагматический, без политического давления и критики белорусского режима за преследования оппозиционеров, что характерно для России и западных государств.

И тот факт, что председатель КНР Си Цзиньпин первым поздравил Батьку с победой на президентских выборах, говорит о том, что Китай, прежде всего, поддерживает действующий режим Лукашенко, что для него очень важно в условиях нестабильных отношениях как с Западом, так и Россией.

Однако из всего вышесказанного не следует, что КНР может заменить Россию в качестве главного партнера Беларуси. Это станет ясно, если взглянуть на цифры экономических взаимоотношений между странами.

Так, за первое полугодие 2020 года доля Китая в белорусском товарообороте составила 7%, а доля Россия превысила 48%. А по данным министерства финансов Беларуси, с 2013 года, когда нынешний глава КНР пришел к власти, Белоруссия получила из Китая кредитов на сумму в 3,6 млрд долларов. Для сравнения, от России за этот же период она получила 10,8 млрд долларов, плюс еще 2,6 млрд из Евразийского фонда стабилизации и развития. Кроме того, во время недавней встречи Владимира Путина и Александра Лукашенко российский лидер пообещал предоставить Белоруссии еще один кредит в 1,5 млрд долларов. То есть эти цифры на порядок превышают все китайские инвестиции.

Необходимо отметить, что сам Китай и не стремится стать главным партнером Беларуси, потеснив в этом качестве Россию. Он не рассматривает Россию как конкурента, и обе страны даже работают в одних те же проектах. Например, с 2019 года по инициативе Белоруссии ведутся переговоры о том, чтобы РЖД приняла участие в строительстве железнодорожного терминала на территории «Великого камня».

Разницу же между российским и китайским подходами к Белоруссии можно проиллюстрировать на примере уже упомянутого кредита, который КНР предоставила Лукашенко в 2019 году. Беларусь сначала обратилась за денежными средствами к России, попросив у нее 600 млн долларов. Сначала российская сторона согласилась, но позже она связала выдачу денег с дальнейшей интеграцией двух стран в рамках Союзного государства России и Белоруссии. Кредит так и не был предоставлен, а белорусские власти стали искать альтернативные варианты. В итоге 500 млн долларов были предоставлены Китаем, причем кредит был не связанным, то есть мог быть потрачен на любые цели.

Как можно увидеть на этом примере, разница между российским и китайским подходами к отношениям с Белоруссией заключается в том, что Россия предпочитает предоставлять деньги или заключать договоренности под гарантии дальнейшей экономической и политической интеграции двух стран. Тем самым она пытается еще больше привязать Белоруссию к себе.

А Китай предоставляет те же кредиты без дополнительных политических условий и не вмешивается во внутренние дела Беларуси, выдвигая скорее конкретные экономические цели. Например, что предоставленные им деньги могут быть использованы для развития двусторонней торговли с КНР.

Кроме того, у Китая фактически нет агентов влияния среди белорусской политической элиты. Инициатором развития отношений с КНР и определенного разворота на Восток является сам президент Лукашенко, и основой этого является не политическое влияние самого Китая на белорусскую элиту, а скорее хорошие отношения между лидерами двух стран. В то время как у России есть сторонники среди элиты Белоруссии. И два «пророссийских» кандидата на августовских президентских выборах – Валерий Цепкало и Виктор Бабарико, являются этому подтверждением. То есть проникновение России как в белорусскую экономику, так и в саму элиту страны гораздо глубже, чем у КНР.

Но остается важный вопрос – зависят ли дальнейшие белорусско-китайские отношения от того, сохранит ли свою власть Александр Лукашенко?

БУДУЩЕЕ ОТНОШЕНИЙ

На этот счет существуют два основных мнения. Согласно одному из них, Китай не желает потрясений на пути своей концепции «Одного пояса – одного пути», в которой Белоруссия играет важную роль.

Кроме того, он беспокоится за судьбу денег, которые были вложены в белорусскую экономику, а также совместных проектов. А поскольку у председателя КНР Си Цзиньпина с действующим президентом Белоруссии Александром Лукашенко сложились хорошие отношения, то китайский лидер закономерно не хочет, чтобы в Беларуси сменилась власть. В особенности если новым лидером страны станет прозападный или пророссийский политик, который может уже не рассматривать Китай как третью сторону, с которой нужно развивать отношения. Подтверждение этому – это интервью посла Китая в Минске Цуй Цимина белорусскому изданию «Белта». В нем посол хвалит Батьку за то, что тот защищает независимость страны. То есть развивает отношения не только с Западом или Россией, но и Китаем.

С другой стороны, в условиях массовых протестов в Белоруссии КНР ведет себя достаточно сдержанно. После поздравления Лукашенко с победой на выборах Китай больше никаких действий в его поддержку не предпринимал, рассматривая происходящее в Беларуси как ее внутреннее дело.

Сейчас КНР не видит смысла в том, чтобы явно поддерживать одну из сторон, учитывая всю непредсказуемость сложившейся ситуации. Особенно учитывая то, что у него фактически нет инструментов политического влияния в Белоруссии. Поэтому в политическом плане он фактически выступил партнером России и предоставил ей право действовать по своему усмотрению, так как у нее такие инструменты есть.

Истина с большой долей вероятности лежит между этими двумя мнениями. Лукашенко в кресле президента очень удобен Китаю, так как все эти годы КНР именно с ним выстраивал взаимовыгодные отношения. Однако, даже если власть в Минске сменится, то Китай, придерживающийся прагматичного подхода, станет выстраивать отношения уже с ней. Не стоит забывать о том, что Поднебесная сейчас представляет собой вторую экономику мира, и ни одна белорусская власть не сможет ее игнорировать. В конце концов, Белоруссии Китай нужен нисколько не меньше, чем она ему.


Источник